Новости

24.09.2013 00:08
Рубрика: Культура

Сказки, обернувшиеся былью

Два сюжета на минувшей неделе привлекли мое внимание. Оба сказочного свойства. Один - занимательное повествование Ивана Толстого о прототипах сказки своего деда Алексея Толстого "Золотой ключик". Другой - умопомрачительная история правнучки генсека Леонида Брежнева в трехсерийном ток-шоу Андрея Малахова "Пусть говорят".

***

Над телеповествованием Ивана Толстого витает пушкинская строка: "Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок".

В детстве меньше всего думал и о намеках, и об уроках "Золотого ключика". Слушалась она как приключенческая история о кукольных человечках, над коими захватил власть страшный злодей - Карабас Барабас. Потом, став постарше, вычитывал некий социальный смысл похождений Буратино: угнетенные людишки восстают против тирании негодяя, бегут от него в надежде отыскать страну, где все хорошо, и все счастливы.

Школьные учителя подсказывали, что лучезарная страна - это Советский Союз, то есть та самая страна, в которой мы жили. А дальше мы сами должны были догадаться, как нам "свезло", что родились в СССР.

Впрочем, если поверить сказку бытовой логикой, то получается, что в ней сообщается, как труппа артистов одного театра сбегает в другой. Что же, дело житейское.

Дело, конечно, житейское, но не такое простое. Об этом и сказ Ивана Толстого о сказке деда Алексея Толстого.

На ТВ прыжки из грязи в князи - хорошо продаваемый товар. А еще прибыльнее - падение князей в грязи

Дед сочинял свой "Золотой ключик", вернее перекладывал на русский лад итальянского "Пиноккио" Карло Коллоди, выздоравливая после тяжелого инфаркта. Как бы забавляясь, что стало, однако, для писателя родом терапии, по мысли автора телецикла.

Кажется, что и для его автора погружение в творческое закулисье "Золотого ключика" не более чем литературоведческая забава. Но и она по-своему целительна. И даже не сразу скажешь, чем. Может быть, игрой ума. Или исследовательским азартом автора, его увлеченностью предметом, сочностью и выразительностью языка самого рассказчика. Признаюсь, "Исторические путешествия" Ивана Толстого на канале "Культура" навевают воспоминания об устных рассказах Ираклия Андронникова. Не смею сравнивать. Но как не обратить внимания на то, что традиция занимательного литературоведения на ТВ жива. И как не порадоваться этому.

Но дело ведь не только в эстетическом удовольствии. Дело еще в том, что из повествования Ивана Толстого следует: "Золотой ключик" - не просто сказка, но документ определенного времени. Сказочник обобщает приметы, факты и человеческие драмы, он проникает в подоплеку исторического процесса. И - угадывает исход тех или иных житейских сюжетов.

Наверное, самая впечатляющая та глава, в которой проводится параллель между Карабасом Барабасом и Мейерхольдом. Сходство почти неопознаваемо из-за карикатурности сказочного героя. Но и знаменитый режиссер, и страшило Карабас находятся в пожизненном поиске своего "золотого ключика". Как и команда Буратино. И Карабаса, и Мейерхольда ждал страшный конец. Только одного - в сказке, другого - в жизни. Про жизнь, то есть про последние дни Мейерхольда, сказочник Толстой еще ничего не знал, когда сочинял. Возможно, что-то предчувствовал. Его предчувствие нас не обмануло. Мы знаем, какие муки претерпел Всеволод Эмильевич перед тем, как быть расстрелянным.

...Кто добыл золотой ключик, так это Буратино, под маской которого, по мысли Ивана Толстого, оказался не кто иной, как сам Алексей Толстой.

Сказка "Золотой ключик" заканчивается на самом интересном: дверь распахнута. И что нам открылось? И что за волшебная страна? И что в ней за порядки? Теперь-то мы знаем о ней почти все. Сталинская страна тоже сказка, по которой многие не прочь поностальгировать.

Но новую сказку придумала жизнь. Не надо, ребята, о сказке тужить.

***

Новая сказка - это то, что произошло с потомком семейства Леонида Ильича Брежнева и с ним самим.

Жизнь Галины Брежневой-младшей - это что-то вроде паркового аттракциона "Американские горки". Родиться принцессочкой в семействе вождя советского народа, выпасть из уютного гнезда, оказаться на улице в прямом смысле, потом - в психушке, за сим стать героиней суперпопулярной программы "Пусть говорят"... Это уже само по себе сногсшибательно.

Еще один головокружительный спуск с высоченной горы: быть обладательницей нескольких элитных квартир и остаться без единого метра жилья...

И знаменитый режиссер, и страшило Карабас находятся в поиске "золотого ключика"

Малахов наслаждается крутизной падения своей героини, как он наслаждался всегда стремительными взлетами триумфаторов шоу-бизнеса. Только в последнем случае с клокочущим в горле чувством восхищения, а в первом - с постной позой вымученного сострадания.

На ТВ прыжки из грязи в князи - хорошо продаваемый товар. А еще прибыльнее - падения из князей в грязи. Тут есть место для сладострастия и смакования. Потому рефреном трех серий малаховского шоу стали кадры, где правнучка на крупном плане бреет себе голову.

***

Из прочих "сказок" я бы отметил сюжет с артистом Алексеем Паниным, который громит ресторан. Сюжет с Владимиром Жириновским, спросившим одного из участников шоу "Минута славы", девственник ли он? Но первым номером стала демонстрация идеальной попы в программе Елены Малышевой "Жить здорово". Попа-муляж, такая откровенная идеализация человеческой задницы. Вот такие сказки нынче напридумывала жизнь.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым