Новости

Михаил Грушевский, юморист:

Когда я учился в школе - это были 70-е, - у нас была замечательная учительница истории. На момент моего выпуска ей было 80 лет и ей посчастливилось быть очевидцем многих событий. Она считала нужным доносить до нас свою личную точку зрения. А так как ее мнение было искренним, историчка принципиально считала доносить его до нас. Она с огромным пиететом относилась к личности Ленина и довольно критически относилась к Сталину. В частности, наша учительница довольно любопытно рассказывала о знаменитом XX съезде партии. Так что даже при едином учебнике призма учителя никуда не денется. Учитель не может рассказывать историю так, как он ее не чувствует.

Современный учебник истории должен быть как выпуск новостей, информируя учеников о фактах. А вот уже интерпретация событий должна остаться за самим индивидуумом. Особенно когда речь идет об учениках старших классов. Ведь для старшеклассника очень важно научиться самому делать выводы. Безусловно, нынешняя ситуация очень печальная. Чуть ли не в каждой школе есть свой учебник истории. Нет единого исторического пространства. В трактовке событий на сегодняшний момент диаметральное разночтение.

Может быть, есть минусы, но их не надо искать. Потому что у нас и так хватает проблем с общим культурным и языковым пространством. Если еще у россиян будут разночтения со своим прошлым - будет только хуже. Оценка происходящего может и должна быть разная. Однако вводные данные пусть будут одни. Нельзя, чтобы какие-нибудь события замалчивались. Трактовка событий, к примеру, происходивших в 90-х, может отличаться из-за хотя бы того, что у нас много политических партий. Представьте себе, что в школе есть учитель истории - некий гипотетический Зюганов; там же преподает абстрактный Жириновский. В этом случае, если факты будут отличаться, у школьников может быть не только каша в голове, но и ненависть к своим соотечественникам.

В интервью с Александром Чубарьяном, о котором пишет "РГ" на 1-й и 10-й полосах, видно, что главная проблема учебного пособия не в том, какие события указывать, а какие нет. Загвоздка в том, как их называть.

В татаро-монгольском иге смущает слово "татарское"? Что ж, почему бы нам не пережить некую лингвистическую эволюцию. Эпоха была правильно озвучена, а как будет называться - эстетические частности.

Со Сталиным намного сложнее. Однако сложно, но нужно. Я считаю, что необходимо сказать все. Были репрессии, было "За Родину, за Сталина". Однако стоит сказать и о сделанных им впоследствии выводах. Ему удалось сплотить людей и, самое главное, восстановить русскую землю после нашествия оккупантов.