Новости

28.10.2013 13:15
Рубрика: Общество

Храм всех религий откроют в ноябре

Текст: Светлана Брайловская (Казань)
3 ноября Вселенский храм, который в 1994 году начал возводить выдающийся художник-монументалист Ильдар Ханов, впервые за долгое время распахнет свои двери для посетителей.

В этот день - день рождения мастера - в доме, который после его смерти словно погрузился в траур, откроется выставка, где будут представлены картины, неизвестные широкой публике. Корреспонденты "РГ" решили узнать, чем живет храм всех религий без своего создателя и что будет с этим домом, который приводит в восхищение каждого, кто проезжает мимо.

Огурчик - вот и весь рацион

Мало кто знает, что отчий дом Хановых спрятан внутри Вселенского храма. С него-то все и началось. Художник верил, что родная земля помогает ему и придает сил. Здесь он скрывался ото всех на два-три часа, необходимые для отдыха.

- Мы ничего не трогали, все осталось на своих местах: портрет родителей, старинные часы с ходиками, тренажеры и картина, подаренная известным художником Константином Васильевым, с которым Ильдар вместе учился, - рассказывает сестра мастера Флюра Галеева.

Зато мастерская живет! Готовые работы Ханова стоят вперемешку с незаконченными. Здесь по-прежнему пахнет краской. Сюда приходят его друзья, чтобы завершить мозаику для храма.

А вот огород постепенно приходит в запустение. Здесь всегда можно было сорвать свежий лук, салат, крапиву, огурцы. В общем, весь его рацион. Ханов не делал из еды культа, считал, что поддержания тела хватает немного зелени.

Кстати, когда мастер работал в Набережных Челнах над своим знаменитым "Древом жизни", рабочие подшучивали: "Что за человек? Никаких перерывов на обед. Съест огурчик и целый день сыт! В чем только душа держится?"

Еще в храм приезжали за родниковой водой. Источник забил прямо у дома. И тогда художник обустроил его, чтобы все желающие могли им пользоваться. Но человеческая жадность не знает предела - люди приезжали за водой с огромными канистрами, часами простаивали в очереди, ругались друг с другом. Так родник чуть было не стал яблоком раздора. Чтобы никого не покалечили в давке, раздачу воды пришлось прекратить.

Боялся не успеть

Пять лет назад Ильдар Ханов сказал корреспонденту "РГ", что планов у него на сто лет вперед. Чтобы все успеть, спал по два-три часа в сутки, не тратил ни одной минуты зря. Всегда торопился: днем принимал посетителей, которые приезжали к нему как к целителю, вечером встречал друзей и уже за полночь удалялся в мастерскую. Он хотел жить до глубоких седин, но на 72-м году жизни его сердце остановилось.

Будучи студентом, Ильдар Ханов мечтал построить такой храм, чтобы под его сводами нашлось место всем людям, вне зависимости от возраста, пола, национальности и вероисповедания. То, что мысли материальны, а воздушные замки могут стать каменными, теперь знают все, кто когда-либо видел то, что он успел воздвигнуть при жизни.

- Для человека нет ничего невозможного, вопрос только в том, желает он воплотить свои мечты в жизнь или нет, - говорил Ильдар Ханов. - Можно найти массу причин, чтобы ничего не делать (в данный момент очень удобно все свалить на кризис), а можно, не тратя драгоценных минут на слова и бессмысленные поступки, идти к своей цели. Я, к сожалению, очень много времени потерял в Москве, когда общался с партийной элитой. Ничего, кроме разочарования и проблем, это знакомство с первыми лицами СССР мне не принесло.

Работы на всех хватит

С работой во Вселенском храме не управиться за десятилетие. Еще нет православной маковки, не построены синагога и костел, не доведены до ума католическая церковь и башня, где должна располагаться мастерская.

При жизни Ильдару Ханову помогали многие. Иногда он даже не знал имен тех, кто присылал грузовики с кирпичом и цементом. Сейчас все изменилось. В доме по-прежнему работают преданные ему люди, они продолжают строить храм. Но из-за публикаций в желтой прессе меценаты отвернулись.

По закону признать дом культурной и архитектурной ценностью могут только спустя несколько десятилетий. А пока судьба уникального сооружения висит на волоске. Сестра художника Флюра Галеева, которую многие казанцы, живущие в центре города, знают как участкового терапевта, верит, что здесь, как и мечтал ее брат, будут учиться дети, выставлять свои картины молодые художники, собираться представители различных национальностей и конфессий, музыканты и поэты.

Кстати, картины Ханова не показывали много лет. Сам он относился к этому философски. Шутил, что у него есть свой выставочный зал и его он может предоставить любому творцу, которого не принимают в других местах.

Сейчас Флюра Галеева обивает пороги чиновников в поисках тех, кто поможет продолжить дело ее брата. Растут долги перед рабочими и кое-как удается собирать деньги на коммунальные платежи.

Памятник взорвать, автора - в тюрьму!

Начало творческой карьеры Ильдара Ханова едва не омрачилось тюремным сроком. Открытие его первой скульптуры "Родина-мать" в Набережных Челнах в 1975 году началось со скандала. Когда с монумента сорвали покров, народ ахнул. С огромного постамента на собравшихся взирала гигантская орлица с лицом женщины.

Как рассказывал сам Ханов, о скандале стало известно в Москве. Оказалось, проект не был согласован. Приехавшая из столицы комиссия постановила памятник взорвать, автора - отправить на нары. Почти месяц Ильдар Ханов был в бегах. Вернее, прятался в хвосте своей "Родины-матери". Знакомые спускали его только по ночам. Днем внутри монумента он занимался йогой.

Положение спас французский журналист и писатель Андре Ремакль, который привез зарубежные журналы с фотографиями монумента, признанного самым лучшим памятником о войне. Тогда первый секретарь Набережночелнинского горкома КПСС ТАССР Раис Беляев вступился за автора: "Ему же весь мир рукоплещет!"

Позже Ханов подарил городу его нынешние символы - серию скульптур: "Дерево жизни", "Энергия", "Ангел-хранитель", "Пробуждение" и другие.