Новости

16.10.2013 00:42
Рубрика: Экономика

Танец на краю пропасти

Завтра США могут накрыть мировую экономику новой волной кризиса
Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Финансовые рынки в огне. Падают курсы акций, доллар слабеет, рухнули цены на нефть. По всему миру скупается золото, цена на него растет. Парализованы рынки госдолга. Правительства крупнейших стран отказываются платить по долгам. Рост безработицы вызвал волнения на Западе.

Откуда это? Из триллера?

Фантастическая картина может стать явью, если демократы и республиканцы не договорятся о бюджете, о повышении потолка госдолга. Последует дефолт США и череда финансовых шоков по всему миру. Ожидаемое время катастрофы - 17-30 октября.

Эта ситуация повторялась не однажды. Семнадцать раз в США приостанавливались госрасходы из-за межпартийных разногласий. Более восьмидесяти раз пересматривался, не без кризисов, потолок государственного долга. Но все понимали, что в последний час решение будет найдено, потому что ответственные лица видят все последствия, которые наступят для США и мира, если не будет достигнут компромисс.

В этот раз, в октябре 2013 года, столкновение демократов и республиканцев кажется бескомпромиссным, почти уличным столкновением, когда каждый стремится не потерять лицо, и ради этого будет идти до конца. В этом лобовом движении партийных машин навстречу друг другу с каждым часом нарастают риски того, что решение не будет найдено. Танцем на краю пропасти назвали американские журналисты это противостояние.

Это чистый, ничем не замутненный риск человеческой ошибки. Один раз, в сентябре 2008 года он уже наступил, когда финансовые власти США допустили банкротство банка "Леман Бразерс" и началась цепная, почти ядерная реакция системного риска, в несколько дней приведшая к глобальному кризису.

После этого в 2008-2013 годах было не менее пяти ситуаций, когда решения властей в еврозоне (Греция) или в США (долговой кризис августа 2011 года), если бы они были неправильными, немедленно вели бы к новым мировым потрясениям. Но эти точки были благополучно пройдены. В последний час врач находил единственно верный рецепт, объявлял его, и финансовые рынки, облегченно вздохнув, устремлялись дальше дорогой медленного выздоровления. В этот раз все иначе, ожесточеннее, яростнее. Риск человеческой ошибки, риск, приводящий к войнам, техногенным катастрофам, финансовым землетрясениям, неоправданно велик в октябре 2013 года.

Но с какой стати неудачный исход спора двух политических партий в США должен вызвать глобальные потрясения? Ничего подобного не происходит, когда политические драмы разыгрываются в любой другой крупной стране. В России, Германии или где-нибудь еще. Дело в том, что на долю США приходится более трети глобальных финансовых активов, свыше 20 процентов мирового ВВП. Треугольник "Нью-Йорк - Лондон - офшоры" - финансовое сердце человечества. Доллар - мировая резервная валюта, его доля в пространстве валют - свыше 60 процентов. Почти две трети официальных резервов, созданных государствами, находятся в долларовых активах, и только четверть - в евро.

Что еще? Мировые финансы имеют два центра управления полетом - МВФ и Федеральную резервную систему (Центральный банк США). Европейский центральный банк во Франкфурте пока еще штаб дивизии, а не армии. Только на любое действие или слово ФРС финансовые рынки отзываются немедленно.

Более трети госдолга мира - за США. Процент по их казначейским обязательствам - базовый ориентир для любого денежного рынка. Центры ценообразования на российское сырье - нефть, газ и металлы - в Нью-Йорке, Чикаго и Лондоне. Все это может нравиться или не нравиться, но является фактом жизни. В будущем многое изменится, но на ближайшие времена картина мира такова, что еще в кризисном сценарии, отсчет которого может начаться 17 октября? Не будет больше выздоровления экономики США, казавшейся локомотивом выхода из "Великой рецессии" 2008-2013 годов. Еврозона, показывающая с лета слабые признаки экономического оживления, вслед за США погрузится в холодные воды. Реальный сектор стран G-7 войдет в минусовую зону. Сократится спрос на нефть, газ и металлы в еврозоне (на нее приходится более 50 процентов экспорта-импорта России), упадут цены на них. Еще больше начнет тормозиться рост Китая и развивающихся стран. Снова упадут цены на недвижимость там, где они успели частично восстановиться после 2008 года.

Спусковым механизмом для всех этих бурь станут финансы. Резко увеличится количество дефолтов. Вновь придется спасать от "черных дыр" в активах крупнейшие финансовые институты, только что вздохнувшие после прошлых бед. Сжатие кредитов поставит бизнес и население в жесточайшие финансовые условия. Высоки риски разлома еврозоны. Несколько стран по ее периферии могут бросить ее, вернувшись к своим валютам.

Что будет происходить во время нового витка кризиса, если он случится, с экономикой и финансами России? Обычно на внешние шоки мы отвечаем еще более глубокими падениями, раза в полтора-два больше, чем в странах G-7. Мы "физически" зависим от спроса и цен на сырье в еврозоне. Это показал и 2008-й, и 2012-2013 годы. Как только еврозоне становится чуть-чуть хуже, немедленно начинает тормозить и наша экономика.

"Обычный" сценарий кризиса в России суров, как зимние холода. Чем ответят на это власти?

Эмиссией, кредитами Банка России, финансовой помощью, чтобы удержать банки и стратегические предприятия на плаву. В 2008-2009 годах это сработало блестяще, потому что уже через 6-8 месяцев после начала кризиса стали восстанавливаться цены и спрос на российское сырье. Прежде всего - на нефть. Повезло!

Повезет ли в будущем кризисе, если он случится? Все зависит от того, сколько продлится падение цен и спроса на сырье.

Если "низы" будут продолжаться где-то до года, то ничего, выдержим. Если больше, то может произойти надлом. Сегодня российская экономика находится в более рискованном положении, чем пять лет назад. Ее главная формула - "обмен сырья на бусы", на товары с высокой добавленной стоимостью, зависимость внутренних финансовых рынков от денег нерезидентов, офшоризация, перенос собственности и прибыли за рубеж.

Еще одна формула - это низкая норма инвестиций + избыточные налоги + инфляционный налог + широкоформатное финансирование мегапроектов и убытков госкорпораций + растущие военные расходы + остаточное финансирование "социалки" + низкий уровень финансового развития (слабая монетизация, мелкие банки и финансовые рынки, экстремальный процент). Почти двадцать лет мы живем как донор, из которого выкачивают денежную кровь (страна чистого вывоза капиталов), а последние год-два - еще и при сокращающихся физических объемах экспорта сырья. Главным гаданием минэкономразвития и минфина на будущее - цена нефти и сколько миллионов тонн и кубов вывезут.

Шаг за шагом мы все вместе можем попасть в ту же ловушку, что и в 1980-е годы, когда растущие расходы на гонку вооружений и мегапроекты, наложенные на обвал цен на нефть, настолько поколебали финансовый базис СССР, что создали жесткие экономические предпосылки для социальных и политических переломов. Наша экономика - уже сейчас готовый и, по правде говоря, беззащитный агнец для заклания. Первое крупное, на год и более колебание цен на нефть и газ вниз, первые признаки сколько-нибудь ощутимого и надолго вытеснения России с энергетических рынков Европы и физического падения объема экспорта, и мы с лагом в полгода - год можем столкнуться с тем, что само российское общество, а уж тем более его бюджет станут крайне нестабильными.

Что делать? На уровне "макро" сухо и рационально играть на усиление, руководствуясь только интересами российского населения, а лучше его среднего класса, который сам все построит вместе с элитой, если убрать все лишние обременения, связывающие его. Заниматься не только экономическим, но и финансовым развитием, выстраивая более "тяжелую", монетизированную финансовую машину, которая будет намного более устойчива к шокам, приходящим из-за границы. Ослабить помалу переоцененный рубль (скоро он и сам сделает это). От мегапроектов "поворота рек" уйти к мегапроектам "живем лучше" (вода, газ, местные дороги, массовая инфраструктура, особенно в Центральной России). Резко увеличить налоговые льготы за рост бизнеса, за длинные деньги, за прямые инвестиции, несущие за собой современные технологии. Убить немонетарную инфляцию. Резко снизить регулятивное давление на бизнес. Перестать сеять в каждом поколении панику и неуверенность, залезая к нему в карман на любом крутом повороте (новая пенсионная реформа). Заняться массовыми убытками госкорпораций. Не допустить, чтобы рост военных расходов стал "троянским конем" для экономики. И, наконец, мы не сможем спокойно развивать нашу промышленность, находясь в состоянии скрытого острого конфликта с Западом. К сожалению, без импорта технологий массовую модернизацию не осуществить.

Каждый кризис, наступивший или только ожидаемый, - это жесткий вызов. Ответом на него должна быть долгосрочная политика, шахматная игра на усиление, цель которой одна - качество жизни, активное, ищущее новых шансов и сытое население, не пытающееся бежать из страны. Все остальные цели и задачи - вторичны, хотя обязательно будут решены.

То, что происходит сегодня, в октябре 2013 года, - еще один шанс перейти к такой гроссмейстерской игре. Отказаться от вековой российской традиции - делать все накоротке, временно и без оглядки, чтобы искать потом долгие годы тех, кто виноват во всем, что произошло.

Вопрос автору

Но состоится ли этот апокалипсис, Яков Моисеевич?

Яков Миркин: Когда смотришь на румяные лица тех, кто снует по улицам Амстердама или Франкфурта, или же когда купаешься в закатах на пляжах Барселоны, не верится, что эта чужая, сытая и благополучная жизнь может стать чем-то иным.

Все же риски того, что это все-таки случится, намного выше, чем в 2008 году. У государств и центральных банков всего мира меньше пространства для маневра, меньше ресурсов. Все эти годы (2008-2013) они работали в режиме "медицины катастроф". Лечили экстремальными средствами - печатным станком (эмиссия, "денежные облегчения"), сверхнизким процентом, национализацией финансовых институтов и компаний реального сектора, покрытием их убытков за счет бюджета, т.е. налогоплательщиков. Долечились до того, что стали "оздоравливать" банки за счет средств вкладчиков (Кипр, 2013 г.). Собрали небольшие стабилизационные фонды, чтобы в минуты роковые не зависеть только от финансовой помощи МВФ.

Но хватит ли сил поддерживать больного, если наступит вторая вспышка болезни, когда уже испробованы были все силы и средства, и он давно уже находится на аппарате искусственного дыхания? Даже если с новой силой будет работать эмиссионный печатный станок и разгоняться инфляция? Этого никто не знает.

Хроника событий после возможного дефолта США

В первые полгода кризиса ВВП России упадет на 8-10 процентов. Официальная безработица подберется к 10 процентам (сейчас 5,2). Рубль ослабеет на 25-30 процентов (курс доллара может вырваться за границы 40 рублей).

И инфляция достигнет двузначных величин. Начнется бегство капитала. Будет выведено 50-55 процентов накопленных прямых иностранных инвестиций и 65-70 - портфельных. Россия потеряет до 30-50 процентов международных резервов. Из России в госдолг США вложено примерно 160 миллиардов долларов, мы - шестые в мире по инвестициям в американские государственные ценные бумаги. Дефолт США резко снизит стоимость этих инвестиций, ранее считавшихся первоклассными.

Экономика Макроэкономика В мире США Бюджетный кризис в США