Новости

12.09.2013 00:50
Рубрика: Власть

Кресло с риском

В министерствах составят списки "взяткоемких" должностей
Слежка на камеру и запись разговоров, раскрытие данных о доходах, регулярные беседы с начальством - все это, и не только, ждет госслужащих, должность которых предполагает возможные коррупционные риски.

"Методические рекомендации по проведению оценки коррупционных рисков, возникающих при реализации функций" для госслужащих и сотрудников госкомпаний подготовило Федеральное казначейство.

Основное системное решение, предлагаемое казначейством, - определить, какие должности на госслужбе имеют наибольший коррупционный потенциал. Формирование конкретных списков казначейство при этом оставило на откуп руководства отдельных организаций. Но указало направления, на которые следует обратить особое внимание. Это функции по контролю и надзору, управлению государственным имуществом, оказанию госуслуг, а также разрешительные и регистрационные функции. Например, теоретически коррупционная составляющая может быть в деятельности, предполагающей "размещение заказов на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных нужд", а также "организации продажи федерального имущества, иного имущества, принадлежащего Российской Федерации", считают в казначействе.

В документе уточняется, что должности, где наиболее высоки коррупционные риски, будут определяться "с учетом высокой степени свободы принятия решений" и "интенсивностью контактов с гражданами и организациями". Причем касаться это, по задумке авторов документа, должно не только госорганов, но и госкомпаний. Под эту систему могут попасть даже сотрудники билетных касс вокзалов.

Для контроля над работой сотрудников предлагается использовать сразу несколько методов. Рекомендуется, скажем, разбивать один рабочий процесс по нескольким служащим, использовать "систему внутреннего информирования", проводить опросы на сайтах ведомств и служб. Кроме того, чиновники и работники госкомпаний, чьи должности признают коррупционно-опасными, должны будут обязательно декларировать свои доходы. А сейчас такая обязанность есть не у всех чиновников. Организовывать работу по борьбе с коррупцией поручено руководителям госучреждений в рамках специальных комиссий по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликтов интересов. А также сотрудникам специальных подразделений по противодействию коррупции или отделам кадров. Отчеты о работе потом должны уходить в минтруд, а далее - в Совет при президенте по противодействию коррупции и правительство.

Саму идею составления документов эксперты считают правильной. Но предупреждают, что реализовать все рекомендации на практике будет не так-то просто. "Дело в том, что там предлагаются новые процедуры, которые быстро не приживутся, - говорит директор российского отделения антикоррупционного центра Transparency International Елена Панфилова. - Даже введенное довольно давно декларирование доходов исполняется на местах не на сто процентов. К тому же речь идет об оценке рисков на уровне самих органов госвласти. Я не вполне уверена, что все специалисты, которым попадет в руки документ, обладают необходимыми навыками и умениями, так как плановой работы по их подготовке не проводилось. Кроме того, сотрудникам придется контролировать свое же начальство. Например, сотруднику кадровой службы - замминистра. С этим тоже могут быть проблемы".

Борьбу с коррупцией должны будут развернуть не только в госорганах, но и в компаниях с госучастием

Нужно будет менять сами механизмы контроля, считает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. "За рубежом существует система, в которой риски оцениваются в зависимости от объема административных решений, которые влияют в той или иной степени на экономические процессы", - приводит в пример опыт Сингапура Кабанов. Предположим, чиновник распределяет бюджет в какой-то сфере или управляет собственностью. За такую ответственную работу он получает надбавки. Но параллельно устанавливается и дополнительный контроль. Но проконтролировать чиновников непросто. Надо, например, обязательно анализировать мотивы, которыми они руководствуются. "Понятия целесообразности и обоснованности - разные вещи. Последнее у нас всегда присутствует. К примеру, глава города получает денежные средства, на которые может отремонтировать разбитую дорогу. Но в итоге принимает решение построить фонтан. Он нужен людям в жаркую погоду. Но это нецелесообразно, когда дороги разбиты. Принцип целесообразности в данном случае не работает. А это очень важный момент", - указывает Кабанов.

Казначейство, перечисляя коррупционно-опасные виды деятельности, не упомянуло "управление государственными финансами", обращает внимание Панфилова. "А там рисков не меньше, чем в "управлении государственным имуществом", - говорит эксперт. - Еще не хватает упоминания специфических функций отдельных ведомств. Например, хорошо бы было расширить перечень тех, что относятся к правоохранительным органам".

Власть Работа власти Госуправление Президент Правительство Правительство Минтруд Борьба с коррупцией
Добавьте RG.RU 
в избранные источники