Новости

06.09.2013 00:50
Рубрика: Власть

Ровесники демократии

20 лет Конституции, 20 лет свободы слова
Текст: Сергей Нарышкин (председатель Государственной Думы)
Не успела закончиться весенняя сессия Госдумы, как в публичном поле сразу начали обсуждаться задачи следующего парламентского сезона. И это неудивительно в свете ожидаемого рассмотрения многих знаковых законопроектов (не говоря уже о бюджете следующего года).

К тому же, пленарные заседания Госдумы начнутся уже через день после единого дня голосования, когда в восьми субъектах Федерации состоятся выборы высшего должностного лица, а в шестнадцати - законодательных собраний регионов. Пройдут и около семи тысяч выборов местного уровня.

Можно не сомневаться, что все думские партии озвучат свои политические оценки прошедших избирательных кампаний. А с парламентской трибуны - будут говорить не только об итогах голосования, но и о разного рода нарушениях и скандалах, без которых в такие периоды, к сожалению, не обходится.

В конечном итоге, такие баталии сводятся к одному - к вопросу о строгости соблюдения и эффективности избирательного законодательства. (Не исключено, что разные политические силы внесут предложения по его корректировке).

Статья Сергея Нарышкина будет опубликована в "Российской газете" от 6 сентября 2013 года

Еще один момент: в условиях упрощенной регистрации партий и прямых выборов глав регионов - мы наверняка получим и новую "информацию к размышлению" о правилах формирования следующих созывов Госдумы. Ведь законопроект о переходе к смешанной системе прошел первое чтение, а этой осенью - дискуссии по нему продолжатся.

Регулируя выборный процесс, законодатель обязан учитывать множество аспектов. В числе наиболее важных и острых тем (как это уже не раз было) останутся и вопросы ведения агитации. Она все больше перемещается в интернет. И это, кстати - один из векторов трансформации всего современного медийного пространства.

Не замечать столь принципиальные изменения государство не вправе. Предложение рассматривать инициативы, набравшие 100 тысяч подписей - лишь один из примеров реакции на современные запросы общества. Есть и другие примеры, ставшие уже нашей правовой реальностью. В частности - связанные с ограждением детей от опасной для них информации. Или, к примеру - борьба с пиратским контентом в сети. В июне был принят закон, защитивший права создателей фильмов, а теперь готовятся соответствующие меры в интересах других творческих деятелей.

В летние месяцы не раз звучали и предложения повысить правовую защищенность СМИ. А именно - через усиление ответственности за преступления против журналистов, по сути, приравняв уровень их уголовно-правовой защиты к сотрудникам правоохранительных органов. Кроме того, предлагалось включить журналистов в перечень так называемых спецсубъектов, в отношении которых уголовное преследование ведётся в особом порядке. Думаю, что целесообразность столь существенных нововведений - нуждается в серьезном анализе.

Наконец, еще один активно обсуждаемый вопрос - это правовой статус информационных интернет-ресурсов (в том числе, блогов), которые по своей популярности уже начинают "наступать на пятки" традиционным СМИ.

При всей направленности подобных предложений на дополнительную защиту СМИ и журналистов, считаю, что главным здесь должна оставаться незыблемость конституционных гарантий свободы слова и свободы массовой информации. И парламент должен твердо стоять на страже именно этих - конституционных гарантий. А в обсуждении соответствующих инициатив особую роль должно играть мнение самих журналистов. Это - сфера их профессиональных интересов, и они заинтересованы не только в расширении собственных возможностей, но и в честной конкуренции на медиа-рынке.

Закон о СМИ, принятый ещё в 1991 году, действует до сих пор. За два десятка лет в него вносилось немало изменений, но базовые подходы оставались неприкосновенными. Даже в самые трудные, кризисные периоды было четкое понимание, что свобода слова и СМИ - это безусловные ценности, без которых цивилизованное развитие просто невозможно. Кстати, напомню, что в этом смысле закон о СМИ отчасти предвосхитил "букву" и "дух" Конституции 1993 года, став фундаментальным актом для реализации свободы слова и массовой информации.

Напомню также, что ст. 29 Конституции, гарантируя свободу мысли и слова, прямо запрещает цензуру и принуждение кого-либо к выражению своих мнений или отказу от них. Причем ответственность за принуждение журналиста к распространению какой-либо информации (или, наоборот, к отказу от распространения) - уже установлена не где-нибудь, а в Уголовном кодексе (ст. 144).

Одновременно наш Основной Закон в статьях 24 и 29 не допускает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также - сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Да, свобода слова - не абсолютна и имеет свои ограничения, вытекающие из многовековой юридической и политической практики. Но любые рамки здесь - должны быть разумными и достаточными. Имею в виду не только требования закона, но и корпоративную этику самого журналистского сообщества. Если угодно - культуру использования свободы слова.

Конечной же целью и такого саморегулирования, и правового "вмешательства" государства в жизнь медиа-индустрии тоже - должна быть подлинная независимость СМИ и журналиста. Причем, она не сводится к одной лишь юридической или политической свободе. Это - гораздо более широкая категория. Можно сказать - часть "общественного договора", основанного, во-первых, на реальной потребности в такой свободе и, во-вторых, на традициях и навыках ее использования. Не говоря уже о независимости СМИ и журналистов в экономическом плане.

Надо признать: здесь мы пока довольно уязвимы, что особенно видно во время избирательных кампаний. Предстоит еще многое сделать, чтобы Россия задавала тон в открытости информационного пространства, а конкурентоспособность на нашем медиа-рынке - определяли бы не готовность публиковать все, что хочется учредителям или "заказчикам", а только профессионализм, качество и беспристрастность.

Безусловно и другое: в условиях политического многообразия в редакционной политике (как и в позиции самого журналиста) проявляются разные политические предпочтения. Такова, замечу, и мировая практика. Но это лишь подтверждает ценность независимого журналистского труда, свободы мировоззрения и взглядов, а также - их публичного предъявления. Это особенно важно сегодня, когда все более широкими становятся общественные дискуссии по ключевым для страны проблемам. А общероссийские СМИ, к примеру, получили право инициировать проверку деклараций о доходах в отношении лиц, замещающих госдолжности. Подчеркну - это крайне серьезное полномочие, налагающее как на СМИ, так и на контролирующие органы большую ответственность перед обществом.

Здесь я хотел бы заметить, что по своей природе представительная власть и СМИ довольно близки - ведь через них проявляется вся палитра общественных интересов (да и риски - тоже похожи). Не говоря уже о том, что вся история становления парламентских институтов была тесно связана с утверждением свободы слова. Что касается России, то наш демократический парламент и независимые СМИ - практически ровесники.

Думаю, что в рамках празднования 20-летия Конституции и Федерального Собрания отдельного внимания должна быть удостоена наша парламентская журналистика. Ведь это - юбилей и для парламентских пулов, работа которых и в центре, и на местах обладает немалой спецификой. Журналистам, работающим в стенах Федерального Собрания и региональных заксобраний - надо хорошо разбираться и в юриспруденции, и в экономике, и в политологии, и во многих других вопросах. Со своей стороны, предложу расширить в этой части и думский План юбилейных мероприятий.

Хотел бы затронуть еще одну, на мой взгляд - важную, тему. Печально, когда между ветвями публичной власти и "властью четвертой" возникают противоречия и вспыхивают эмоциональные конфликты. Известно, что это периодически случается и, надо сказать - не делает чести ни одной из сторон. Между тем, и власть, и журналистское сообщество должны одинаково ценить и ответственно пользоваться свободой слова, не разменивая ее на текущую политическую конъюнктуру.

Убежден и в том, что в эпоху открытого, информационного общества позиции и парламентской демократии, и журналистики лишь крепнут. Правда, некоторые видят в развитии интернета альтернативу как институтам представительной власти, так и традиционным СМИ. Мол, новые коммуникации делают бесперспективным и то, и другое. Однако, ход событий показывает, что это - заблуждение.

Именно профессиональные, уже состоявшиеся СМИ служат источниками информации, которой можно доверять. А парламенты во все времена - были и должны оставаться центральной площадкой для дискуссий.

Растущее же сейчас внимание к правотворчеству, в свою очередь, ведёт к усилению социальной роли СМИ, освещающих парламентскую работу. Депутаты всегда открыты для такого взаимодействия. И можно лишь приветствовать, если информации о законодательном процессе, о его этапах и участниках - станет больше. Если она будет объективной, полной, максимально доступной и интересной всё большему числу людей. И здесь вновь свобода слова - одна из наших главных конституционных гарантий и инструментов.

Власть Работа власти Внутренняя политика Власть Работа власти Госуправление Общество СМИ и соцсети Digital Интернет Законодательная власть Госдума Прямая речь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники