Новости

03.09.2013 00:46
Рубрика: Экономика

Чужие башмаки натерли ноги

Пошел второй год членства России в ВТО. Первые результаты Россия сможет ощутить только лет через пять, а сегодня надо максимально использовать льготный переходный период, чтобы не проиграть конкуренцию.

С 1 сентября вступила в силу новая редакция Единого таможенного тарифа, который будет несколько ниже по сравнению с предыдущим; таковы наши обязательства. Так, если брать среднее значение адвалорных ставок, то в 2013 году оно составило по промышленным товарам 12,2%, а в 2014-м будет 10,5%. По сельскохозяйственным продуктам значение предыдущего тарифа было несколько выше - 14,68%, а теперь - 13,2%.

Снижение идет плавно и поэтапно, как то и предусматривает 5-7-летний, в зависимости от отраслей, переходный период. То есть мы стараемся не допустить резкого ухудшения защиты нашего рынка. Но постепенно по ряду товаров давление импорта будет нарастать. Это должно подтолкнуть наши предприятия к самому важному: заботе о конкурентоспособности и своей продукции, и бизнеса как такового. Иначе нельзя. Проиграем. И нужно дальше учиться передвигаться по новой территории.

- Что вы имеете в виду?

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ: Спустя год после вступления в ВТО нам по-прежнему не хватает специалистов, способных грамотно отстаивать в этой организации интересы отечественного бизнеса. Между тем в отношении нашей страны уже проводилось несколько антидемпинговых расследований; надо научиться доказательно, профессионально отстаивать национальные интересы на трибунах ВТО. Правила организации дают ведь широкие возможности для борьбы с демпингом и нам, но этот инструмент становится эффективным, если уметь им в совершенстве пользоваться.

- Как много таких кадров нам необходимо подготовить?

Катырин: Для обслуживания национальных интересов в ВТО нам нужно 300-500 специалистов. Непосредственно же для деловых людей нужны квалифицированные консультации по разъяснению норм и правил ВТО, а также по условиям членства России в этой организации. Полагаю, что потребность в таких консультациях будет расти по мере того, как переходный льготный период будет приближаться к завершению, а товары и услуги иностранных компаний все активнее конкурировать с нашей продукцией и нашими услугами на нашем же рынке.

- Главной опасностью при вступлении в ВТО называли поток иностранных товаров на наши рынки и массовое банкротство отечественных производителей. Но поток пока не состоялся...

Катырин: Не состоялся, потому что не было одномоментного снижения тарифной защиты. Мы оговорили при вступлении постепенное снижение ставок ввозных пошлин. По "чувствительным" отраслям установлены достаточно долгие переходные периоды. По оценкам экспертов, больше половины отечественных компаний вообще не заметили каких-то перемен в конкуренции, в экспорте-импорте пока особых всплесков нет. Заметное влияние ВТО оказало, пожалуй, на текстильную и обувную промышленность, здесь рост импорта по некоторым позициям составил более 25%, и это в определенной степени было связано именно со снижением тарифных ставок.

Но в целом, и лично меня это весьма настораживает, наш бизнес даже как бы успокоился; мол, переживем как-нибудь и ВТО... Нет, "как-нибудь" не получится. Успокоенность - прямой путь к завтрашнему проигрышу конкуренции. Иностранные компании обязательно все активнее будут входить на наш рынок, и у них есть хорошие козыри. Это высокое качество доступной по ценам продукции как результат высокого технологического развития стран Запада, высокой производительности труда, благоприятных условий для ведения бизнеса. Фирмы, идущие к нам с Востока, предлагают товар по низкой цене при сопоставимом с нашим качестве. Причем надо заметить, что восточные партнеры не ведут бесконечные дискуссии о пользе инноваций, а просто активно работают в этом направлении и становятся все более серьезными конкурентами даже Западу.

- Чем же мы им ответим?

Катырин: Ответ, собственно, на поверхности: надо максимально активно использовать наш льготный переходный период, подготовиться. Есть возможности, есть инструменты - меры поддержки национального производителя, которые не противоречат правилам ВТО. Это общеизвестно. Но нельзя уповать на госсубсидии как на панацею. Есть, и их немало, случаи, когда государственные дотации достаются упадочным производствам, идут на покрытие убытков, вызванных неэффективной организацией производства. Что будет с такими компаниями в режиме полноценной конкуренции? Вопрос не праздный.

У производственников хорошим тоном считается сетовать на снижение ввозных пошлин: мол, конкурента впускаем своими руками на рынок... А если посмотреть под другим углом на ситуацию? Это сегодня резерв для сокращения расходов по многим направлениям! Можно за меньшие деньги модернизировать производство, закупить импортные машины и оборудование, повысить производительность труда. Безусловно, надо также подготовить специалистов. И производственные, и управленческие технологии, напомню, в условиях ВТО становятся доступнее. Вот это и есть основа не только для полноценной конкуренции, но и для развития инженерной, конструкторской мысли. На этой базе можно двигаться вперед.

Впрочем, ставки таможенного тарифа не единственный и не самый универсальный инструмент защиты внутреннего рынка. Так, рынок Евросоюза, а у него средний уровень защиты по группе промышленных товаров равняется 3,7%, достаточно надежно защищается от конкурентов, активно применяя средства нетарифной защиты, включая стандарты и систему сертификации. Это для нас хорошая подсказка. Также очень правильным было бы ввести еще и определенные налоговые льготы для отечественного бизнеса. Например, предоставлять налоговые каникулы предприятиям в части, относящейся к внедрению дорогих инновационных проектов.

- Наверное, неплохо было бы и о доступных кредитах для бизнеса подумать...

Катырин: Именно так! Вообще-то считается, что присоединение к ВТО ведет также к снижению стоимости капиталов, выходу на рынок новых финансовых игроков, а это значительно расширяет финансовый инструментарий. У нас этот эффект пока не замечен. Деньги в России по-прежнему дороги, а с "длинными деньгами" для серьезных проектов вообще проблема. В некотором роде это оборотная сторона того, что мы стали единственной страной, добившейся при вступлении в ВТО установления ограничений на участие иностранного капитала в банковской и страховой системах страны. От нас, напомню, требовали, как и от всех вступающих в ВТО, полного открытия этого сектора рынка. Мы настояли на своем, потому что российская банковская система еще не в силах на равных конкурировать с западной, распоряжающейся огромными капиталами. По сравнению с западными наши банки еще, образно говоря, подростки. Оборотная сторона этой в целом правильной политики дорогие деньги. Когда-то все, конечно, изменится, но бизнес работает сейчас и развиваться он должен сейчас, ему доступные кредиты сегодня требуются... Тут многое зависит от государства. Нужен "налоговый маневр", в частности, для поддержки и поощрения высокотехнологичного бизнеса; нужны специальные программы кредитования... Все это делается, но надо активнее, активнее; время уже работает против нас.

- Ну большой бизнес как-то справляется с этой проблемой, в конце концов на Западе одолжит. А как быть малым фирмам?

Катырин: А для малого бизнеса нужны специальные ставки по кредитам. Это, напомню, важнейший сегмент предпринимательства, в развитых странах именно он составляет основу экономики. Дайте малому бизнесу крепнуть, развиваться, он и рабочие места предоставит, и налоговые поступления в казну увеличит. Но кредиты, конечно, еще не все. В принципе нужна целая стройная система поддержки такого предпринимательства. Вот долго решается, например, вопрос с освобождением на два года от уплаты всех налогов ИП, впервые прошедших государственную регистрацию. Это означает, что кто-то, кто мог бы сам кормить себя и семью, а через два года, став на ноги, платить налоги, откажется от замысла начать бизнес и будет добиваться рабочего места у государства. ТПП РФ очень рассчитывает на то, что госзаказ станет, наконец, серьезной подпиткой также для малого, среднего бизнеса. Государственный (с учетом госкорпораций) и муниципальный заказы - это серьезные деньги: больше 13 трлн руб. в год. Можно утверждать, что речь идет об инвестициях государства в развитие предпринимательства. Россия не присоединилась к соглашению ВТО о госзакупках, а поэтому может размещать заказы, создавая определенные преференции для российских товаропроизводителей. Причем, подчеркну, именно для тех, кто производит товар, а не для тех, кто отверткой соединяет в целое привезенные с Запада узлы. Эти шаги могут серьезно поддержать предпринимательство в переходный период, дать ему возможность собраться с силами и адаптироваться к ВТО.

Экономика Макроэкономика Экономика Товары и цены Международные организации ВТО Россия и ВТО