Новости

07.11.2013 00:10
Рубрика: Культура

Кешиш любви

Фильм-победитель Каннского кинофестиваля "Жизнь Адель" выходит в российский прокат
Скандальный фильм Абделлатифа Кешиша "Жизнь Адель", основанный на романе Жюли Маро "Синий - самый теплый цвет", победивший в нескольких номинациях на Каннском кинофестивале этого года, наконец, выходит в Москве. Его должны были показать еще летом, на Московском кинофестивале, но режиссер решил что-то переделать, и показ отменили. Теперь фильм в России, его прокатывает компания "Кино без границ", директор которой, Сэм Клебанов, приобрел права на картину еще до решения жюри вручить ей "Золотую пальмовую ветвь", а актрисам - исполнительницам главных ролей - премий за лучшую женскую роль. Фильм выходит тиражом в 60 копий, что для артхаусного кино немало.

На московскую премьеру приехали режиссер фильма Абделлатиф Кешиш и исполнительница роли Адель Адель Экзаркопулос. Мы побеседовали с режиссером после показа.

Почему вы назвали фильм "Жизнь Адель", а, скажем, не "Любовь Адель"?

Абделлатиф Кешиш: Это отсыл к роману Мариво "Жизнь Марианны", который в фильме читает героиня.

В конце картины словно заложено ее продолжение. Нет желания рассказать, что дальше, - нашла ли Адель новую любовь, осталась ли верна прежней. И не полюбит ли она наконец мужчину?

Абделлатиф Кешиш: Я бы тоже хотел снять продолжение, увидеть Адель через пять-десять лет. Это - возможно.

И какой вы ее себе представляете?

Абделлатиф Кешиш: Это, скорее, мечта. Для меня Адель - идеал женщины. В ней есть все то, что мне очень близко. Это женщина, идущая навстречу другим людям, обладающая сочувствием, пониманием. Она открыта миру. Думаю, Адель проживет необычную жизнь и, бесспорно, встретит другую большую любовь. Но на самом деле ее призвание - отдавать себя другим людям.

А это хорошо или плохо? Ведь от того, что Адель отдает себя другим, она оказывается уязвимой. Ее все отвергают, и она в итоге страдает. При этом не реализует себя.

Абделлатиф Кешиш: Я удивлен. Вы действительно думаете, что это для нее плохо?

Нет, это, наверное, не плохо. Но интересно, что думаете вы. Адель страдает, вся в слезах - как ее не пожалеть, не посочувствовать - может, зря, может, надо быть расчетливей и думать больше о себе...

Абделлатиф Кешиш: Да, она страдает, но кто не страдает от разрыва любовных отношений. Жажда жизни Адель предполагает самоотдачу другим. Прежде всего через ее профессию: она же становится учительницей.

Почему фильм не показали на Московском кинофестивале? Что вы переделали?

Абделлатиф Кешиш: Я ничего не трогал, просто работал над более длинной версией. Но та версия, которая была представлена в Канне, осталась неизменной. В России будут смотреть именно ее.

Отдельные сцены - не только эротические - многим кажутся слишком затянутыми? Видимо, вы оставили их длинными, чтобы усилить замысел, свое авторское высказывание. Это так?

Абделлатиф Кешиш: Частично я с этим согласен. Можно сказать и так. Но я вовсе не хочу самоутвердиться как режиссер. Длинные сцены в фильме выражают мой внутренний ритм: я так чувствую. Конечно, в современном кино ритм другой, зритель отвык, и мой фильм может показаться очень длинным, сцены - затянутыми. Но я постарался совместить ритм современного кино с моим внутренним, и мне не хотелось бы разрушать свое мироощущение. Не хочу изменять себе.

Ваш фильм запретили в некоторых странах. В России, которую любят упрекать в предвзятости ко всему, что касается сексуальных меньшинств, картину "Жизнь Адель" к показу допустили. Что вы вообще думаете о запрете картин?

Абделлатиф Кешиш: Те, кто решают, запрещать или цензурировать те или иные фильмы, не понимают происходящих изменений в мире, в котором они живут. В современном мире показ фильмов - это свобода выбора зрителей. Интернет так развит, что человеку невозможно запретить что-то смотреть. Сейчас, когда в прямом эфире можно вдруг увидеть реальные преступления и убийства, фильмы бессмысленно просто запрещать. Если зритель не хочет смотреть кино - он может покинуть кинотеатр. Мы же не дети, чтобы нам запрещали какие-то вещи. Другое дело, что зритель может быть шокирован какими-то происходящими на экране событиями, его нужно заранее предупреждать о том, что он увидит. И это тоже относится к свободе выбора. Предупрежденный человек может выбрать: будет он это смотреть или нет. Многие фильмы в истории кино попадали сначала под запреты, а потом запретное становилось банальностью.

Вы действительно считаете, что изменения, которые происходят в нынешней Европе, необратимы и серьезны настолько, что о них нельзя не говорить? Почему было не снять историю любви между мужчиной и женщиной - это же вечная и неисчерпаемая тема...

Абделлатиф Кешиш: Еще раз. Фильмы делаются не для того чтобы понравиться публике или власти. Фильмы - это произведения искусства, и их снимают для того, чтобы выразить себя и быть понятыми. А мир действительно меняется. Преображаются и технологии, и все вокруг...

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники