Новости

04.09.2013 20:47
Рубрика: Экономика

Коды жизни

Разрабатывая программы развития, власти опираются на данные статистики
Согласно федеральному законодательству, все российские юрлица и филиалы иностранных компаний, индивидуальные предприниматели, а также органы госвласти и местного самоуправления должны предоставлять первичные данные о своей деятельности в территориальные органы Росстата для формирования официальной статистики. Ежемесячно только на Среднем Урале обрабатывается 7,5-8 тысяч статотчетов. Как предприятия относятся к этой обязанности и для чего используются собранные данные, на деловом завтраке в уральском филиале "РГ" рассказала руководитель территориального органа Федеральной службы госстатистики по Свердловской области Елена Кутина.

Елена Андреевна, вы в службе статистики с 1993 года. Насколько с тех пор изменились подходы к сбору и анализу информации?

Елена Кутина: Кардинально. Вместе с рыночной экономикой к нам пришли новые показатели. В советские времена, к примеру, не отслеживали инфляцию и безработицу, не высчитывали индексы цен и инвестиционной активности. Радикально изменились методы сбора и обработки данных, внедрены унифицированные формы текущего статнаблюдения по различным аспектам деятельности и факторам производства. Сегодня наша система статучета практически на 80 процентов соответствует международным стандартам.

А в чем мы все-таки отличаемся от Запада?

Елена Кутина: В странах ЕС, к примеру, очень мало статистических служб в муниципалитетах - повсеместно используется электронный сбор информации. В Свердловской области в электронном виде сдают отчеты порядка 40 процентов крупных и средних компаний, но все равно им приходится дублировать данные на бумаге. Если на федеральном уровне эту норму отменят, бизнесу станет намного легче.

В то же время во многих европейских государствах приняты законы об обязательном участии населения в переписи.

Какие масштабные исследования планируется провести?

Елена Кутина: В 2015-м нам предстоит всероссийская микроперепись населения, включая трудовых мигрантов. В 2016-м - экономическая и вторая сельскохозяйственная перепись.

Когда в 2010-м проводили перепись населения, примерно до половины сотрудников нашей редакции переписчики просто не дошли. Можно ли доверять аналитике, построенной на неполных сведениях?

Елена Кутина: Около трех процентов населения Свердловской области было учтено в итогах Всероссийской переписи населения 2010 года по административным источникам. Это люди, которых не смогли застать дома за весь период переписи, и те, кто отказался от участия в переписи. Все жалобы на некачественную работу переписчиков мы проверяли, большая часть их не подтвердилась - в основном по указанным адресам просто никто не открыл дверь.

Игнорируют перепись только граждане или бизнес тоже?

Елена Кутина: Когда в 2011 году впервые переписывали малый бизнес, в выборку попало около 200 тысяч субъектов МСБ. Мы разослали уведомления по адресам регистрации ООО и ИП - а в ответ приходят отказы. Потому что малые предприятия постоянно меняют "место жительства", открываются, закрываются. В итоге удалось собрать только 70 процентов от запланированного объема. В других регионах картина та же.

Может быть, такое отношение малого бизнеса к переписи вызвано тем, что статотчетность для него - докучная обязанность?

Елена Кутина: Раньше у руководителей малых предприятий было такое восприятие, потому что они отчитывались ежемесячно, как крупные и средние. C начала 2000-х годов МСБ перевели на ежеквартальную выборочную систему наблюдения. Нагрузка снизилась, нареканий стало меньше. Хотя, конечно, во время предыдущей экономической переписи у многих возникали опасения, что информация будет передана в налоговую инспекцию. Приходилось объяснять, что статучет проводят не для того, чтобы поменять режим налогообложения, а чтобы правительство могло разработать новые социально-экономические программы.

Могут ли респонденты быть уверены, что сведения из их отчетов будут сохранены в тайне - скажем, не попадут к конкурентам?

Елена Кутина: Согласно 282-ФЗ "Об официальном статистическом учете и системе госстатистики в РФ", мы не имеем права передавать первичную статинформацию третьим лицам - ни субъекту РФ, ни муниципалитету, ни полиции, ни суду, ни уж тем более стороннему юрлицу. Данные используются только в сводном, обезличенном виде. В любой форме статотчетности написано: "Конфиденциальность гарантируется получателем". Отмечу также: обработкой первичных данных по ряду статпоказателей занимаются не территориальные органы, а межрегиональный центр Росстата. Это сделано сознательно, чтобы снизить коррупционные риски.

А есть ли гарантия, что предприятия предоставляют достоверные данные? Кто за это отвечает?

Елена Кутина: Каждый отчет подписывается должностным лицом - оно несет полную ответственность за эти цифры. Поскольку контрольно-надзорных функций у нас нет, проверить, насколько отчеты совпадают с реальностью, мы не можем. Но руководители и экономисты предприятий прекрасно понимают, что на основе базы Росстата федеральные власти формируют представление о социально-экономической ситуации в том или ином регионе. Так что желание "подправить картинку" может в итоге выйти боком самим же предприятиям.

К нам в редакцию пришло письмо от малого предпринимателя. Он не доволен организацией работы с посетителями в вашей службе. Тем, что полный перечень документов, необходимых для получения кодов статистики, не отражен на сайте, что за справками очередь, квитанции выписывают долго - по старинке вручную - и оплачивать их крайне неудобно... Но главный вопрос, который он задает: почему, регулярно сдавая отчеты, он вынужден платить за бумажку с общедоступной информацией?

Елена Кутина: Видимо, этот человек давно не был в органах статистики. Никаких очередей у нас сегодня нет - можете прийти и убедиться лично. После того, как заработал новый портал Росстата, вообще отпала необходимость запрашивать коды статистики - достаточно в подрубрике "Актуальная информация для юридических и физических лиц" набрать свой ИНН и распечатать данные. Уведомления мы всем выдаем бесплатно. Платно - только аналитическую информацию.

Ситуация, изложенная в письме, могла произойти в прошлом году, когда к нам потоком шли за справками. Сейчас с ФНС мы работаем по технологии одного окна: предпринимателю достаточно зарегистрироваться - и нам поступит информация о виде экономической деятельности нового хозяйствующего субъекта. Почему банки продолжают требовать справки-уведомления из органов статистики, я не понимаю. Может быть, по инерции.

Бизнес является только источником статинформации или заказчиком тоже? Запрашивают ли предприниматели аналитику - к примеру, чтобы скорректировать стратегию развития?

Елена Кутина: Почему-то свердловские предприниматели не используют такую возможность, а вот бизнес из других регионов частенько делает запросы о численности населения в муниципалитетах Среднего Урала, торговых предприятиях, сетях.

А как региональные органы власти и местного самоуправления используют данные статистики?

Елена Кутина: Подразделения Росстата обязаны регулярно доводить определенные показатели до губернатора, главы правительства региона, министерств и ведомств. А также выставлять на сайте для широкого круга пользователей. Кроме того, мы должны предоставлять муниципалитетам информацию, необходимую для прогнозирования социально-экономической ситуации, формирования отчетности по реализующимся проектам. Если цифр, оговоренных федеральным планом статработ, не хватает, проводится дополнительная выборка, но это уже платная услуга. Например, данные по мелким видам экономической деятельности или по всем ИП, работающим на территории МО.

На одном из совещаний, посвященных развитию малого бизнеса, муниципальные чиновники выражали недовольство таким подходом. В частности, их возмущает, что органы статистики не дают местным администрациям полной картины по МСБ.

Елена Кутина: Очень хочется услышать, кто конкретно возмущен. Итоги сплошного наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства в целом по области и в разрезе муниципальных образований размещены на сайте Свердловскстата. Выпущен статбюллетень по основным показателям деятельности субъектов МСП Свердловской области, в котором также содержатся данные по территориям. Но беда в том, что далеко не все муниципальные служащие умеют работать с информацией. Мы активно сотрудничаем с администрациями Екатеринбурга, Нижнего Тагила, Асбеста, Алапаевска, Березовского, Пригородного района. Проблема многих других территорий - в отсутствии компетенций. Скажем, на сайте Росстата выставлены все данные по последней переписи населения, однако муниципалитеты по-прежнему шлют нам запросы по этой общедоступной информации.

Поскольку в Свердловскстат стекается самая свежая информация, вы, наверное, первыми замечаете угрожающие тенденции в экономике. И как реагируете? Предупреждаете власти?

Елена Кутина: Конечно. Пишем письма в профильные министерства или выступаем на оперативных совещаниях в правительстве области. Как правило, реакция следует сразу же. Да и в повседневной работе, я вижу, многие чиновники опираются на цифры Росстата. Потому что это достоверная, агрегированная по всем субъектам предпринимательства информация.

В этом году мы особое внимание обращаем на те показатели, по которым оценивается эффективность деятельности высших должностных лиц. Например, на динамику индекса промпроизводства или строительства жилья. По сравнению с январем-июлем прошлого года темпы не снизились. Можно сказать, ситуация в экономике области стабильная, и это радует.

Экономика Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область