Новости

19.09.2013 00:23
Рубрика: Культура

Культура перемен

Почему нового директора Большого театра сегодня не стоит мучить вопросами о планах
Большой театр открыл свой 238-й сезон, но первый - для гендиректора Владимира Урина. Что может измениться в знаменитом театре, как оценивает его состояние новый руководитель и о чем он просит пока его не спрашивать, рассказал читателям "Российской газеты" на "Деловом завтраке" Владимир Урин:

- На пост директора Большого театра вы попали внезапно. Как считаете, существует ли в России культура смены власти?

Владимир Урин: К сожалению, должен сказать, что у нас такой культуры смены власти не существует. Если говорить о западном опыте, то там, когда назначается новый интендант или художественный руководитель театра, он узнает об этом, как минимум, за полтора-два сезона. Он работает, но понимает, что должен завершить дела. А тот, кто объявлен, думает, что будет делать в театре, когда придет. Это цивилизованный способ. Надо понимать, что сам постановочный процесс в музыкальном театре - рождение идеи постановки, договоренности с постановочной командой - очень длительный. Поэтому те, кто сегодня мучает меня вопросами о дальнейших творческих планах театра, натыкаются на вежливые ответы: дайте разобраться, дайте сформировать эти планы. Реально ответить на вопрос, как я понимаю дальнейшее развитие оперы и балета в Большом театре, я смогу через полтора-два сезона. Суть в том, что на данный момент контракты на предстоящий сезон уже подписаны, все постановщики готовы к работе, декорации делаются, костюмы шьются. Конечно, если мы придем к нормальной цивилизованной практике, это для дела будет правильным. Не только по этическим соображениям, но именно для дела.

- А чем сейчас занимается Анатолий Геннадьевич Иксанов, есть ли у вас необходимость советоваться с ним?

Владимир Урин: Прежде всего, я должен сказать, что в ситуации такой скоротечной замены Анатолий Геннадьевич вел себя как профессионал и как человек идеально. Я об этом всегда говорил и говорю. Он передал мне все дела, а самое главное, он серьезно настроил свою команду на работу со мной, а не на противопоставление и т.д. И когда он передавал дела, я еще раз убедился, что он профессионал высочайшего класса. Я имею в виду то, что он оставил в наследство - и с точки зрения организационной структуры, и с точки зрения профессионализма людей, которые работают в театре. Есть проблемы в Большом? Есть. Надо о них говорить, обсуждать и думать, как их решать? Безусловно. Но я не разделяю многие обвинения, которые сыпались на голову Анатолия Геннадьевича, особенно в последний год. Это все выдумки. Не говорю сейчас о трагических событиях: это другая тема. Я не обсуждаю с Анатолием Геннадьевичем его дальнейшее трудоустройство, но, насколько я знаю, предложения ему делаются и обсуждаются.

- Сергей Филин вернулся в театр: вы делаете коррекции, как он будет дальше работать?

Владимир Урин: На самом деле он еще не работает. Он на больничном листе. Мы с Сергеем встречались: у нас был серьезный двухчасовой разговор, где мы обсуждали, как мы будем дальше работать. Разговор этот еще не закончен.

(Полный текст "Делового завтрака" читайте в ближайших номерах "РГ")

Культура Театр Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Большой театр Деловой завтрак Здоровье Сергея Филина
Добавьте RG.RU 
в избранные источники