Новости

11.10.2013 00:20
Рубрика: Общество

Мрачные чары вождя

Чем Гитлер околдовал немецкий народ?
Когда Третий рейх рухнул, немцы каялись и удивлялись своей наивности: как же это они могли поддаться колдовским чарам этого демона-искусителя? Какая загадка кроется во внезапном приходе Гитлера к власти? Какие же колдуны ему ворожили?

Его образ, соединивший невероятную жестокость с дьявольской харизмой, кажется необычайным, потому что он совершил невиданные по масштабам преступления. Если же представить его в обличье главы семейства или мелкого служащего, то это лицемерие садиста, лишенное всякой масштабности, вызовет только отвращение.

Если бы история не предоставила в распоряжение фюрера целый народ, который растерялся и сделал его своим рупором, Адольф Гитлер, плебей-недоучка, малосимпатичный тип, который, чавкая, поглощал вегетарианский суп и пирожные, влачил бы жалкое существование прирожденного мизантропа и неудачника.

"В тяжелых ботинках и кожаном плаще и с этими странными усиками, - таким увидел его один из будущих соратников, - он походил на официанта в привокзальном ресторане. Его накрахмаленный воротничок, заколотый английской булавкой из поддельного золота, совсем потерял форму. Он утирал лицо тем, что раньше было носовым платком".

В начале своей политической карьеры Гитлер предпочитал плащи с поясом, какие в фильмах 20-х годов носили частные детективы. Своей любовнице Еве Браун он представился как герр Вольф, господин Волк, - он любил окружать себя аурой таинственности и называл не свое имя, а партийный псевдоним. В его манере есть, подносить чашку к губам, пить кофе находили что-то женственное. С годами черты лица стали жестче, появилось несколько высокомерное и твердое выражение. Он овладел искусством пожимать руки с особым значением. Научился смотреть людям в глаза и как бы вглубь - это немногие умеют. Неуверенных людей немигающий взгляд подавляет. Улыбка, жест, поза - все отрабатывалось перед зеркалом.

Театральные трюки

Каждое выступление Гитлера выстраивалось как театральная постановка. Марш штурмовиков, вынос знамен, военная музыка - все это готовило толпу. Гитлер появлялся в ту минуту, когда толпа уже проявляла нетерпение. Первые слова он произносил спокойным тенором, негромко, иногда после минутной паузы. В 20-е годы не было электрического усиления голоса, и ему приходилось кричать. Он старался говорить как можно более низким голосом. Он ждал реакции зала, выкриков, которые помогали ему почувствовать атмосферу толпы, настроиться на нее. Минут через 15 в него словно вселялся дьявол.

- Все, что было раньше, разрушено, - кричал Гитлер на митингах. - Все, что прежде казалось великим, растоптано. Мы видим одну ошибку за другой, крах за крахом, бедствие за бедствием. Робость, летаргия, безнадежность - вот, что мы видим. Миллионы людей потеряли свои сбережения, миллионы остались без работы. Но люди, виновные в наших несчастьях, все еще у руля! Мы их уничтожим! Вы должны мне верить. Со скептиками невозможно завоевать мир, с ними нельзя штурмовать ни небеса, ни государство.

Митинги с его участием выделялись особой чувственной атмосферой. Он произносил речи, которые доводили слушателей до экстаза. Не случайно Гитлер считал, что толпа воплощает женское начало. Эротические чувства в нем пробуждала не женщина, а толпа, послушная его словам. Однажды он назвал Германию своей "единственной невестой". Он и обращался в основном к женщинам. Они были главными участниками его митингов. А все действо подчеркнуто маскулинным - барабаны, марши, знамена и мужчины в форме и сапогах. Его голос зачаровывал женщин.

Собственно говоря, он произносил сплошные банальности, но в эти моменты полного слияния они обретали силу пророчества. Иногда закрывал глаза и прикрывал лицо сжатыми кулаками, охваченный эмоциями высокого накала. Сходя с трибуны, Гитлер ощущал странное сочетание опьянения и отупения. Гитлер полностью зависел от реакции толпы. Если кто-то выражал несогласие, он терял нить, сбивался, прекращал выступление и уходил. Без восторгов толпы он сникал. Он был лишен природного мужества, болезненно переживал неудачи и мгновенно капитулировал. Поражение вызывало в нем растерянность и отчаяние. Как только он завершал выступление, то сразу же выходил. Он не позволял начаться дискуссии и не отвечал на вопросы, чтобы не сбить психологический настрой.

Мюнхенский профессор истории Карл Александр фон Мюллер вспоминал: "Он прошел совсем близко от меня. Суровое и бледное лицо, холодный огонь, пылающий в глазах, которые словно ищут врага, чтобы его сокрушить. Толпа придает ему эту мистическую силу? Или же он излучает эту силу, которая передается толпе? Средний класс, пребывающий в депрессии и упадке, вознес его. Но он не один из них. Он появился откуда-то из глубокого мрака".

Страх как главный мотив

Успех Гитлера состоял в том, что толпа в Германии тех лет была настроена на ту же волну, что и он. Гитлер исходил из того, что каждый, кто пришел его послушать, только что ощущал себя маленьким, одиноким, никому не нужным человеком, который не способен справиться со своими проблемами. И вдруг он оказывается среди множества единомышленников, и он захвачен пьянящим чувством принадлежности к мощной силе. Успех Гитлера был не столько политическим, сколько психологическим.

Он уловил настроение людей. Научился управлять эмоциями запутавшихся и ожесточившихся людей, не смирившимися с переменами в их жизни и в жизни страны. Фюрер олицетворял мечты и фантазии немцев, он выражал их затаенные желания и надежды.

Немцы жили не хуже других европейцев. Но немцы не справились со свободой, которую они получили после распада империи. Свобода требовала самостоятельности во взглядах и решениях. Немцы растерялись и уверились в том, что все беды от навязанной Западом демократии, антинационального либерализма и власти плутократов (сейчас бы сказали олигархов). Не имея привычки к самостоятельности в поступках и мыслях, растерялись без указаний сверху. Жаждали надежной, сильной власти, которая избавила бы их от неуверенности, от необходимости самим определять свою жизнь. Гитлер не только убеждал присутствующих в своих фантастических способностях, но и сам в них уверился. Он вернул немцам, болезненно пережившим распад империи, ощущение принадлежности к великой державе и чувство, что в страну вернулся хозяин. Беззастенчивый демагог, он обещал, что возьмет на себя все проблемы, и воцарится, наконец, порядок, стоит лишь уничтожить тех, кто мешает...

Его привели к власти

Приход Гитлера к власти не был, как принято считать, логическим следствием всей немецкой истории, прусского милитаризма и так далее. Ошибочно и представление о том, будто немцы сами выбрали фюрера. У нацистов была самая многочисленная фракция в рейхстаге, но они не представляли большинства немцев. Интерес к фюреру в конце 1932 года уже стал падать. Пик популярности был пройден. На следующих выборах за нацистов бы проголосовало еще меньше избирателей, и Адольф Гитлер так и остался бы крикливым вождем оппозиционной партии. Но ряд влиятельных людей, руководствуясь собственными интересами, помогли ему вскарабкаться на вершину. Иначе бы он никогда не пришел к власти.

Национальные социалисты собрали всех, кто был недоволен республикой. Республика воспринималась как воплощение культурного распада и морального банкротства. Вину за экономические проблемы приписывали парламентскому устройству, ответственность за неурядицы возлагали на демократов.

Между людьми демократических убеждений не было единства. Все сколько-нибудь заметные фигуры находились в ссоре друг с другом. Раскол в среде демократов, их почти мистическая неспособность к консолидации, неумение разглядеть и оценить реального врага оказались роковыми для судьбы демократии в стране. Не удалось создать блок умеренных, сознающих свою ответственность партий, поддерживающих конституцию, и тем самым дать отпор экстремистам. Партийные или личные симпатии и антипатии возобладали над общегосударственными интересами.

Один немецкий писатель, которому суждено было погибнуть в концлагере, накануне прихода национальных социалистов к власти разочарованно писал: "Что я должен делать? Бороться за республику? За какую? За эту? Да она сама этого не хочет". Многие считали, что республика прогнила и незачем пытаться ее улучшить. Пусть она развалится, а на ее месте возникнет нечто новое, светлое и прекрасное. Левые насмешливо наблюдали за Гитлером и говорили, что, пожалуй, даже имеет смысл дать фюреру власть на короткое время, чтобы он поскорее проявил свою несостоятельность и с треском провалился. Противники Гитлера воевали друг с другом и расчистили ему путь. А у них была возможность его остановить. Борьба с нацистами была бы кровавой. Но это, наверное, лучше, чем 12 лет нацистской диктатуры.

Гитлер разрушил Германию

Буквально на следующий день после прихода нацистов к власти все переменилось. Стремительно складывался жесткий режим, в котором не только сопротивление власти, но и выражение сомнений в ее правоте было смерти подобно. Несогласные исчезали, зато число согласных множилось на глазах. Даже если они и не разделяли взглядов вождя, то испытывали желание подчиняться. Неповторимая черта национального социализма - обилие послушных исполнителей, готовых исполнить любой приказ. В стране осталась только одна партия, и народ восторженно за нее голосовал.

Когда Германия в январе 33-го избрала вождем Адольфа Гитлера, судьба страны была решена. Германия отказалась от капитализма, парламентской демократии и пошла своим особым путем. Особый путь привел страну к Третьему рейху, мировой войне и полной катастрофе. Гитлер сам поверил в свое величие и непогрешимость. Низкопоклонство армии чиновников, сладкая лесть пропаганды только укрепили уверенность фюрера в том, что судьба Германии в его руках и он один способен добиться победы в будущей грандиозной битве. Он считал себя избранным провидением, чтобы вести страну и мир. Основная масса немцев уверилась в том, что у Гитлера все получается и готова была исполнить любые его приказы.

Общество История Вторая мировая война
Добавьте RG.RU 
в избранные источники