Новости

12.08.2013 00:29
Рубрика: Общество

Убей лежачего?

Прикованных к постели инвалидов в Приамурье лишили медицинского обслуживания на дому
В Благовещенске 49 лежачих инвалидов первой группы остались без патронажной медицинской помощи. Медицинские сестры перестали посещать участников и инвалидов войны. На чиновничьем языке прекращение патронажа называется "оптимизацией".

"Трешка" на пятом этаже панельной пятиэтажки десять лет без косметического ремонта. Блеклые обои, облезлый потолок и линялый линолеум на полу. На диване лежит женщина, накрытая простыней едва ли не до подбородка. Из "живых" у нее остались руки и голос. Да глаза, полные мольбы и боли.

Татьяна Василяускене лежит уже десять лет. Говорит, что ходить перестала в результате неудачной медицинской манипуляции, пыталась судиться с врачами, но бросила эту затею на полпути. Не хватило сил и денег.

- Кто меня будет таскать на эти суды, да и услуги адвокатов не по карману, - тихо говорит она.

Живет Татьяна Герольдовна вдвоем с дочкой. У ее Кристины детство закончилось в тринадцать лет, в тот день, когда мать слегла. Кристина сегодня перешла на пятый курс Благовещенского педуниверситета, ее учебу мать называет не иначе как чудом. Их совокупный доход - пенсия инвалида первой группы бессрочно и стипендия студентки университета - составляет 17.000 рублей в месяц, из которых около пяти тысяч уходит на оплату коммунальных платежей и телефона.

Их единственный спасательный круг - это государственное бюджетное учреждение "Доброта", структурное подразделение регионального министерства защиты.

Там для таких, самых незащищенных и беспомощных, на протяжении почти двух десятков лет работало медико-социальное отделение. По договору с казенной "Добротой" тяжелобольных людей три раза в неделю посещал соцработник, три раза в неделю приходила патронажная медсестра.

- Она обрабатывала пролежни, давление мерила, уровень сахара измеряла. Во всех медицинских вопросах была мне первым советчиком и помощником, - говорит Татьяна Василяускене.

Последний раз медсестра приходила к Татьяне Герольдовне 8 мая этого года.

В такой же ситуации и 89-летний инвалид Великой Отечественной войны Василий Ключников. И десятки других инвалидов...

Ольга Зиновьева много лет заведует отделением социально-медицинской помощи городской "Доброты". Она прошагала все ступеньки социальной службы. Начинала социальным работником, затем получила специальное образование, своих подопечных называет родными людьми.

- Ну как их можно бросить? Как?! Но наше начальство так не считает, - машет она рукой.

Все работники этого отделения получили уведомления о сокращении штатов. Здесь избавляются от прилагательного "медицинское".

Социальное начальство Приамурья в лице министра соцзащиты Нины Санниковой категорически не согласно, что качество жизни у тяжелобольных в городе стало хуже:

- Социальный работник у них остается. Поймите, медицинское обслуживание - это не наш профиль. Мы не пройдем лицензирование на этот вид услуг, требования очень жесткие, мы их не сможем исполнить. Вот поэтому и принято решение о сокращении этого отделения.

А всю необходимую помощь нуждающиеся будут получать в полном объеме.

А на деле? Три месяца прошло, как медсестры из "Доброты" престали приходить к своим пациентам, а медсестры из поликлиник так и не спешат переступить порог их жилищ.

Хотя всю работу, которую выполняют на дому социальные работники, инвалиды оплачивают из своих скудных пенсий. Все по пунктам, и до копеечки. С каждым заключены специальные договоры. Все прозрачно и четко - работа, время, тариф. Возможны еще бонусы, скидки, акции. Современно и по-деловому. Но при чем здесь доброта?

В этой бюрократической возне забыли главное - человека. Человека больного, человека беспомощного. Ведь многие из "реформированных" амурской соцслужбой неспособны даже вызвать себе "неотложку"

- Денег нет, бюджет дефицитный, - привычно разводят руками региональные власти.

Но так ли это? На себя, любимых, они находят средства. И немалые. Так, содержание амурских чиновников обошлось в 2012 году налогоплательщикам в 700 миллионов рублей. Только на содержание так называемого аппарата регионального парламента за минувший год налогоплательщики заплатили более 100 миллионов рублей. Содержание спикера обошлось областному кошельку в 2,185 млн рублей, в 11,3 миллионов стоило содержание пяти депутатских кабинетов. Более высокие аппетиты у региональной исполнительной власти, 232 миллиона ушло в 2012 году на содержание ее аппарата. Содержание амурского губернатора обошлось бюджету в 2,3 миллиона рублей. Все высокопоставленные клерки летают в многочисленные командировки исключительно бизнес-классом, цена такого билета до Москвы и обратно - порядка 100 тысяч рублей. А вспомним, как экс-губернатор Николай Колесов потратил на ремонт своего кабинета порядка 150 миллионов рублей. Потолок велел покрыть сусальным золотом, один комплект штор в губернаторских покоях обошелся казне только в 2,8 миллиона рублей.

Средняя зарплата соцработника 10 000 рублей в месяц, на 1,5 ставки. Без праздников и выходных.

... В Благовещенске населения, включая временно проживающих, примерно 220.000 человек, из них только 49 - прикованных к постели, нуждаются в помощи города. Получается, что более двухсот тысяч человек отвернулись от пяти десятков самых слабых. Какое мы после этого Общество?

МНЕНИЕ

Геннадий Даниленко, руководитель Управления Росздравнадзора по Амурской области:

- Сегодня все вопросы медицинского лицензирования переданы региональному министерству здравоохранения. Я считаю, что социальная и медицинская помощь инвалидам с тяжелыми заболеваниями должна быть неделимым сегментом. Это мировая практика.

Общество Здоровье Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Амурская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники