Новости

24.07.2013 00:45
Рубрика: Экономика

Регион добавляет мощности

Пермский край активно ищет инвесторов для реализации новых инвестиционных проектов
Чуть более года прошло с тех пор, как Виктор Басаргин вступил в должность губернатора Пермского края.

Глава региона поставил перед подчиненными амбициозные задачи. Политику в некоторых отраслях пришлось серьезно скорректировать, а другие сектора - экстренно реанимировать. Что удалось за год сделать с приличным комплектом накопившихся проблем и как сменились приоритеты региональной власти в привлечении инвесторов - об этом Виктор Басаргин рассказал в интервью "РГ".

Виктор Федорович, с вашим приходом жители Пермского края связывают большие ожидания по реализации важных для региона проектов. Не кажется ли вам, что реализация некоторых проектов затягивается?

Виктор Басаргин: Да, людям нужны результаты, а не разговоры. Конечно, мы не в сказке живем, и по мановению волшебной палочки все и сразу не случается. Любой значимый и приоритетный проект обязательно должен пройти несколько стадий, связанных с изучением вопроса, проведением изысканий, разработкой проектной документации, выстраиванием финансовой стратегии. Этот цикл можно сокращать, ужимать, но минимальные сроки - все равно более года. Ожидания людей я хорошо ощущаю. Но где-то мешают и наши пресловутые административные барьеры, когда-то, может быть, команда не так сработала. Это объективный процесс: никто красной ковровой дорожкой наш путь не выстелил, чтобы от начала до конца реализации проекта пройти не запинаясь. Но мы ломаем эту негативную тенденцию. Я настраиваю людей на главное - результат.

Можете сказать, что ваша команда в Прикамье уже сформирована?

Виктор Басаргин: Сейчас готовятся два-три назначения, которые в ближайшее время состоятся. Но костяк команды уже сложился. Есть единомышленники, есть понимание в этой команде. Но это первый год работы. У министров чуть меньше практики, чем у меня: ведь кто-то вошел в правительство в конце года. Поэтому только сегодня приходит осознание своей ответственности, определяется зона компетенции, происходит "нарезка" функционала и задач. Сегодня, я думаю, каждый министр видит свои задачи, и в целом команда сложилась.

К 1 сентября в Пермском крае должна появиться инвестиционная стратегия и программа промышленного развития региона. Что принципиально изменится в подходах в работе с потенциальными инвесторами и ключевыми предприятиями региона?

Виктор Басаргин: Край вошел в число пилотных территорий, где совместно с Агентством стратегических инициатив разработаны инвестиционная декларация и стратегия региона. Наша задача сегодня - чтобы эти программы заработали на уровне субъекта Федерации. Мы создали Агентство содействия инвестициям Пермского края, с помощью которого реализуем принцип "одного окна". Любой инвестор может обратиться в агентство, и эта структура должна персонифицировать ответственность конкретного чиновника за реализацию того или иного проекта. Инвестиционная привлекательность края повышается за счет реализации определенных проектов - это бесспорно. Инвестиции в основной капитал в 2012 году выросли на 4,5 процента - до 158 миллиардов рублей. В первом квартале 2013-го рост инвестиций составил уже 19,3 процента. Данные за первое полугодие будут только в августе. Доказательством того, что экономика перестраивается в нужном направлении, в прошлом году стал рост налога на прибыль.

Но сказать, что инвесторы выстроились в Прикамье в очередь, все-таки нельзя...

Виктор Басаргин: Недавно проблемы привлечения инвесторов обсуждались на Госсовете РФ на примере Калужской области. Не скажу, что этому региону мы в чем-то уступаем, в том числе и в подготовке документов, определяющих регламент работы с инвесторами. Но есть определенные рыночные законы, которые сегодня заставляют инвестора выбирать другую площадку, а не Пермский край. Мы спрашивали машиностроительные компании, работающие в Калуге: "По каким принципам вы выбираете регион, помимо наличия инфраструктуры, минимальных административных барьеров?" А они отвечали коротко: "Рынок". Потому что близость Москвы - это гарантия того, что бизнес там получит положительное сальдо. А структура экономики Пермского края привлекает сюда в основном инвесторов, заинтересованных в сырьевых ресурсах. Это тот же "ЛУКОЙЛ", те же предприятия минерально-сырьевого комплекса, лесопереработка.

Мы - старый промышленный регион, где всегда активно развивались определенные отрасли - металлургия, машиностроение, моторостроение. Мы четко понимаем, что именно это наша сильная сторона, наш сегмент, в котором мы должны активно работать и бороться за рынки сбыта. Поэтому мы поручили правительству края заняться разработкой промышленной стратегии и сделать основной акцент на развитие обрабатывающей промышленности.

Какие предприятия стараетесь поддерживать в первую очередь?

Виктор Басаргин: Мы сейчас стараемся поддержать наших машиностроителей - это касается производства на "Пермских моторах", на "Мотовилихинских заводах". Поддерживаем и металлургию: подписали с ОМК соглашение о строительстве на Чусовском металлургическом заводе нового трубопрокатного и электросталеплавильного цехов. В перспективе это позволит создать 2000 новых рабочих мест. Проект потребует инвестиций в размере около 50 миллиардов рублей. Запуск комплекса увеличит налоговые отчисления в бюджеты всех уровней более чем в восемь раз. Краевое правительство содействует созданию инфраструктуры, развитию энергетики. Вот в этом ключе мы и будем развиваться. Единственное, что мы отчасти потеряли сегодня - так это лесную отрасль. Да, развиваются наши целлюлозно-бумажные комбинаты, "Соликамскбумпром" запустил новую линию, но все-таки от лесопромышленного комплекса мы ждем возвращения к старым объемам. Ведь вся наша лесосека, превышающая 14 миллионов кубометров древесины в год, должна использоваться.

На днях прокуратура опубликовала результаты проверки состояния дел в лесном хозяйстве. Выводы неутешительные: "черных лесорубов" никто не ловит, патрулирование лесов не ведется, нарушителей почти не штрафуют и так далее... Министерство природных ресурсов утратило контроль над ситуацией?

Виктор Басаргин: Еще год назад мы громко заявили, что в лесопромышленном комплексе серьезные нарушения. На заседании коллегии ГУ МВД по итогам 2012 года я поднял вопрос о необходимости усилить борьбу с "черными лесорубами". Перед этим заседанием в течение одного дня мы провели рейд: поставили на дороге посты и проверяли все без исключения лесовозы. Результат - фактически 60 процентов древесины вывозилось незаконно. Но выявлять "черных лесорубов" мешает кадровый дефицит служб охраны леса. Достаточно сказать, что на одного государственного лесного инспектора сейчас приходится 67 тысяч гектаров леса! И один лесник обеспечить качественную охрану ресурсов не в состоянии.

Но министерство природных ресурсов сейчас кардинально пересмотрело стратегию работы лесопромышленного комплекса. Она предусматривает жесткий контроль всей поступающей на лесоперерабатывающие предприятия древесины. А их ответственность за прием и переработку нелегальной древесины повысится. Изменится система проведения лесных аукционов, порядок сдачи в аренду лесных участков, лесовосстановительных работ, которые должны ложиться на плечи не только минприроды, но и арендаторов. Словом, у нас есть четкое видение того, как в этом сегменте надо работать.

А что с инвестициями в лесной комплекс?

Виктор Басаргин: Сейчас мы ведем переговоры с крупнейшим производителем древесных плит в России - компанией Krono Group - о строительстве завода по выпуску ДСП. На следующей неделе руководство компании должно принять окончательное решение. Если оно будет принято, проект производства ДСП для каркасного домостроения предусматривает инвестиции в объеме 180 миллионов евро. Причем если сейчас в лесах в основном заготавливается древесина хвойных пород, то производство Krono на 99 процентов рассчитано на лиственные породы. В этом есть дополнительный плюс для нашего края, так как позволит заняться еще и очисткой леса.

Вы не раз говорили о намерении привлечь частный капитал к реконструкции и строительству важных инфраструктурных и социальных объектов, поскольку средства бюджета на эти цели сейчас ограниченны. Продвинется ли край в реализации схем государственно-частного партнерства при строительстве новых мостов, театра оперы, зоопарка, художественной галереи и других важных объектов?

Виктор Басаргин: Я скажу, что эти проекты двигаются. Заканчивается подготовка проектно-сметной документации для реконструкции здания Речного вокзала, и в бюджет-2013 заложены средства, чтобы начать реализацию проекта. Сроки остаются прежние и жесткие - 2015 год. С театром оперы и балета все сложнее. Проектно-сметная документация находится на экспертизе, но уже есть серьезные замечания к проекту: он пока супердорогой и неподъемный и для бюджета, и для частного инвестора. Поэтому мною сформулирована задача до конца года доработать проектно-сметную документацию и начать стройку.

Мы продолжаем работать над проектом зоопарка в Черняевском лесу. С учетом замечаний экологов. Посчитали каждое дерево. Это работа, которую никто никогда не делал. И теперь уверенно можем сказать, возможен здесь экологический ущерб или нет. Сегодня мы адаптируем сам проект к территории Черняевского леса, чтобы там ничто не пострадало. Мы сохраним "зеленые легкие" города и улучшим саму территорию - сделаем ее более доступной и комфортной для населения.

Стремительное развитие транспорта требует как можно скорее приступить к строительству новых мостов через реку Чусовая и Кама...

Виктор Басаргин: Проект моста через реку Чусовую готов. В качестве финансового консультанта мы выбрали "Внешэкономбанк", и в октябре, а может, и чуть раньше будет объявлен конкурс на выбор подрядчика. Здесь как раз будет реализована схема частно-государственного партнерства. Рассчитываю, что после конкурса в течение двух лет этот мост мы построим. Первоначально дробили проект на три участка: это развязка в районе Чусовского моста, сам мост и часть Восточного обхода. Но решили объединить мост и развязку в единый комплекс, что сократит затраты. В проект будут вложены средства федерального и краевого бюджетов, а также инвестора. Но я сразу скажу, что мост будет платным, хотя плата может быть чисто символической, и это временная мера. Есть китайский опыт, по которому дорога становится бесплатной после того, как окупаются затраты на строительство. Есть некий эксплуатационный период - порядка семи лет, - в течение которого мы должны будем рассчитаться с инвестором за мост. После этого проезд станет свободным. Предстоит сделать так, чтобы система оплаты не замедляла движение: камеры просто будут считывать автомобили, проехавшие по мосту. Возможно, будут введены годовые абонементы.

Для моста через Каму продолжаются изыскания. После обсуждения с общественностью склоняемся к его строительству в районе железнодорожного моста. Там он обойдется дешевле за счет того, что надо делать меньший объем изыскательских работ. Но принцип такой же: ВЭБ будет финансовым консультантом. Не позднее чем через год подготовим всю ПСД, пройдем экспертизу, объявим конкурс. А желающие участвовать в нем есть уже сейчас. Причем очень многие инвесторы, с которыми мы ведем переговоры, готовы профинансировать "пакетом" возведение сразу двух мостов и просят объявить единый конкурс. Но мы этого не делаем, потому что строительство камского моста тесно увязано с реконструкцией железнодорожного вокзала и созданием возле него интермодального пересадочного узла. Проект вокзала Пермь-II разрабатывается. Уже есть эскизные работы, и есть понимание того, каким будет вокзал.

В какую сумму обойдутся мосты?

Виктор Басаргин: Мост через Чусовую обойдется бюджету в 7,4 миллиарда рублей. Это не очень дорого. Я сразу после знакомства с проектом поставил задачу снизить стоимость, сделать реализуемый бюджетный вариант. Ведь в России есть мосты через аналогичные реки, которые дороже в десятки раз. Допустим, мост через Обь обошелся более чем в 50 миллиардов, через Лену - в 100 с лишним миллиардов. Стоимость моста через Каму станет известна после экспертизы, но в техзадании к проекту обозначен потолок - 12,5 миллиарда рублей.

На Санкт-Петербургском экономическом форуме главы четырех субъектов РФ - Пермского края, Республики Коми, Архангельской и Мурманской областей - договорились о строительстве железнодорожной магистрали "Белкомур". Проект обсуждается уже давно, но когда может начаться строительство магистрали и что она даст экономике края?

Виктор Басаргин: Для нас это самый приоритетный проект. Он, к сожалению, финансово емкий, ведь наш участок магистрали в 300 километров - это практически две трети всего проекта. Для Прикамья это выход на северную железную дорогу, путь ко всем нашим северным портам - Мурманску, Архангельску и новому строящемуся порту на Обской губе на Ямале. Проект очень серьезный и крайне необходимый. Ведь сегодня предприятия севера Прикамья - Соликамска и Березников, отправляя ежегодно по железной дороге свыше 15 миллионов тонн грузов, уже практически не могут рассчитывать на Транссиб. Он работает на максимуме своих возможностей. Поэтому для нас развитие этого транспортного коридора очень важно. Чего сегодня не хватает? Субъекты договорились, есть инвестор, но нет последнего шага: чтобы инвесторы подключились к реализации проекта, необходима финансовая гарантия государства. Но при сегодняшнем напряженном бюджете, к сожалению, пока госгарантии нет.

Мы работаем с правительством РФ, соответствующие наши предложения поступили в адрес администрации президента РФ, в адрес полпредов ПФО и СФО. Я думаю, вместе мы постараемся эту проблему решить. Строительство даст удешевление продукции и повысит ту самую инвестиционную привлекательность региона, которая связана в первую очередь с транспортом и энергетикой. Поэтому мы сегодня активно ремонтируем автомобильные дороги на Екатеринбург, на Ижевск, на Уфу. С федеральными органами власти мы достигли договоренности, что серьезные средства в ближайшие годы затратим на развитие дорожной сети.

А с точки зрения развития энергетики чем Прикамье готово заинтересовать инвесторов?

Виктор Басаргин: Совместно с "Газпромом" реализуем проект строительства газопровода Чусовой - Березники - Соликамск, который должен заработать к 2015 году. В планы газификации "Газпром" внес до 2015 года еще 45 населенных пунктов края - это порядка 7 тысяч домов. На Пермской ГРЭС идет строительство четвертого энергоблока мощностью 800 мегаватт. Вопрос развития мощностей должен быть увязан с процессом развития электросетевого хозяйства. Сейчас регион разорван на три зоны тарифообразорвания. Мы планируем войти в единую энергетическую зону, и потребитель почувствует снижение тарифов на электроэнергию. Сейчас у нас тариф - один из самых высоких, и это неправильно, это вредит экономике. Мы по этому показателю не очень конкурентоспособны. А если у соседей тарифы пониже, то и возможностей для привлечения инвесторов у них побольше.

Удастся ли краю достичь запланированных в начале года объемов жилищного строительства - 1 миллион квадратных метров жилья в 2013 году? Удовлетворены ли вы работой муниципалитетов по выделению земельных участков под застройку и сокращению административных барьеров?

Виктор Басаргин: В январе - июне в Пермском крае построили 3275 квартир общей площадью 238 тысяч квадратных метров, что составляет 100,4 процента к уровню 2012 года. И этих объемов мы достигли в основном за счет строительства многоквартирных домов. Ведь в прошлом году мы построили 820 тысяч "квадратов" за счет того, что 40 процентов введенного жилья относилось к индивидуальному строительству. А в этом году у нас эта цифра пока не превышает 15 процентов. То есть двигаемся вперед за счет строительства многоквартирных домов. Цифра в миллион квадратов труднодостижимая, но реальная.

Количество возводимых многоквартирных домов увеличилось, а вот цены пока не падают...

Виктор Басаргин: Основные объемы строительства сосредоточены в Перми. Раньше в краевом центре строили около 200 тысяч квадратных метров в год, планы на этот год - около 400. Пока руководство города уверяет, что эти планы осуществимы. Но жилье у нас действительно очень дорогое и, к сожалению, пока не дешевеет. Хотя в некоторых муниципальных образованиях, где началось активное строительство, цена или стабилизировалась, или медленно пошла вниз. Но в Перми этого мы не наблюдаем. Здесь в сегменте жилья экономкласса и социального жилья цена повысилась с начала года на 10 процентов, при том что в целом по рынку подорожание всего на один-два процента. Квадратный метр жилья экономкласса стоит сейчас 45-47 тысяч рублей. Это неподъемная цена, например, для молодежи. Причина в том, что жилье экономкласса мы почти не строим. В основном сдаются очень большие квартиры бизнес-класса или класса эконом-плюс. Поэтому при реализации новых проектов, при комплексной застройке новых микрорайонов поставлена задача - увеличить объемы жилья экономкласса.

Как это сделать?

Виктор Басаргин: Мы единственные в ПФО провели аукцион по так называемой "голландской схеме", когда участок передается застройщику в безвозмездное пользование, а торги идут на понижение стоимости квадратного метра. Выставили на аукцион участок площадью девять гектаров в селе Фролы. Зафиксировали, что цена не должна быть более 32 тысяч. Я думаю, что в течение двух лет мы этот участок освоим и построим небольшой микрорайон - порядка 30 тысяч квадратных метров жилья.

Также с компанией "ПИК" начнем реализовывать проект строительства жилья в микрорайоне Бахаревка. Он предполагает инвестиции в объеме 35 миллиардов рублей и возведение почти миллиона квадратных метров. Начнем уже в следующем году с 40 тысяч, а на пике выйдем на объем от 100 до 200 тысяч квадратных метров. Это тоже будет жилье экономкласса, стоимость которого не превысит 32 тысяч рублей за квадратный метр. Тем самым мы стабилизируем рынок и подстегнем наших застройщиков, чтобы они строили больше жилья экономкласса.

Удовлетворяют ли вас темпы выделения земли многодетным семьям? Мешает ли что-нибудь реализации этой программы? Скажем, приходится ли лично подталкивать муниципалитеты?

Виктор Басаргин: Именно подпинывать и приходится. Во многих районах крайне запутанная схема выделения земли, причем не в самых лучших местах, поэтому этот процесс отслеживаем в ежедневном режиме. По состоянию на 1 июля в крае встали на учет для получения земли около 7300 многодетных семей. К концу года, по нашим расчетам, их будет уже 8500, а всего потенциал - более 16 тысяч семей. Пока для предоставления сформированы и поставлены на государственный кадастровый учет 3455 участков. Около тысячи из них выделено из состава федеральных земель фондом РЖС.

К концу года мы должны обеспечить землей 3500 семей. Самые низкие темпы выделения участков с точки зрения удельного веса - в Перми: выделено пока всего 300 участков, а записалась на них почти половина краевой очереди. Значит, с 2014 года мы должны выходить в Перми на ежегодную выдачу около 1000 участков.

При этом надо отметить, что около 20 муниципалитетов Прикамья задачу выделения земли уже практически решили - прежде всего это сельские поселения, где и земли много. С другой стороны, там больше проблем с инфраструктурой. Для формирования наделов и их постановки на кадастровый учет в бюджете края предусмотрено 13,5 миллиона рублей - эти средства перечисляются муниципалитетам.

Край выбрал путь решения проблемы дефицита мест в детских садах через активное строительство новых дошкольных учреждений. Но скорее всего - учитывая нынешний рост рождаемости - в более отдаленной перспективе та же самая проблема вскоре может коснуться и школ, где не будет хватать мест... Что с этим делать?

Виктор Басаргин: Последнее десятилетие в Прикамье почти не строили новые дошкольные учреждения. Практически не строили школы. В прошлом году и начале этого года мы построили ДДУ столько же, сколько за семь последних лет. Мы понимаем цикличность демографической ситуации, понимаем, что через несколько лет ощутим этот дефицит в наших школах. Плюс к этому вводятся новые образовательные стандарты, согласно которым учеба должна быть только в одну смену. До 2020 года в крае запланирован ввод в эксплуатацию 16 общеобразовательных школ на 3400 учащихся. В этом году сдадим две новые школы.

В регионах Экономика Финансы Инвестиции Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь