Новости

16.10.2013 00:04
Рубрика: Культура

Абхазский Ван Гог

20 лет назад на войне в Абхазии погиб гениальный художник Заур Аджба
Двадцать лет назад закончился вооруженный грузино-абхазский конфликт, который в Абхазии называют войной, причем войной отечественной. Потому что на защиту своего отечества в те дни поднялось почти все население маленькой республики - абхазы, русские, украинцы, армяне, греки, турки - все, кто мог воевать. Многие из них погибли. Среди них был и замечательный художник Заур Аджба.

В Абхазию я приехала после окончания военных действий. Приехала как журналист, вернее, как журналистка. Потому что тогда через российско-абхазскую границу пропускали только женщин. Никто из отдыхающих сюда и носа не показывал. Боялись. И в Москве удивлялись: "Куда ты едешь?! Там ведь стреляют!" Но там уже не стреляли, хотя следы недавних сражений были видны повсюду - от Гагры до Сухума. Поразила тишина. Я выросла на Кавказе: отец, военный, когда-то служил в этом всегда шумном, громкоголосом, веселом крае. Потом много лет мы с мужем ездили сюда отдыхать. Но однажды солнечным августовским днем над побережьем пролетел вертолет и прочертил морскую гладь пулеметной очередью. Никто из отдыхающих сначала и не поверил, что началась война... Пришлось срочно уезжать.

В Абхазию не ходили поезда, не доставлялись письма, не было телефонной связи. Жители испытывали крайнюю нужду. Только на отдыхающих и была надежда. А они не ехали...

Но вот среди этой разрухи и уныния узнала приятную весть: в Пицунде в пансионате "Сосновая роща" вновь открывается выставка картин абхазского художника Заура Аджбы. В войну эти картины сотрудники пансионата надежно спрятали. Теперь же торжественно возвращают на место.

Народу собралось немного, в основном те, кто хорошо знал Аджбу. Приехала и жена художника. Все вспоминали Заура самыми добрыми словами. А я стояла перед его картинами и очень сожалела, что такого замечательного живописца раньше почти не знали в нашей большой стране и не оценили при жизни.

Его при жизни называли абхазским Ван Гогом. Иногда короче - Аджбагогом. Заура это только радовало, потому что он боготворил великого голландского живописца и поначалу подражал ему. Пейзажи - главная его тема.

А если быть точнее - пейзажи родной Абхазии. Помните знаменитые "Подсолнухи" Ван Гога? Они, можно сказать, стали символом его живописи. Хотя первоначально Винсент написал их, чтоб просто украсить свой дом в Арле к приезду друга - Поля Гогена.

Аджба тоже написал "Подсолнухи". Но это далеко не копия. И хотя влияние великого голландца на абхазского художника очевидно - у обоих на холстах буйство цвета, - Заур Аджба нашел свой путь. Картины его неповторимы. Они впечатляют, заставляют задуматься. К сожалению, его работы поначалу видели немногие. Ему бы "выставиться". Но Аджба напористостью и пробивной силой никогда не отличался. Просить за себя не умел. О выставке лишь мечтал. После окончания академии в 1976 году уехал в свою Гудауту и работал, работал...

Однако никого там его картины не интересовали, никто их не покупал. Возможно, импрессионизм оказался сложным для восприятия местной публикой. Ведь вместо привычных плавных мазков- запятые и точки, а дома и фигуры, как бы случайно попавшие в кадр, срезаны... И нереально яркий свет! Как на картине "Осень в деревне", где все - и дом, и телега, и лошадь - красного цвета. Вероятно, Заур написал ее под впечатлением от работы Ван Гога "Красные виноградники".

Он, как Ван Гог, каждый день писал картины, которые по-прежнему не продавались. Заур успокаивал жену: "Ван Гог за всю жизнь продал лишь одну картину..." Марина иногда возмущалась: "Перестань примерять на себя его судьбу!"

Когда в семье появились дети - сын Алан и дочка Илона, художник вынужден был подрабатывать. Он стал печь пирожки и развозить их на мотороллере по магазинам. Друзьям говорил: "Я - художник-пирожник".

Узнав о трудном материальном положении художника, директор пицундского пансионата "Сосновая роща" Людмила Лолуа, родом тоже из Гудауты, решила поддержать земляка. И потратила сумму, предназначенную на приобретение так называемых товарно-материальных ценностей для пансионата, на его картины. Купила больше двадцати. Развесила в залах столовой. И скоро была приятно удивлена, когда прибывшие на отдых художники из Москвы, увидев одну из картин Заура - "Автопортрет с трубкой", воскликнули: "Ну прямо Ван Гог!"

А он этого и хотел, сделав своеобразную копию известного портрета. Взяв его за основу, Аджба как бы вписал под вангоговскую соломенную шляпу собственное лицо и стал удивительно похож на самого Ван Гога! Для пущего сходства Заур даже свои темные волосы нарисовал рыжими. Получился Аджбагог!

Наверное, кто-то из тех художников, приехавших отдыхать в Пицунду, поделился потом в столице впечатлениями о работах абхазского художника. Так или иначе, но в 1990 году Заура пригласили участвовать в выставке, посвященной 100-летию со дня смерти Ван Гога. В том же году Аджбу отправили на два месяца в творческую поездку в Австрию, откуда он привез несколько своих картин.

Во время войны Людмила Лолуа с сотрудницами прятала ценности пансионата. Женщины, надрываясь (мужчины ушли воевать), тащили в подвалы и на чердаки ковры, телевизоры, хрустальные люстры. И картины Аджбы. Сам художник ушел на войну. Хотя друзья старались отправить его в тыл, чтоб сохранить жизнь. "У художника главное оружие - кисть!" - убеждал командир, убеждали однополчане. Спас положение питерский друг Шакро Бокучава - помог организовать выставку абхазских художников в городе на Неве. На ней было представлено около 50 работ. Пригласили авторов. Пришлось и Зауру снова поехать в Санкт-Петербург. О войне он написал тогда впечатляющую картину с оптимистическим названием: "Нас не пройти!"

Культура Арт Живопись В мире экс-СССР Абхазия Грузино-абхазский конфликт