Новости

25.09.2013 00:40
Рубрика: Экономика

Экономия себе в убыток

Тарифными схемами и информационными программами эффективность энергетики не повысишь
Развитие городской энергетики - одна из главных тем законодательной деятельности Госдумы. О том, как рационально распоряжаться энергоресурсами, инвестициями в эту сферу, как привлечь сюда частный капитал, наш корреспондент побеседовал с председателем думского комитета по энергетике Иваном Грачевым.

Ресурсы отрасли часто используются нерационально. Существует и проблема неплатежей. Как нам с этим бороться?

Усилия в первую очередь следует прикладывать там, где мы несем основные потери. В июле прошлого года представители крупнейших генерирующих компаний объединились для решения проблемы хронических неплатежей. И мы в комитете по энергетике сразу поддержали эту инициативу производителей. Создан консультативный совет при председателе комитета, проведен ряд заседаний и "круглых столов". Постепенно картина проясняется - население, в особенности городское, платит сравнительно аккуратно - примерно на уровне 92-93%. А недобор наблюдается в основном со стороны перепродавцов энергоресурсов - недобросовестных управляющих компаний и других посредников на рынках тепловой и электрической энергии. Имеют место и проблемы искусственно создаваемые, например, из-за небрежности, приблизительности при расчете бюджетов городов. Бюджет часто формируется без учета основных типов факторов, могущих повлиять на расход электроэнергии в социальной сфере. А по итогам года выясняется, что детским садам и больницам, допустим, понадобилось больше тепла и электроэнергии. А бюджетная строка незыблема. Руководство города не может взять на себя ответственность - где-то урезать и сюда прибавить. Выяснилось, что и это должно решать государство.

Насколько эффективен закон об энергосбережении?

Пока среди депутатов по этому закону существуют значительные разногласия. Проблема в том, что такие документы часто готовятся экспертами, стремящимися привить России западные нормы. Но при этом даже из тех же, зарубежных, норм, изымаются важнейшие составляющие, например, когда речь идет о модернизации электрических сетей или санации зданий и их утеплении. Это главное звено в мероприятиях по энергосбережению в Европе, в частности, в Германии. Кстати, в Москве у нас был использован немецкий опыт - помните, реконструировались в столице общежития, затем жилые дома в Домодедово. Да, это требует затрат, разумеется. Но разве дешевле отапливать ветхий фонд и тем более - расселять? Деньги надо заставить работать. Так вот, в рекомендациях большинства экспертов, по чьим калькам закон N 261ФЗ кроился, стержневые меры из перечня просто изымались со ссылкой на то, что они требуют "значительных инвестиций". А в качестве "эффективных мер для России" предлагались "низкозатратные мероприятия в виде новых тарифных схем и информационных программ". И в итоге закон получился таким, каким он получился. А тарифы растут - под различными предлогами, хотя население, повторюсь, в основном платит дисциплинированно.

Некоторые города рискнули пригласить специалистов из-за рубежа для внедрения целевых программ "энергосбережения и повышение энергетической эффективности. Это положительный опыт?

Да, в 2010 году, после выхода закона об энергосбережении, на пилотные проекты в города пригласили, помнится, представителей немецкого энергетического агентства Dena. И наши немецкие коллеги сразу составили перечень реальных ключевых тем для сотрудничества в области энергоэффективности. Расширение работы с общественностью для повышения сознательности граждан при энергосбережении - они поставили там на последнее место. А у нас в каждом городе именно это числят главным, вместе с установкой приборов учета...

Ну а что же у них тогда на первом месте?

Модернизация сетей электроэнергии, модернизация теплоснабжения, в том числе и путем включения когенерации, санация зданий. Никогда мы не решим проблемы крупных городов, пока не отремонтируем сети. Именно там главные потери. Причем не просто зарывать деньги в землю - требуется капитальный, качественный ремонт. Не то скоро будет везде, как прошлой зимой в Санкт-Петербурге, где рвались и старые трубы, и новые. По сравнению с этими двумя пунктами тема энергообследования, вопросы с приборами учета, с лампочками - все это лишь уход от основной проблемы. У нас России 121 город с территорией больше 100 квадратных километров. И если мы в главной газете страны рассуждаем сейчас о главном, то надо понимать: угрозы будут только расти. И надо принимать адекватные срочные меры.

Но где же брать, в конце концов, деньги? Руководство страны предлагает использовать ГЧП.

Да, руководство страны активизирует ГЧП, ожидая частных инвесторов. Кстати, отдельные примеры эффективного партнерства у нас есть. Ну, допустим специализированные управления подводно-технических работ - они акционировались, но и сейчас успешно ремонтируют трубопроводы наших добывающих госкомпаний. Но там система с самого начала выстроена по линеечке. И ответственность совсем иная.

Но что касается коммунальных сетей - все тут куда сложней. И традиции другие, и специалисты, и текучесть кадров, и уровень заработной платы рядового состава. У бизнеса есть задача - "отбить" затраченное и получить быстро прибыль. Причем прибыль в России, как известно, должна быть большая, 10-20% никого не интересует. И вот вам самый свежий исторический пример. Одной из базовых идей реформы РАО "ЕЭС" было получение инвестиций на ремонт, модернизацию, развитие всей энергетической системы страны. Об этом много говорили и писали. Мне изначально была очевидна абсолютная нереальность всего заявленного. Потому что на тот момент киловатт установленных мощностей стоил от 150 до 300, максимум 700 долларов. А строительство уже тогда стоило, по самым скромным оценкам, в 3-5 раз дороже. Уровень инвестиций, необходимый для того, чтобы поддерживать в нормальном состоянии всю систему, должен составлять 30-40 млрд долларов в год. Напомню вам, что от приватизации РАО "ЕЭС" было всего получено где-то 30 млрд долларов. Этого не хватит не только на развитие всей системы, на что ссылались, доказывая необходимость дробления энергосистемы, но и даже на полуторагодичное поддержание ее в нормальном состоянии.

Закон о ГЧП дожидается второго чтения в осеннюю сессию в Госдуме. Чего вы от него ждете?

Пока что содержание его носит рамочный характер. Но если даже "корпус" этого документа заполнят какими-то "деталями" - где гарантия, что все быстро заработает? Назовите мне хоть один успешно осуществленный по этой схеме проект, тем более в коммунальной отрасли. Нужны государственные инвестиции, и от этого не отвертишься. И строгий контроль за каждой копейкой нужен. Россияне и в быту уже начинают чувствовать груз тарифной политики, что согласия нашему обществу, разумеется, не прибавляет. В стране с огромными естественными богатствами все чаще тарифы играют роль тормоза, а не преимущества. Кстати, заявление президента о создании в ближайшие годы 25 миллионов рабочих мест касается в первую очередь российских городов. Задача грандиозная, однако один из основных резервуаров трудовых вакансий - наша перерабатывающая промышленность, сегодня находится не в выгодных условиях. И опять же по причине высоких тарифов. Есть миф о том, будто в цене товара плата за электроэнергию не превышает 3-7%. А это неверно в корне. На самом деле доля электричества в некоторых производствах может достигать 35-40% - например, в алюминиевой промышленности.

Каким образом можно выправить ситуацию?

Прежде всего необходимо четко подвести итог реформы электроэнергетики. Она с треском провалилась. Техногенные катастрофы, подобные аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, предопределены самим вектором этой реформы, т.к. с самого начала было абсолютно ясно, что никаких значимых частных инвестиций в отрасль ожидать не приходится. И далее избавляться последовательно от мифов. Если бы повышением тарифов сегодня можно было решить задачи энергосбережения, я бы первым это поддержал. Если бы, используя ГЧП, можно быстро привести коммунальную систему в порядок - я бы и это поддержал. Но мы должны быть реалистами. Замораживание тарифов, на мой взгляд, является непременным стартовым условием для наведения порядка в топливно-энергетическом комплексе. А как следствие - и в целом в промышленности. Это точка отсчета, откуда следует начать, чтобы досконально во всем разобраться. Потому что на данный момент у ответственной стороны нет мотивов задумываться о том, откуда берутся потери, почему так много неэффективных и изношенных мощностей, почему есть возможность бесконтрольно повышать цены, заниматься воровством. И вообще все вопросы решать за счет потребителей. В Комитете Госдумы по энергетике было проведено голосование о замораживании тарифов, мы заручились одобрением коллег. Пока Госдума отказывается наше решение рассматривать. Однако мы намерены постоянно возвращаться к этой проблеме. И цель наша - законодательно определить, что цены на электричество и тепло могут повышаться исключительно в пределах инфляции.

Экономика Отрасли Энергетика