Новости

30.08.2013 00:29
Рубрика: Общество

Команда - "фас"

Военный ветеран создал приют для служебных собак-ветеранов. И теперь его защищает
Мой любимый фильм в детстве был "Ко мне, Мухтар!". Особенно тот эпизод, когда лейтенант Глазычев добивается "собачьей" пенсии для Мухтара. Тогда казалось, что есть в мире справедливость.

У капитана Фокина, военного кинолога в отставке, тоже любимый фильм про Мухтара. И 12 лет назад, когда сам вышел на пенсию, решил капитан не предавать своих четвероногих одряхлевших и раненых "однополчан". Договорился с Госплемсовхозом "Лесные поляны", и директор выделил капитану бросовый участок на склоне оврага возле свалки. Всего 8 соток.

Постепенно частный приют обустраивался. К ветеранам добавлялись новые бродяжки. Не выбрасывать же, если люди приносят и привязывают у двери. Появились вольеры. Капитан привозил грунт и засыпал овраг. Приют расширялся. Сейчас там 204 собаки и около ста кошек. Спонсоры и благотворительные организации помогали деньгами. Соседний мясокомбинат щедро делился колбасными обрезками. Местные жители даже не слышали о приюте - он находился в промзоне и ни разу не попал в криминальную хронику. Но тут как гром среди ясного неба: судебные приставы принесли решение Пушкинского суда: "Освободить территорию в недельный срок!"

Собачье братство

Страшное дело - приедут бульдозеры. Разворотят вольеры, а дворняжки и овчарки разбегутся по Пушкинским лесам. Как правило, одичавшие собаки сбиваются в стаи и способны завалить взрослого лося. Про местных жителей я молчу. Как же получилось, что капитан Фокин сдал плацдарм? И почему у местных чиновников не дрогнуло если не сердце, то хотя бы извилина в головном мозгу?

Капитан Фокин - отважный человек. Он воевал в Лаосе (хотя просил об этом не упоминать - Авт.). Прошел Первую чеченскую бок о бок со своими четвероногими бойцами. Разминирование, разведка, задержание, охрана - вот краткий список должностных обязанностей служебных собак. Среднеазиатская овчарка Дуче под Моздоком обнаружила чеченский отряд террористов. Лаем подняла блокпост в ружье. Вражеская граната взорвалась чуть ли не под брюхом. Морда и передние лапы были иссечены осколками. Тяжелая контузия. Это только породистые псы получают медали на выставках. Служебным собакам остается почетная смерть на посту.

Фокин долго выхаживал Дуче. Потом он взял пса Ландая, который охранял склады ГСМ нашей группировки на Северном Кавказе. Когда он стал непригоден к служебной деятельности, его попытались усыпить. Но капитан Фокин не дал. Маленький, но непреклонный человечек в камуфляже стал скалой перед чиновниками от министерства обороны и отвоевал Ландая. Бони служила в разведке. Сейчас ей 18. Совершенно ослепла. Это лишь те собачьи ветераны, которые выжили. 18 служебных собак умерли от ран и старости и похоронены через дорогу, в овраге. Фокин сделал из проволоки оградки и присобачил к ним жестяные звезды...

Фокин еще и честный человек. Там, на войне, привыкли верить на слово. А иначе не выжить. Вот и в мирной жизни, когда Госплемсовхоз окончательно развалился, новый хозяин участка - сельскохозяйственный производственный кооператив пообещал Фокину, что собачек не тронет. Что платить надо лишь за коммуналку и строго по счетчику. Но по коммерческим тарифам. А в будущем они пересмотрят отношения, подпишут договор, и участок под приют будет оформлен на капитана. Фокин и платил. То 9, то 12 тысяч рублей в месяц. Каждый месяц приезжал на иномарке некий Андрей. Ему и передавались деньги со скудной капитанской пенсии.

...Найти капитанский приют оказалось делом сложным. Ни дамы на рынке, ни охранники местных магазинов не знают о существовании собачьей богадельни. Не в милицию же, право, обращаться. Помогла наблюдательность: я увидел своих местных коллег с камерами, которые уверенной походкой направлялись в кусты. Оказалось, что ситуация с выселением тронула людей. Один депутат Госдумы даже отправил письмо главе Пушкинского муниципального района Подмосковья Андрею Кузьменкову. Письмо я прочел. Вполне нейтральное письмо. Информационное даже. Но бланк! Возможно, местная власть и откажется от бульдозерной атаки.

На войне как на войне

Сергей Фокин устал от обещаний. Сам пошел в атаку.

- Вы когда мне участок оформите? Я задолбался платить по вашим ставкам! Давайте, называйте цену!

- Пять тысяч зеленых на бочку и земля твоя.

Фокин почесал в затылке. Деньги для него оказались запредельными. Хоть и жил он один-одинешенек в двухкомнатной квартире в Софрино. Вру! Не один. С двумя сотнями самых преданных друзей.

- Так! Квартиру и продам! - решил капитан и окончательно переехал в овраг к своим братьям.

На следующий день он передал деньги. Ему сказали:

- Завтра будут бумаги.

И кинули...

- Я как ребенок готов был биться в истерике, - говорит мне Фокин. - Ну надо ж так! На войне знаете, что бы я сделал?

- Знаю.

- Так вот, они не успокоились. Через месяц говорят: зашли 30 тысяч рублей. У нас тут междусобойчик намечается. Если не заплатишь - выкинем тебя вместе с твоей псарней. И тогда я решил сдать их ментам. Позвонил в УБЭП. Все рассказал. Пришили мне пуговицу с видеокамерой. Сказали, когда деньги меченые передашь, сними бейсболку. Я снял. Они налетели. Андрея повязали. А он явку с повинной написал и сейчас гуляет на свободе. Хозяева кооператива в ответ пошли в суд и меня обязали освободить не принадлежащий мне участок. Вот и вся история.

- Может, выкупить землю можно? Тут вот вышка связи стоит. Облучение. Свалка. И мясокомбинат. Никто под дачу не купит. Собачники бросили бы клич. Собрали сумму.

- Да нет! Они пошли на принцип. Как на войне: или они меня, или я докажу, что так поступать в жизни нельзя, - скулы у капитана сжимаются, и он замолкает.

Расписок или каких-либо документов у Фокина нет. Наивная душа! Даже лейтенант Глазычев из "Ко мне, Мухтар!" ходил по инстанциям с папкой, набитой характеристиками и протоколами.

Собака на сене

Ну вот что делать в этой ситуации? Закон велит освободить плацдарм. Вы бы видели эти 8 соток! В 10 метрах - производство тротуарной плитки под открытым небом, автомойка и какие-то развалины. На овраге, засыпанном на скорую руку песком, ничего тяжелее собачьей будки строить нельзя. Кооператив, как собака на сене: сам не гам и другому не дам! Принцип! И не поспоришь ведь... Сейчас вокруг этой истории поднялся шум. Но пройдет время, шум затихнет. С приютом разберутся. Собаки разбегутся. А может, самое время признать капитана Фокина общественно полезным гражданином? Выдать ему охранную грамоту на этот косогор? Кстати, общественные организации уже выдвинули капитана Фокина на премию "Гражданская инициатива". Но не на регалии и премии последняя надежда военного ветерана и его верной команды. Наивный, он продолжает надеяться на справедливость. Как в фильме.

Общество Природа