Новости

18.09.2013 21:08
Рубрика: Экономика

Налог на убыль

Нефтегазовые регионы ищут способы пополнения бюджетов
Бюджетные доходы нефтегазовых регионов-доноров на глазах тают, но местные власти делают все от них зависящее для снижения налоговой нагрузки на промысловые компании, в том числе и на федеральном уровне. Между тем Минфин, ищущий резервы для пополнения казны, не исключает дальнейшего повышения одного из ключевых налогов - на добычу полезных ископаемых (НДПИ), доля которого в фискальных отчислениях ХМАО, к примеру, составляет около 80 процентов.

Финансисты Югры, Ямала и Тюменской области ломают голову над тем, как при резко возросших социальных тратах свести концы с концами. В Ханты-Мансийском округе за шесть месяцев собрали налогов на прибыль менее четверти запланированной годовой суммы. Бюджет автономии и без того был сверстан с дефицитом в 22 миллиарда рублей. Без банковских кредитов не обойтись. Аналогичная ситуация у соседей: власти ЯНАО заранее предусмотрели пессимистический вариант, ожидая заметного снижения поступлений в бюджет и готовясь заимствовать около 16 миллиардов рублей. Но как бы не пришлось залезать в еще большие долги.

Велико напряжение и в Тюменской области. Не так давно она имела от своей доли НДПИ десятки миллиардов рублей, однако уже в следующем году не получит с него ни копейки. По мнению депутата Облдумы Николая Барышникова, за всю историю региона такого лихого скатывания с налоговой горки, как в нынешнем году, еще не наблюдалось - объем сборов сократился на десятки процентов. Губернатор Владимир Якушев, бывший банкир, притормаживает расходы казны, пока они намного меньше сумм, предусмотренных сметой.

Баррель же, напротив, дорожает, как растут и отечественные цены на бензин. Не удивительно, что на этом контрасте некоторые представители региональных парламентов настойчиво призывают к отмене местных льгот для вроде бы не бедствующих добывающих компаний, прежде всего нефтяных. Региональные правительства категорически не согласны с такой позицией, называют ее популистской. Директор департамента экономического развития Югры Павел Сидоров на заседании окружной Думы привел следующие аргументы. По его словам, за два-три года округ быстро проест пару десятков миллиардов сэкономленных таким образом рублей, а дальше неизбежно столкнется с ощутимым спадом добычи и налоговых отчислений. В 2012 году нефтяники, по свидетельству Сидорова, вложили в промысловые и поисковые работы на территории округа 429 миллиардов рублей - на 20 больше, чем в позапрошлом. (Правда, замечу, рост инвестиций лишь не отставал от инфляции. - Прим. авт.) Более убедительна другая цифра: темпы снижения добычи упали с 7 миллионов тонн в 2009-м до 3 миллионов в 2012-м. Это, убеждает руководитель департамента, благодаря облегчению фискального бремени для нефтяников. Максимальный эффект будет виден через несколько лет. К примеру, от резко возросшего (за год - на 38 процентов) объема вложений в геологоразведку.

Времена легкой нефти давно миновали, подчеркивают в правительстве Югры. Около двух третей оставшихся ресурсов углеводородов относятся к категории трудноизвлекаемых. Взять их затратно. А у добытчиков нет достаточных свободных финансовых средств, доказывает первый заместитель губернатора ХМАО Александр Ким. Он ссылается на структуру распределения выручки от продажи одной тонны нефти. В РФ государство забирает 73 процента, в Казахстане - 46, в США - 35. Если в Америке стремительно набирает темп добыча сланцевых углеводородов, то мы к ним только подбираемся. Например, к баженовской свите, запасы которой эксперты оценивают в сотни миллиардов тонн. Для отладки технологий требуются огромные инвестиции. Власти округа несколько лет убеждали федеральный центр в необходимости введения нулевой ставки НДПИ на извлечение сырья из тех же баженовских отложений, и им это удалось. В июле Госдума обнулила налог для трудноизвлекаемых запасов. Причем добывающим предприятиям доверили с 2016 года самостоятельно вести учет объемов извлечения "тяжелой" нефти - в надежде, что они не обманут государство. К слову, ученые Института энергетических исследований РАН не исключают, что если игнорировать так называемую сланцевую революцию, к 2040 году экспорт отечественной нефти может сократиться до 50 миллионов тонн и ниже.

В свою очередь, власти ЯНАО подчеркивают: без серьезных налоговых послаблений для компаний, разрабатывающих недра за Полярным кругом, где сосредоточена львиная доля углеводородных богатств, о стабилизации и приросте добычи и заикаться не приходится. Скажем, не реализовать супердорогой проект по производству и транспортировке сжиженного природного газа (СПГ) на полуострове Ямал. Опоздание с вводом арктического завода грозит России потерей рынков сбыта СПГ, ведь его выпуск форсируют ныне многие индустриальные страны, и лет через десять предложение может превысить спрос. К счастью, парламент вовремя принял закон об обнулении для полуострова ставки налога. А недавно Минфин предложил срок его действия продлить до 2022 года в целях стимуляции нерентабельных нефтеразработок.

Окружное правительство, несмотря на бюджетные бреши, намерено и впредь предоставлять ощутимые преференции целому ряду промысловых компаний, "идущих вширь и вглубь". Им уменьшают налог на прибыль, полностью дотируют налог на имущество, поясняет первый заместитель губернатора ЯНАО Владимир Владимиров. На таких условиях одна из вертикально интегрированных компаний готова вложить свыше 320 миллиардов рублей в обустройство месторождений Большехетской впадины. Другое предприятие рассчитывает в течение ближайших 15 лет извлечь в Заполярье не менее 34 миллионов тонн нефти.

Тем временем сборщики податей с ТЭКа вновь задумались о возможности поднятия планки НДПИ. Нефтегазовые регионы восприняли инициативу болезненно: от такого шага, уверяют власти, местная казна вновь похудеет.

Экономика Отрасли Нефть и газ Экономика Казна Бюджеты регионов Экономика Финансы Налоги Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Тюменская область УрФО ХМАО УрФО ЯНАО