Новости

30.08.2013 00:23
Рубрика: Культура

Анатолий Лысенко: Не хочу говорить о деньгах

Общественное телевидение России - первые сто дней вещания
Пожалуй, ни один телеканал этим летом не вызвал столько разговоров, сколько Общественное телевидение России (ОТР). Заявление его Гендиректора Анатолия Лысенко, что из-за недостатка финансирования вещание - под угрозой срыва, ситуации вокруг отдельных программ, возмущенные письма о том, что канал невозможно найти и, следовательно, смотреть...

Перед началом нового телесезона обозреватель "РГ" заглянула в Останкино на территорию ОТР. И каково же было мое удивление, когда, вместо крошечной комнаты, где телевидение делается, что называется, "на коленках", я увидела свежеотремонтированные кабинеты и аппаратные, новую студию с симпатичным молодым ведущим, просторные ньюсрумы... Анатолий Лысенко - в прямом и переносном смысле - в новом кресле, в еще пахнущем краской кабинете. За спиной гендиректора - ряд картин. На центральной - изображены книги. А на одной из тех, что справа - микрофон, поднесенный под водой ко рту... рыбы.

Анатолий Григорьевич, для меня ваши новые интерьеры - сюрприз. С одной стороны говорите, что нет средств, с другой - то, что я вижу, не уступает ни одному современному телеканалу.

Анатолий Лысенко: Отличается, прежде всего, финансированием. Хорошая техника, аппаратные - собственно, на это ушли все средства, которые были выделены кредитом. В новых помещениях пока просторно. Но когда я посчитал сколько народу будет в них сидеть...

И сколько?

Анатолий Лысенко: Человек 450.

Когда мы делали в "РГ" пресс-конференцию, посвященную первым 100 часам эфира, сколько тогда было у вас сотрудников?

Анатолий Лысенко: 120. А теперь в три раза больше. Мы еще столько не набрали. Техника требует обслуживания. А так как у нас заложено использование техники порядка 20-24 часов в сутки, то на утренние, дневные и вечерние эфиры, на каждый пост нужны люди. И когда все сюда придут, будет тесновато.

Закроют или нет?

То есть Общественное телевидение, как говорили многие этим летом, не закроют?

Анатолий Лысенко: Было много людей, которые еще до начала нашей работы активно говорили, что нас нужно закрыть. А сейчас я полез в интернет, почитал, что писали люди...

Одну минуточку, вы же раньше не пользовались компьютером.

Анатолий Лысенко: Надо учиться, что ж поделаешь. За почти 55 лет работы на телевидении, я в жизни не сталкивался с таким количеством злобы.

Ругают, в основном, за скуку.

Анатолий Лысенко: Вершиной было заявление одного товарища, которого я считал приличным человеком: "Анатолий Григорьевич, подумайте о своем некрологе". В моем возрасте вообще говорить о некрологе нетактично. Но это уже не критика, а хамство. Ругают нас за две вещи. Первое - мы не оправдали надежды, что ОТР - это будет телевидение "Долой!" Что мы станем призывать людей на площадь и так далее. Если бы мы выходили регулярно с портретом Навального в уголке, то считалось бы, что мы - Общественное телевидение.

Говорят, что вы приглашали в эфир оппозиционеров, в том числе и Навального. Но они - не пошли.

Анатолий Лысенко: У нас были сюжеты, и о Навальном - тоже. Как приглашали людей, которые занимаются оппозиционными вопросами, так и продолжают приглашать. Кто-то идет, а кто-то - нет. Я понимаю, почему многие отказываются. Я ведь достаточно проработал в этом мире и хорошо знаю этих людей, стоящих на так называемых личностно-демократических позициях. Так что вряд ли кто-то может меня обвинить в консерватизме и стремлении вернуться в прошлое. Но многие не приходят по одной простой причине. Как сказал мне один ценимый мной человек, хороший журналист и ярый оппозиционер: "Понимаешь, если мы будем ходить к тебе, это означает, что у нас открыты все пути. А как же мы будем тогда критиковать?" Для меня не существует, скажем, возможности предоставить слово Удальцову. Я слишком хорошо знаю историю нашей страны, чтобы понять чем кончается то, к чему призывают Удальцовы.

А вторая вещь, за которую вас критикуют?

Анатолий Лысенко: Вы сами сказали: за скуку. Хотя уже сейчас многие говорят нам "Спасибо". Давайте разберемся. Люди привыкли к телевидению экшн. К телевидению скандала и разоблачения. И это касается не только тв. Если в журнале нет материалов о 3-4 разводах, то вроде как и номер зря прошел. Это наша вина. Мы воспитали! Люди ждут или развлечения или хорошего сочного скандала. И вдруг в эфире просто идет рассказ о жизни страны...

Помню, были упреки и в том, что когда вся страна обсуждает важную новость, Общественное телевидение рассказывает о чем-то своем.

Анатолий Лысенко: Во-первых, мы успеваем показывать далеко не все. У нас нет корсети. Мы используем материалы местных студий. Наши ребята не успевают выезжать. На сегодня, на сотый день работы, мы еще отсюда - из нового помещения - не вещаем.

Кухня Общественного телевидения

Давайте напомним, что все лето вы вещали в тестовом режиме.

Анатолий Лысенко: Так оно и есть. Вот сейчас мы переезжаем.

И с первого сентября...

Анатолий Лысенко: Затянули. Думаю, что к 19 сентября закончим переезд. До сегодняшнего дня мы работали в пяти местах. Программа "Правда" в одном месте, "Социальная сеть" - в другом, информация - в третьем, Гоша Куценко и их команда - в четвертом.

После 19-го сентября основная масса программ будет выходить отсюда. И уже нельзя будет сказать, что это - тестовый режим. Мы осваиваем новую технику. Нам приходится тратить часть средств на то, чтобы учить людей с ней работать. Пришлось потратить лишние деньги и на перевозку и заказ новых декораций.

Анатолий Григорьевич, разве сейчас на телевидении нужны деньги на декорации? Теперь за ведущим ставится экран, на котором можно показать все, что угодно.

Анатолий Лысенко: Да. Но, как ни странно, для того чтобы повесить экран, нужно пройти такое количество согласований, собрать столько документов, начиная от пожарных и прочих. Мы же въехали в чужой дом. Это же не наше. Мы продолжаем арендовать помещение у телецентра, которому мы очень благодарны, потому что он большую часть кухни и хозяйственных складов отдал Общественному телевидению.

То есть, можно напрямую говорить о кухне Общественного телевидения?

Анатолий Лысенко: Да, обратите внимание, в половине наших комнат нет окон.

ОТР ушло на базу. Техническую

Давайте все-таки ответим на вопрос про финансирование. Вы мне как-то рассказывали, что когда возглавляли российское телевидение, в какой-то момент, вышли и сказали всем СМИ, что останавливаете работу, потому что нет денег. Задачей было привлечь внимание властей, что получилось. Как я понимаю сейчас, в случае с Общественным телевидением, вы повторили сами себя?

Анатолий Лысенко: Может быть. Скажу честно - я даже не хочу говорить о деньгах. Я устал от того, что постоянно звонит телефон и разные люди спрашивают: "А сколько вам денег выдали?", "А на что вы их собираетесь тратить?" В любом издании, в том числе и в вашем, если зайти в бухгалтерию "Российской газеты" и попросить, чтобы рассказали подробности финансирования, выделения государством средств и их расходования - думаю, что пошлют далеко.

Но вы же сами говорите, что ОТР не хватает финансирования.

Анатолий Лысенко: Да. Мы один раз сказали и на этом заканчиваем. Больше говорить на эту тему не будем. Если государство и учредители считают, что достаточно, пусть будет так. У нас средств не хватало по одной причине - они ушли на создание технической базы. Теперь база есть. И мы думаем, как уложиться в выделенные средства. Постараемся. Да, конечно, хотелось бы, чтобы появилось больше ярких передач, закупать более дорогую продукцию. Мы ведь во многом себя ограничиваем, не можем сделать ту или иную программу. Если посмотрите, то на столе у меня лежат не разработки передач, о чем бы я мечтал, а расчеты и бухгалтерские отчеты.

Однако я у вас на столе вижу также и программную сетку.

Анатолий Лысенко: Опираясь на нее, мы и делали финансовые расчеты.

А что пожертвования? Вот Михаил Сеславинский - 100 тысяч рублей - личные средства отдал ОТР.

Анатолий Лысенко: Я очень благодарен Михаилу Сеславинскому. Михаилу Федотову, министру связи Николаю Никифорову - он был первым: как только мы вышли в эфир, мне позвонил его заместитель Алексей Волин и сказал, что министр перевел нам деньги. Переводят. Кто много, кто - нет. Но я говорил и говорю, что на пожертвования существовать невозможно. В этом году мы начали работать, когда уже все средства были распределены. На следующий год рассчитываем, что появится и спонсорская реклама.

Шеремет расскажет "Правду"

Переходим к программной сетке. Что случилось с Андреем Норкиным - ведущим ток-шоу "Правда"? Почему он ушел?

Анатолий Лысенко: Ничего. Мы изначально договаривались, что он будет совмещать - вести программу "Правда" у нас и работать на "Коммерсант FM". Были к нему определенные претензии по ритмике ведения, по подготовке передач. Но это - обычная история. Норкин ведет на радио ежедневную передачу. Мы договаривались на субботний и воскресный эфиры. Совмещать стало невозможно. В новой студии мы не можем подстраиваться под него. Норкина заменили. Сейчас у нас появятся молодые ребята. Я очень доволен ими - оголтелая хорошая команда. А у программы "Правда" будет новый ведущий - Павел Шеремет. Журналист не менее известный, чем Норкин, с активной гражданской позицией. Он уже записал несколько передач. Думаю, что с Норкиным мы продолжим сотрудничать, есть предложения - не хотелось бы его терять. Были планы привлечь и других известных ведущих, но пока не можем - не выходит по деньгам.

Что с программой "Социальная сеть"? Она у вас получилась самой скандальной.

Анатолий Лысенко: Программа живет. Была как-то сделана передача. Ребята работали где-то на стороне, принесли сюда смонтированную программу поздно, и она не читалась. Аппаратура - вещь капризная. Паника. Мы приняли решение ставить повтор, а назавтра пустить в эфир эту программу, устранив технические неполадки. На следующий день она вышла без изменений. Но это был первый скандал.

Второй случился после знаменитого развода. Был такой стебный сюжетик, где говорилось о том, что сейчас Путин разместит в сети свою фотографию обнаженного по пояс мачо и девушки все бросятся к нему. Я сказал так: развод, кто бы ни разводился, это всегда для людей трагедия. Может, я - человек консервативный. Тем более, если хоть какие-то книжки читать. Из книг и интервью друзей из Германии ясно было, что для Людмилы Путиной публичная жизнь - это смертная мука. И я могу ее понять, потому что быть женой президента - это для 18-летних девочек и "барби" с Рублевки кажется "Ах!" А это - тяжелая работа. Путина по характеру, насколько я понял, человек довольно замкнутый. Я смотрю, как она берегла своих дочек от внимания прессы. И могу только снять шляпу перед ней. Она - молодец. Не впускала оголтелую толпу с криками "Давай подробности!" в свою семью. Сказал снять сюжет с эфира. И вдруг… Эти ведущие оскорблены! Они подали заявления! Первого июля как раз у них кончался срок договора. И я сказал, что не хочу, чтобы они работали здесь. Я не понимаю выноса сора из избы - это называется "Все на продажу!".

Телекритика "на коленках"

Прямо напротив вашего рабочего места висит плакат "Телекритик не дремлет!"

Анатолий Лысенко: Вы обратили внимание, что на нем изображена акула, проглотившая объектив? Есть телекритики, к которым я очень уважительно отношусь. Понимаю, что им нужно что-то найти - сам столько лет вел телеколонку. Но когда мне в качестве альтернативы говорят, мол, то, что делают Татьяна Лазарева и Михаил Шац - это и есть Общественное телевидение... Сразу скажу - мне очень нравятся оба. Кстати, мы предлагали Татьяне - и я, и мой заместитель Александр Пономарев - прийти к нам вести программу. Но "голос прозвучал впустую". Я посмотрел их "Телевидение на коленках". Чем-то это похоже на передачу "Веселые ребята", которую когда то делали Кнышев с командой. Такое хулиганство раннего КВНа. Милое, хорошее, но все-таки Home видео.

Могу сказать только одно. Если нас противопоставлять и делать такие выводы, что вот это - Общественное телевидение, а это - нет, то есть телевидение "на коленках", а есть телекритика "на коленках". И телекритика "на коленках" все-таки не должна так тиражироваться.

Переключая каналы

Как вас смотрели все это время?

Анатолий Лысенко: Смотрели нас не очень. Много мы потеряли зрителей, да и сейчас не находим, из-за сложности просмотра.

Нам в редакцию много звонят из регионов по этому поводу.

Анатолий Лысенко: А нам и письма пишут, и шлют телеграммы. "Вы у меня на 25-м канале, на 33-м, на 115-м". Приятель спрашивает: "Где тебя искать?" Я отвечаю: "Рыскай по каналам". Он говорит: "У меня их 718!"

Но, как я понимаю, через год эта проблема решится?

Анатолий Лысенко: Да, когда мы выйдем на ППС платформы, там все нормально. Мы пытались добиться, чтобы каждая из сетей, которая нас показывает, ставила одинаковый номер канала. Но у них же все давно распределено по договорам. Это очень сильно подъедает нашу аудиторию. У нас все-таки она возрастная. А пожилым людям трудно искать. Далеко не у каждого есть телевизор, подключенный к кабельной сети. А иногда и операторы на местах обманывают. Нам сообщают о таких случаях, мы звоним.

Хотя с другой стороны могу сказать: многие присылают письма о том, что вышли на нас и смотрят. Что-то нравится, что-то - нет. Предложений огромное количество.

Но напоминаю, что мы ставим во главу угла для себя в первую очередь не рейтинги, а содержание.

"Давайте, тихонько, давайте вполголоса..."

Про содержание. Что, кроме Шеремета, будет нового в наступающем сезоне?

Анатолий Лысенко: Пока боюсь вести переговоры. Я их вел - со многими уважаемыми и известными людьми. Но я не могу сказать, мол, приди - поработай, но мы готовы платить мало. И, к сожалению, все слухи - да, вот их закроют, да, они никому не нужны - тоже играют большую роль. И в спонсорстве, и во всем остальном.

Вот сейчас мы меняем содержание информации - у нас появятся комментарии, которых не хватает. Надеюсь немного расширить географию новостей. Много писем приходит - люди хотят совета. Не такого, как дает Геннадий Малахов. А про ЖКХ, образование, здравоохранение.

Странно, сейчас почти все федеральные каналы делают на это ставку - на медицину, образование, коммунальные услуги.

Анатолий Лысенко: Видимо, должен быть другой характер передач. Я смотрю программы по медицине - имею к этому некоторое отношение. Скажем, Елена Малышева делает цирковое шоу на тему здравоохранения, и не уступает Полунину. Наш зритель более серьезный. Так что мы думаем над программой, которую называем для себя "Открытая дверь", "Страна Советов". Мы сейчас начинаем серию передач - трансляции из Госдумы. Кто вносит закон, почему, как его обсуждают...

У вас появится какие-то покупные передачи или просветительские - как на канале "Культура"? Вот Пятый канал поднял свои рейтинги во многом за счет того, что они стали показывать фильмы и сериалы, что проходили по Первому каналу.

Анатолий Лысенко: Могу похвалиться нашим кинопоказом. Да, у нас нет боевиков и блокбастеров. Но недавно у нас прошли суббота и воскресенье со Львом Толстым. От "Воскресенья" до "Крейцеровой сонаты". У нас прошел Тарковский. Я благодарен Карену Шахназарову за помощь - у нас идут лучшие, эталонные фильмы. И мы хотим увеличить этот раздел.

Первого сентября будет фильм, который я мечтал показать - "Первоклассница". Интервью с Натальей Защипиной и разговор с разными людьми, какими они были первоклассниками. Чего они ждут от школы и института. Почему первое сентября - это праздник нового? Мы задались вопросом, сколько сегодня стоит отправить ребенка в школу. Весь день будет посвящен этим разговорам.

Мы рассказываем о периферии. На "Соцсети док" прошли великолепные документальные фильмы. И трогательные, и познавательные, и трагические. Один из них посвящен Ханты-Мансийску. Тому как "наступают" нефтяные вышки.

Великолепная передача, которую мы делаем с Николаем Александровым - рассказ о новых книгах. Возможно, мы ее расширим. Есть одна любопытная женщина - ведущая. Сергей Николаевич может кому-то нравится, а кому-то нет, но он рассказывает о культурной жизни провинции! Вот нам зрительница написала: почему в вашем информационном выпуске об акции "Ночь в музее" вместо Пушкинского или Третьяковки вы показываете какой-то нижегородский музей? Но если бы она когда-то в жизни была в нижегородском музее! Нам это интереснее.

Новое ток-шоу запустить не планируете?

Анатолий Лысенко: Пока нам хватает "Правды". Есть несколько разработок. Но пока у нас всего две маленькие студии, и мы просто технически не можем. Но несут идеи, спорят... Многие нападали на передачу "Социальная сеть". И было за что! Но я смотрю, как она меняется на глазах. Мы по прежнему делаем ставку на малоизвестных ребят, которые сами должны себя сделать. Ставим им задачу: вы должны работать так, чтобы завтра вас пришли сманивать.

Что основное вы хотите сказать перед началом нового сезона?

Анатолий Лысенко: Хочу сказать только одно: давайте не будем торопиться. И не надо ждать от телевидения, что оно - средство войны. Сейчас все настолько нервные и политизированные. Все хотят разоблачений или скандалов. Но скандалов на нашем канале не будет.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Общественное телевидение Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Лучшие интервью