Новости

При спуске с Эльбруса, спасая товарища, идущего в связке, он повредил ногу и на встречу пришел, опираясь на трость. В свои 37 лет Демешин поработал следователем, прокурором подмосковных Мытищ, первым заместителем прокурора Ростовской области. Он в том возрасте, когда уже накоплен немалый жизненный опыт, но еще не наступила усталость от исполнения рутинных обязанностей. Демешин хочет, ни много ни мало, изменить общество. Во всяком случае, именно так я понял миссию прокурора, перечитав публикации о нем в местных СМИ. Согласитесь, это хороший повод для разговора.

- Насколько я понимаю, у вас серьезные претензии к обществу.

- Думаю, претензии к нему в той или иной степени могут предъявить многие граждане нашей страны. Главная - отсутствие законопослушания.

Чудовищный эгоизм правит обществом! Мне нужно, остальное - гори синим пламенем! Вот позиция большинства наших граждан. На каждом шагу, ежедневно, ежеминутно мы сталкиваемся с попранием наших прав такими же гражданами, как мы. Сосед поленился выбросить пакет с мусором в мусорный бак и бросил его прямо в подъезде. Водитель, не желая пройти пешком сотню-другую метров, паркуется не в отведенном для этого месте, а на проезжей части, мешая движению. Предприниматель должен приобрести земельный участок с торгов, но предпочитает дать взятку, чтобы эти торги не проводить.

Мы сами же попираем права друг друга и злимся на всех сразу, требуя от руководства страны все изменить, не желая меняться самим.

- Я думал, вы начнете, как это часто бывает, с претензий к чиновникам.

- А чиновники что, с Луны к нам прилетают?

- Вы мне напомнили случай. Как-то пришлось стоять в очереди в Федеральной миграционной службе России, что на Покровке. Люди, много часов подпиравшие стены коридора, возмущались бюрократизмом чиновников. Я присмотрелся к ним. То, как они вели себя, как ругали владельцев кабинетов, навело на невеселую мысль: если бы возмущающихся посадить в кресла за дверями, у которых мы изнывали, ничего не изменилось бы. Они бы вели себя не лучше, если бы не хуже.

- В этом вся беда! Дело совсем не в должностях, которые якобы изначально порочны, не в особом клане чиновников, враждебно воспринимаемых обществом. Дело в том, что мы, предъявляя претензии другим, слишком снисходительны к себе. Наш человек никак не хочет усвоить простую истину: его права заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Он с этим решительно не хочет мириться. Должность чиновника просто ярче проявляет уже сложившиеся качества человека. Она дает ему некоторые преимущества перед остальными, и он ими пользуется. Чувство стыда, неловкости - эти непременные регуляторы нравственного климата в обществе - у нас сильно ослаблены. А если этого нет, утверждаются совсем иные моральные принципы: урвать свой кусочек счастья за счет других. Замечу, что такое поведение предполагает и высокую степень агрессии. Отсюда и разрешение конфликтов с помощью бейсбольных бит и травматического оружия.

- И вы хотите все это изменить?

- Хочу.

- Но как?

- Честно исполнять свой служебный долг.

- Ницше говорил: надо быть морем, чтобы сообщаться с грязным потоком и не стать таким же.

- Другой классик сказал примерно то же самое: жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

- Значит, вы понимаете, что ваша миссия может быть обречена.

- Я отдаю себе отчет в том, что не многое смогу изменить. Чтобы изменить поведение общества, нужны усилия не одного поколения. Но важно делать то, что зависит от каждого из нас, брать на себя ответственность за то зло, что происходит рядом. Очень важно не быть равнодушным!

- В чем же заключается честное исполнение долга?

- Прежде всего в том, чтобы добросовестно, подобно рабу на галерах, выполнять служебные обязанности - добиваться четкого и единообразного исполнения законов. И не пользоваться преимуществами, которые мне предоставляет моя должность.

- Калужская область - успешно развивающийся экономический регион. Вы не можете рано или поздно не вступить в конфликт с людьми влиятельными, амбициозными и в силу решаемых ими задач опасными.

- Я этого не исключаю.

- Насколько мне известно, вас считают человеком нелюдимым.

- Надо понимать, что занимаемая должность обязывает меня быть чрезвычайно избирательным в отношениях с людьми. Я обязан держать дистанцию, чтобы оградить себя от сомнительных предложений и просьб.

- Что вам удалось сделать за год пребывания в должности прокурора Калужской области?

- Это еще слишком малый срок, чтобы можно было говорить о серьезных успехах, тем более в формировании общественного сознания. Мы пока в начале пути. За год внесли серьезные коррективы в организацию работы, нацелили ее на конечный результат, мне кажется, набрали хороший темп. Не скрою: "почистили" кадры. Те, кто устал работать или не выдержал новых требований, не захотел изменить себя, вынуждены были уйти. Зато в коллектив влились новые сотрудники - мыслящие, способные работать на максимуме возможностей.

Изменения коснулись вопросов планирования, повысилась эффективность координации действий правоохранительных органов по борьбе с преступностью, больше внимания стали уделять надзору за деятельностью органов власти и контролирующих органов, серьезно взялись за противодействие коррупции. Разумеется, все это не могло не дать хороших результатов. Например, в Дзержинском районе земельный участок кадастровой стоимостью более 100 млн рублей был продан в 200 раз дешевле. Возбудили уголовное дело.

Еще пример. Арбитражный суд удовлетворил наш иск о возврате в госсобственность 1300 гектаров земли в Козельском районе. Эту землю местный глава администрации продал за 4 млн рублей вместо 25,6 млн. Продал в шесть раз дешевле, без конкурса и в пользу фирмы, аффилированной этому чиновнику. Сам глава района привлечен к уголовной ответственности и осужден.

- Примеры, которые вы привели, носят явные признаки коррупции. Вы верите в то, что ее удастся одолеть в Калужской области?

- Верю в то, что удастся сломать систему, при которой взятки стали неотъемлемой частью нашей экономики. Борьба с коррупцией - тяжелый ежедневный труд. И не только прокуроров. Это и работа контролирующих органов, оперативных подразделений, следствия. Наша задача - координировать и направлять их усилия. По итогам проведенного анализа установлено, что в минувшем году в одиннадцати районах области не выявлено ни одного факта получения взятки. Как вы полагаете: это повод радоваться или огорчаться?

- Видимо, радоваться.

- А я думаю, надо огорчаться. Я не верю в то, что в одиннадцати районах наступила эра благополучия. Согласно имеющейся оперативной информации, которой мы располагаем, взятки берут. Они просто не выявляются. Это означает, что правоохранительные органы работают недостаточно профессионально. Наша задача - поднять этот профессионализм, нацелить людей на выявление этих довольно непросто доказываемых преступлений, скоординировать их действия.

- Местные СМИ пишут о том, что областная прокуратура широко закинула сети - проверяет десятки органов власти районов, городов, поселков. Какова цель этих проверок?

- Мы изучили сферу потребления дорогих товаров - автомобилей, мебели, квартир, драгоценностей. Оказалось, что большую часть перечисленных товаров в обществе приобретают не бизнесмены, не производители продукции, а чиновники, якобы живущие на одну зарплату. Цель проверок - выяснить, откуда у мало зарабатывающих столько денег.

- Выясните, и что дальше?

- Мы будем иметь ясную картину того, что происходит в обществе. Получим список чиновников, к которым следует отнестись с большой настороженностью. Такие проверки дадут основания перед руководителями поставить вопрос об увольнении нечистоплотных сотрудников в связи с утратой доверия. Они смогут почистить ряды своих ведомств, предупредить совершение преступлений, сформируют климат, в котором злоупотреблять властью станет весьма затруднительно. Результаты проверки непременно предадим огласке.

- Так хочется верить, что это не станет единоразовой кампанией!

- Я этого тоже боюсь. К сожалению, у нас зачастую задора хватает лишь на кавалерийскую атаку. Отравились некачественно приготовленной пищей дети в саду - начинается повальная проверка всех детсадов. Сгорели старики в интернате при пожаре - шерстят все интернаты. А после этих проверок люди продолжают травиться и гибнуть. Должна быть система в работе контролирующих органов, в том числе и прокуратуры. Если будет система, общество избавится от многих ЧП, жить станет безопаснее. Я свою задачу вижу в том, чтобы наладить каждодневную, рутинную работу всех, кто по долгу службы обязан следить за неукоснительным соблюдением инструкций, предписаний, всевозможных норм и правил.

- Вы - один в поле воин?

- Нет, конечно! За мной коллектив единомышленников. Я ощущаю серьезную поддержку в Генеральной прокуратуре, среди коллег. Есть люди, разделяющие мои взгляды, и в администрации области.

- Значит, есть и не разделяющие?

- Дело в том, что цели администратора и прокурора различны. Администратор зачастую решает очень непростые экономические, финансовые, социальные задачи. Делать он это обязан строго в рамках закона. Но иногда кажется, что ради благородной цели законом можно пренебречь. У прокурора же задача - следить за тем, чтобы законы соблюдались неукоснительно. Вот вам и противоречие! В России общество постоянно вынуждено выбирать: или целесообразность, или закон. Многовековая традиция, к сожалению, такова, что предпочтение нередко отдается целесообразности. И в этом беда нашего общества. Приведу всего один пример. Следствием завершается расследование уголовного дела в отношении одной калужской инспекции. Для быстрейшего ввода в эксплуатацию многоквартирных жилых домов выдавались заключения об их соответствии требованиям технических регламентов и проектной документации. На самом же деле дома не были готовы к эксплуатации. Они принимались без отделки, без внутренних и наружных коммуникаций, без элементов благоустройства. Люди были лишены возможности жить в этих домах.

- Ну, и в чем здесь усматривается целесообразность?

- С точки зрения чиновника, в том, что дома сдавались в интересах людей - чтобы граждане побыстрее вселились в квартиры.

- Но это же самообман!

- Так называемая целесообразность, как правило, всегда оказывается обманом. В ее основе лежит желание чиновника выглядеть лучшим образом в глазах вышестоящего руководства. По сути, он преследует свои амбициозные цели в ущерб тех, ради которых он якобы нарушает закон.

- Вероятно, такая сдача домов отнюдь не инициатива самого начальника инспекции. Скорее всего, он исполнял поручение вышестоящего руководства. Или хотел ему угодить.

- Следствием это не доказано. Хотя когда прокуратура поставила перед администрацией области вопрос о несоответствии чиновника занимаемой должности, администрация взяла его под защиту: дескать, его увольнение не считает целесообразным. Думаю, суть такой "целесообразности" понятна: администрации нужен именно такой чиновник - легко управляемый.

- По моим наблюдениям, чем выше властная ступень, тем чаще прибегают к соображениям целесообразности.

- Это понятно. Чем масштабнее проект, тем легче обосновать необходимость обойти закон. Разрушительный эффект от таких решений чудовищен: они тиражируются.

Вопрос, чему отдать предпочтение - целесообразности или закону, для России чрезвычайно актуален. На протяжении по крайней мере последних ста лет правила бал целесообразность. Руководствуясь ею, применяли пытки, разбазаривали колоссальные средства. Отдавая предпочтение целесообразности, мы слишком далеко зашли! Ситуацию надо менять.