Новости

24.09.2013 00:33
Рубрика: В мире

Та самая Солидарность

Глава польского профсоюза бросает вызов правительству
Глава польского независимого профессионального союза "Солидарность" Петр Дуда - человек вне политики. Он называет себя "крепким профсоюзовцем". Но эксперты уже смотрят на него, как на возможного лидера оппозиционного движения. У него есть харизма, он способен повести за собой людей. И еще одно немаловажное обстоятельство: именно он сумел собрать средства и организовать протестный марафон 11-14 сентября в Варшаве. При этом не было зафиксировано ни одного инцидента. Зато был юмор, была ирония, а это - гораздо более эффективное оружие. О протесте польских профсоюзов и роли сегодняшней "Солидарности" он рассказал в интервью "РГ":

- Пан Дуда, честно говоря, многие россияне думают, что "Солидарность" существовала только в 80-х годах... Это та самая "Солидарность"?

Петр Дуда: Да, та самая. Некоторые пытаются убедить нас в том, что была первая, вторая, потом третья "Солидарность", но это не так. Мы - именно та "Солидарность", которой руководили Лех Валенса, Мариан Кшаклевский, Януш Щнядек, а теперь (с 2010 г. - прим. ред.) - моя скромная особа. В 1980 году мы боролись за права трудящихся, за их достоинство. Ведь те забастовки - это была борьба, которую организовали рабочие. Она привела нас к свободе, к Европе, фактически - к изменению политической системы не только в нашей стране. Но и сегодня - в условиях демократии и свободы - мы выступаем за права трудящихся. Когда-то мы боролись за свободную демократическую Польшу, а сегодня видим, что в нашей стране капитализм 19-го века, который делает из работника раба. Те, кто был в "Солидарности" в 1980 году, но сегодня выполняет другие задачи - ну хотя бы как премьер-министр Дональд Туск или спикер Сената Богдан Борусевич - теперь говорят, что это не тот союз. Ничего подобного! Они ушли в политику, на плечах "Солидарности" достигли этих высот - что ж, у меня нет к ним никаких претензий - но не нужно делить "Солидарность". Сегодня наш союз объединяет более 700 тысяч профсоюзовцев, и он по-прежнему защищает и будет защищать интересы польских трудящихся.

- А что именно заставило людей со всей Польши ехать в столицу, митинговать, жить в палатках у здания парламента?

Петр Дуда: Прежде всего, то, что в прошлом году, несмотря на наши протесты (профсоюзовцы приковали себя цепями к ограде вокруг парламента - прим.ред.), была проведена реформа, резко увеличившая пенсионный возраст. Если раньше женщины в нашей стране уходили на пенсию в 60 лет, а мужчины - в 65, то теперь и те и другие должны работать до 67 лет. Фактически поляки будут работать до смерти или раньше умрут с голоду. Мы с этим не согласны и собрали почти три миллиона подписей за референдум по этому вопросу. Я выступал по этому поводу в польском сейме, но, к сожалению, мы не были услышаны. С нами не хотят разговаривать и на тему минимальной заработной платы: сегодня это около 300 долларов чистыми. На эти деньги в Польше, с учетом коммунальных платежей, прожить нельзя. В нашей стране все больше бедных работающих людей - они выполняют тяжелую работу и при этом вынуждены обращаться за социальными пособиями. И последнее нововведение правительства - так называемый гибкий график работы. По факту это означает, что работодатели могут приказать сотрудникам работать подряд двеннадцать часов, десять, семь, разбивать рабочий день на части в течение длительного времени. Нам не нравится, что все последствия кризиса и все меры по его преодолению оборачиваются против работников, а правительство поддерживает предпринимателей, не соблюдая равновесия. Вообще у людей труда в Польше создается впечатление, что их не уважают.

- То есть это не были политические протесты? У вас не было политических требований?

Петр Дуда: Да нет, это власти, когда им не хватает действенных аргументов, начинают говорить, что это были политические протесты. Да, у нас было требование изменить конституцию в том, что касается проведения референдумов. Чтобы можно было инициировать референдумы по очень важным вопросам при наличии определенного количества подписей. Как в случае с повышением пенсионного возраста. Но, прежде всего, мы требовали принять меры по оздоровлению польской экономики, рынка труда.

- Но сто тысяч человек это политическая сила!

Петр Дуда: Пани журналистка, не верьте пропаганде - было не сто тысяч, а двести! Мы считали. Там были и другие профсоюзные организации, да и простые варшавяне, которые считают, что мы правы, что трудящихся игнорируют, присоединились к нашей акции. И обратите внимание: в субботу - в свой выходной день - со всей страны съехались люди, чтобы прокричать о том, что наболело.

- А какой была реакция властей? Чего вам удалось добиться?

Петр Дуда: Никакой! Пока что - тишина. Мы ждем. Если реакции не последует, мы, представители разных союзов, в нашем протестно-забастовочном комитете будем принимать какие-то новые решения. Для меня очевидно, что в обществе все больше недовольства происходящим, и очередные действия могут быть более жесткими, вплоть до всеобщей забастовки в Польше. Если с той стороны не последует никакой реакции, то мы готовы на многое! Это только начало наших акций и мы теперь не сдадимся, пока правительство не сядет за стол переговоров.

- Но ведь такой стол переговоров существует. В Польше есть "трехсторонняя комиссия" именно для переговоров правительства, работодателей и профсоюзов.

Петр Дуда: Да, мы приходим туда, и правительственная сторона нас информирует, что еще она планирует сделать. Это как если бы в семье вы с мужем вели диалог по такому принципу: муж говорит вам, что вы будете делать завтра, а что - послезавтра. Вот так в Польше выглядят переговоры и консультации. Но мы в этом участвовать не будем. Думаю, что эта комиссия себя исчерпала, и необходимо по-новому построить общественный диалог в нашей стране и подойти к этому ответственно и с открытым сердцем. Потому что в диалоге самое важное то, что невозможно прописать ни в одном документе: взаимное доверие. А мы это доверие утратили. Я не хочу сидеть и пить кофе с паном премьером. Я хочу решать конкретные проблемы.

- Но ведь такие акции, как та, что проходила с 11 по 14 сентября в Варшаве - это огромные деньги. У вас есть финансовые и организационные ресурсы для их проведения?

Петр Дуда: Как видите, есть! (смеется)

- Эти протесты могут повторить историю 1980-го года?

Петр Дуда: Мы живем в другой стране и с политической точки зрения - нет. Но с точки зрения работников, некоторые из тех постулатов, которые тогда подписывал Лех Валенса, так до сих пор не были реализованы. Некоторые политики считают, что эти постулаты ушли в историю, но это не так. Это были требования написанные трудящимися, и мы должны осуществить их до конца.

- А у вас лично нет политических амбиций? Польские СМИ уже предсказывают вам стремительную политическую карьеру и даже прочат в лидеры оппозиции...

Петр Дуда: Я - глава союза "Солидарность" и для меня это огромная честь. Я ответственно выполняю свою работу за вознаграждение, которое удерживается из взносов членов профсоюзов, и должен делать все, чтобы отблагодарить их за это. Они платят мне за то, чтобы я помог им улучшить условия, в которых им приходится работать. И я делаю только то, что должен для этого делать. Пресса толкает меня в объятия то одного политика, то другого, то одной партии, то другой. Но давайте созвонимся через год, два или три: место Петра Дуды будет в "Солидарности", если профсоюзовцы по-прежнему будут этого хотеть.

Досье "РГ"

Петр Дуда родился 15 июня 1962 года в деревне Веловесь в Силезии, с 1980 года работал на металлургическом заводе в городе Гливице. В 1981-1986 годах служил в воздушно-десантных войсках. В 1992 году начал свою деятельность в "Солидарности". 21 октября 2010 года был избран председателем правления этого профсоюза.

В мире Европа Польша
Добавьте RG.RU 
в избранные источники