5 самых обаятельных и пугающих злодеев Хичкока

Мировое кино
    13.08.2013, 18:25
13 августа исполняется 114 лет со дня рождения Альфреда Хичкока - одного из величайших режиссеров в истории кино. Критики продолжают обсуждать его находки, поклонники увлеченно ищут его камео, философы подвергают его картины психоанализу, а любители кино с восторгом смакуют каждый кадр. Знаменитый хичкоковский "саспенс" - результат сочетания ряда факторов. И, конечно, не в последнюю очередь он появляется за счет злодеев в фильмах мастера - обаятельных и загадочных, одержимых и пугающих. Сайт "РГ" решил вспомнить самых ярких из них.

Норман Бэйтс, "Психо". Образ, созданный Энтони Перкинсом, стал, пожалуй, самым узнаваемым в пестром ряду хичкоковских отрицательных персонажей. Милый и довольно стеснительный молодой человек оказывается самым настоящим чудовищем, о чем сам если и догадывается, то - смутно. Раздвоение личности и превращения в деспотичную мать, которую он любил настолько отчаянно, что сам же и убил из ревности, привели его к полной потере собственного сознания - до такого даже его жуткий прототип Эд Гейн не дошел. Интересно, что сам Перкинс, считавшийся тогда восходящей звездой американского кино, стал в итоге популярным актером второсортных фильмов ужасов, в том числе - сиквелов к великому фильму Хичкока, который так и остался главной его работой (наряду с великолепным "Процессом" Орсона Уэллса).

Брендон Шоу, "Веревка". Лощеный пижон и эстет, убивающий своего приятеля и устраивающий вечеринку, накрывая стол на комоде, в котором спрятан его труп. Он заставляет вспомнить идеи скорее не подразумевающегося сценарием Ницше, а Оскара Уальда с его "искусством ради искусства". На "праздник", кстати, приглашены родители и друзья покойного. Но, как и в другом фильме Хичкока "В случае убийства нажмите "М", "идеальное преступление" перестает быть идеальным из-за человеческого фактора - его сообщник, которого он одновременно очаровывает и пугает, явно не выдерживает того градуса цинизма, которым обладает Брендон. Джон Долл, сыгравший главную роль, в кино появлялся нечасто, но для вхождения в золотой фонд одной такой роли более чем достаточно. Его игра - украшение фильма, который, кстати, стал важнейшим для самого Хичкока - это первая его цветная работа, снятая к тому же в особом стиле - почти без смены кадров (полностью одним планом тогда не позволяла снять техника). То есть играть актерам приходилось в режиме реального времени!

Ларс Торвальд, "Окно во двор". Герой, воплощенный Рэйондом Берром (удивительное дело - он тоже так и не стал знаменитым киноактером, а известность получил в основном благодаря съемкам в сериалах), большим обаянием, в отличие от предыдущих двух злодеев, не обладает. Зато бессознательный страх, который пробуждает один его короткий и полный холодного бешенства взгляд в тот момент, когда он обнаруживает слежку, запоминается на всю жизнь. Как и зловещий огонек его сигары в темноте окна напротив, который, как всегда у Хичкока, говорит о многом. А финальная сцена драки под вспышки фотоаппарата является одной из самых выдающихся у мастера.

Бруно Энтони, "Незнакомцы в поезде". Хитрый и пронырливый аферист, вынюхавший все подробности личной жизни знаменитого теннисиста, который нужен ему для воплощения сумасшедшей и страшной идеи. Поставив беднягу в известность, он начал реализовывать ее в одностороннем порядке. Оказавшийся перед фактом вовлеченности в крайне неприятную историю теннисист вынужден действовать, но отделаться от хладнокровного и расчетливого убийцы, блестяще сыгранного Робертом Уокером, не так-то просто. Интересно, что для актера, только выписавшегося в то время из психиатрической больницы, эта роль стала не только самой заметной в карьере, но и последней из появившихся на экране при его жизни.

Отто Келлер, "Я исповедуюсь". Маленький и жалкий, но чрезвычайно подлый человек, сыгранный актером Отто Хассе, может вызывать у зрителя только высшую степень негодования. Он в состоянии подстроить дело так, что городского священника начинают подозревать в убийстве, которое совершил он сам. При этом он знает, что добропорядочность и верность призванию священника не позволит ему нарушить тайну исповедания, поэтому преступник с каким-то омерзительным наслаждением признается ему в убийстве и злорадно насмехается над ним. Но стойкость и терпимость отца Логана, сдерживающего изо всех сил желание восстановить справедливость ценой торжества добра, и потому прощающего этого человека, который в глубине души понимает свою низость - и от этого еще более агрессивно растравляет душу падре, - передаются зрителю. И в этом, конечно, тоже заслуга великого режиссера.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники