Новости

12.08.2013 00:40
Рубрика: Власть

Закон как анекдот

До запрета плевать против ветра мы пока не доросли
Родить сенсацию на пустом месте, но с серьезным видом, сегодня проще простого. Достаточно добавить к какой-нибудь идее слово "законопроект", и человек начинает терять скепсис и верить самой нелепой информации. Настоящий ажиотаж в прессе вызвало предложение лидера Партии пенсионеров, депутата Госдумы Игоря Зотова облагать россиян налогом на содержание родителей. Целый день лента пестрела заголовками, в которых фраза "предложил ввести" плавно сменялась на "собираются ввести" и, наконец, "вводят". Но вскоре внимание к законодательной инициативе схлынуло, не оставив даже повода для обсуждений.

Запретить плохие новости, штрафовать за употребление иностранных слов - инициативы законодателей порой выглядят так непродуманно, что даже оказавшееся первоапрельской шуткой предложение депутата Сергея Иванова законодательно запретить потребление чеснока в общественных местах многим поначалу показалось вполне нормальным. Тем более что такой закон вполне мог бы быть принят, например, в США, где существуют целые каталоги законодательных нелепостей.

Может ли буква закона заменить нормы морали и здравого смысла? И как поставить фильтр от "сырых" инициатив законодателей? На вопросы "РГ" отвечает директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, вице-президент РАН Талия Хабриева.

Есть ли связь между активностью законотворчества и благополучием страны?

Талия Хабриева: "Когда множатся законы и указы, растут разбои и грабежи", с горечью отмечал еще Лао-цзы. Но если нет законов либо их мало, возникает угроза анархии, о чем предупреждал еще Платон.

Для того чтобы законодательство способствовало благополучию страны, упорядочивая общественные отношения, обеспечивая защиту прав и свобод, нужно соблюдать два требования: соблюдение меры законодательного регулирования и обеспечение хорошего качества законов.

Законодательные инициативы в последнее время стали одним из основных источников медийных сенсаций.

Талия Хабриева: У нас действительно появляются законодательные инициативы, которые недостаточно обоснованы. Какая-то часть из них рождена желанием депутатов привлечь к себе внимание. И часто им это удается. И тогда в СМИ поднимаются "медийные бури" в стакане воды, которые тут же затихают. А потом появляются новые медийные поводы, спровоцированные следующими законодательными инициативами. И так без конца.

Наверное, на такой круговорот информации можно было бы не обращать внимания, если бы не одно обстоятельство: такие инициативы и такое их освещение вызывают пренебрежительное отношение как к самим законам, так и к праву в целом.

Кроме того, в глазах обывателя практически стирается грань между законом, законопроектом и личной инициативой депутата.

Талия Хабриева: Да, это проблема. В настоящее время значительная часть населения имеет весьма "размытые", общие представления о правовой системе в целом и процессе законотворчества, в частности. Неудивительно, что в "бытовом" восприятии зачастую происходит некое смешение известных правовых явлений. Поэтому возникают ситуации, когда отдельные, подчас весьма одиозные высказывания парламентариев воспринимаются общественным сознанием, как уже существующий законопроект.

На международном форуме в Берлине я с удивлением услышала от немецкой коллеги, что в России запрещают плохие новости. Оказалось, что с подобной инициативой в конце прошлого года выступал депутат от "Справедливой России" Олег Михеев. Реакция СМИ была такой бурной, что со стороны казалось, будто закон уже принят.

Талия Хабриева: Такая реакция была не вполне адекватной. По сути, никакой законодательной инициативы не было, была высказана лишь личная обеспокоенность состоянием общественного сознания, которое буквально подавлено огромной массой негативной информации. Позитивная информация появляется в СМИ все реже, что не может не вызывать тревоги.

Тогда как пресса должна освещать процесс законотворчества?

Талия Хабриева: В СМИ крайне редко можно найти аналитические материалы о развитии законодательства, о тех правовых решениях, которые позволили решить существующие проблемы общественной жизни. Такая информация необходима. А когда ее нет, вакуум в основном заполняют недостоверные либо панические слухи, основанные на неверном восприятии слов отдельных депутатов.

Чтобы не допустить манипулирование общественным сознанием, необходимо прежде всего повышать правовую культуру и правовую грамотность не только журналистов, но и населения в целом. И, что важно подчеркнуть, и в законотворчестве, и в журналистике, как и в медицине, необходимо руководствоваться золотым правилом "не навреди".

Лидер Партии пенсионеров Игорь Зотов предложил обложить работающих граждан налогом на содержание их родителей. Можно ли заменить законодательством нормы морали и здравого смысла?

Талия Хабриева: Закон не может заменить нормы морали. Возможности права не безграничны. Мораль, нравственность, этика, здравый смысл - это явления глубинные, выработанные тысячелетиями, укоренившиеся в сознании людей. Они существуют в значительной мере независимо от законодательства. В то же время они влияют на его развитие. Чем в большей степени законодательство опирается на них, тем в большей степени оно воспринимается людьми и становится действенным.

Критика в адрес российского законотворчества часто связана с тем, что законы принимаются слишком поспешно, как сиюминутная реакция на события, происходящие в стране. Насколько злободневным должно быть законотворчество?

Талия Хабриева: В ряде случаев такая критика действительно оправданна. Законотворчество не должно быть сиюминутным, а законы конъюнктурными. Иначе в спешке не избежать ошибок.

В идеале принятию новых законодательных положений должен предшествовать правовой мониторинг уже действующих норм. Изменения в законы должны отвечать требованию научной обоснованности, а значит - базироваться на результатах правового мониторинга, других научных экспертиз, а также публичных обсуждений.

Существует проблема определения критериев существенности вносимых в законодательство изменений. В настоящее время они не разработаны ни доктриной, ни практикой. А между тем они могли бы помочь законодателям определить реальную потребность тех или иных законодательных решений.

Еще одной мерой по решению этой проблемы может стать установление временного "моратория" на внесение поправок - срока, в течение которого законы после их принятия не подлежат изменению. Главное - создать необходимое условие или принцип: коррекция закона может осуществляться только при крайней необходимости.

Нужно ли как-то препятствовать продвижению "сырых", легковесных законодательных инициатив?

Талия Хабриева: Да, это необходимо делать. Для этого наукой и практикой разработаны определенные фильтры. Это и правовой мониторинг, и механизмы экспертиз и публичных обсуждений законопроектов.

Многие из них, в частности оценки регулирующего воздействия, уже доказали свою эффективность. Буквально месяц назад вступило в силу постановление правительства Российской Федерации от 17 декабря 2012 г. N 1318, которое заметно укрепляет механизмы их применения. Теперь сам федеральный орган исполнительной власти - разработчик проекта - должен организовать и провести его публичное обсуждение и оценку регулирующего воздействия. Причем такое публичное обсуждение должно начинаться с самого раннего этапа - с принятия решения о подготовке акта.

И если раньше оценка регулирующего воздействия касалась только проектов федеральных законов, разработанных правительством, то теперь она может проводиться и по проектам законов, внесенных в Госдуму иными субъектами права законодательной инициативы.

Есть и такой универсальный рецепт совершенствования законотворческой деятельности, как принятие закона "О нормативных правовых актах", закрепляющего критерии нормативности, полноты и конкретности правовых предписаний, устанавливающий требования к оформлению нормативных правовых актов. Проект такого закона был разработан нашим институтом.

Некоторые законы США уже давно цитируются как анекдот. Например, запрет плевать против ветра, действующий в штате Мичиган. Какие инициативы и законы РФ лично для вас были самыми неожиданными?

Талия Хабриева: Для меня это был проект Федерального закона N 97605-6 "О внесении изменения в Федеральный закон "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания". Он обосновывал необходимость увековечивания имен авторов законов ссылками на законы Архимеда, Ньютона, Ома, Паскаля.

Конечно, хотелось бы, чтобы наши федеральные законы были такими же вечными, как и законы природы. Но эта цель, увы, недостижима.

У нас

Депутаты Государственной Думы от партии ЛДПР внесли на рассмотрение законопроект, в котором предлагается предусмотреть для таких религиозных обрядов, как молитва, жертвоприношение и иные обряды, связанные с насильственными действиями в отношении человека (обряды посвящения, очищения и т.п.), особый порядок проведения.

Депутат Госдумы от партии "Справедливая Россия" Олег Михеев предложил ввести в России запрет на плохие новости и ограничить права журналистов на публикацию негативной информации.

Законодательным собранием Оренбургской области на рассмотрение в Госдуму внесен законопроект, запрещающий крепить предметы на лобовое и передние стекла автомобиля.

Депутаты от ЛДПР внесли на рассмотрение законопроект, запрещающий использование заимствованных слов при наличии русского синонима.

Депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев предложил обязать работодателей отправлять женщин в двухдневный оплачиваемый отпуск на время "критических дней".

Законодательное собрание Еврейской автономной области внесло на рассмотрение в Госдуму законопроект, предлагающий запретить установку крестов, надгробий и венков на обочинах автомобильных дорог.

У них

А в США интернет-пользователи уже давно создают целые каталоги нелепых законов собственной страны.

Так, в штате Алабама в церкви законом запрещено носить фальшивые усы, так как это вызывает смех у окружающих. Незаконно носить мороженое в заднем кармане брюк и калечить самого себя, чтобы избежать выполнения обязанностей. В городе Энистон запрещено выходить на одну из улиц города в синих джинсах.

Законом штата Джорджия запрещено жить на лодке больше 30 дней в году и держать ослов в ванной.

Житель штата Индиана, который в нецензурных выражениях поминает Бога, будет оштрафован на 3 доллара за каждое высказывание, однако общая сумма штрафа не может превышать 10 долларов в день.

В штате Луизиана запрещено полоскать горло в публичном месте. А тот, кто, поклявшись, не выполнит обещание, может быть оштрафован на 500 долларов или заключен в тюрьму на год.

В штате Монтана закон запрещает женам читать почту собственных мужей, а в городе Биллингс вне закона оказались домашние крысы.

В штате Нью-Джерси запрещено громко хлюпать во время еды. А законом штата Нью-Йорк запрещено, приветствуя человека, хватать его за нос.

Жажда сенсации превращает мнение одного человека в единогласно одобренный законопроект. Фото: Сергей Куксин.

Власть Работа власти Внутренняя политика Общество Соцсфера
Добавьте RG.RU 
в избранные источники