11 ноября 2013 г. 15:46

"Другие" книги Достоевского

Сегодня мир празднует день рождения одного из величайших писателей в истории человечества. 11 ноября (30 октября по старому стилю) 1821 года родился Федор Михайлович Достоевский. Его "великое пятикнижие" - "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы", "Идиот", "Подросток" и "Бесы" - хорошо известно каждому образованному человеку.

Интересно, что в этот же день, только столетием позже (1922) родился выдающийся американский классик Курт Воннегут, считавший, что в "Братьях Карамазовых" можно найти "все, что нужно знать о жизни". Однако литературное наследие Федора Михайловича, конечно, отнюдь не исчерпывается "пятикнижием". Менее известные произведения выдающегося исследователя человеческих причуд являются неотъемлемой частью его творчества, и в них читатель может узнать много нового и неожиданного не только об авторе и окружавшем его мире, но и - как это и должно быть при чтении такой литературы - о самом себе. Сайт "РГ" решил вспомнить несколько важных произведений из библиографии Достоевского, которые современный читатель нередко незаслуженно обходит стороной (монументальный сборник "Дневник писателя" предлагаем также оставить за скобками - он требует отдельного разговора).

1. "Бедные люди", роман, 1846

Достоевский написал всего восемь романов, пять из которых и составляют "великое пятикнижие". Но и оставшиеся три определенно входят в разряд необходимой для прочтения литературы. Первое в этом жанре произведение Достоевского, только становившегося тогда самостоятельным автором, было написано в эпистолярной форме. Достоевскому приписывают фразу "все мы вышли из "Шинели" Гоголя". Как бы то ни было, влияние Николая Васильевича на Федора Михайловича - особенно раннего - очевидно. И известная фигура "маленького человека" стала главной темой в первой крупной работе Достоевского. Эта вызывающая у читателя небывалую щемящую тоску книга спровоцировала в 1846 году настоящий ажиотаж и сразу привлекла внимание к молодому автору в среде писателей и публицистов. Критики уже тогда отметили "психологическую" направленность Достоевского (противопоставляя ее "социальности" Гоголя, что, впрочем, не всегда справедливо). А ведь это было только начало!

2. "Униженные и оскорбленные", роман, 1861

Следующий роман Достоевский написал только спустя 15 лет, уже вернувшись из ссылки. Здесь уже отчетливо видны ставшие впоследствии известными черты творчества писателя. Жуткий надрыв, который вызывает этот роман, созвучен с чувствами, возникающими при чтении "Идиота" - а это каждый раз очень тяжелый (и полезный) психологический и эмоциональный опыт. В "Униженных и оскорбленных" нет такого градуса перманентной истерики, который Достоевский мастерски поддерживает в "Идиоте", но страшная болезненность, характерная для отношений персонажей книг великого психолога, пронизывает все произведение.

3. "Игрок", роман, 1866

Третья крупная работа, не включенная критиками в "пятикнижие" - "Игрок". Впрочем, нельзя сказать, что этот роман испытывает недостаток внимания со стороны читателей. Все-таки тема азарта российской публике всегда была близка и интересна. История создания произведения анекдотична - "Игрок" был написан вдрызг проигравшимся Достоевским для того, чтобы покрыть долги. И хотя автору от читателя трудно было укрыть, что книга писалась в спешке и для выполнения срочного контракта, описание психологии азартного игрока самим же азартным игроком, обладающим литературным даром и проницательностью Достоевского - настоящее сокровище.

4. "Двойник", повесть, 1846

Ранняя повесть молодого Достоевского смогла вызвать одобрение у самих Тургенева и Белинского, а это, конечно, в то время было лучшим пропуском в литературную среду. Здесь особенно видна ориентация Федора Михайловича в ранние годы на творчество Гоголя. Легкий сюрреализм, к которому Достоевский прибегал не так уж часто, раскрывает мрачные глубины страхов и амбиций мелкого чиновничества. Гротескная атмосфера и соответствующий финал - неслучайно повесть произвела впечатление на современную ему литературную элиту.

5. "Неточка Незванова", повесть, 1848

Одно из самых странных и необычных произведений Достоевского планировалось как роман. В итоге получилась повесть, но впечатление, несмотря на незаконченность, она все равно производит колоссальное. С небывалой даже для Федора Михайловича откровенностью вскрываются механизмы и природа "аберраций сознания" персонажей, а интенсивность, с которой они наносят друг другу моральные увечья, не может не пугать.

6. "Белые ночи", повесть, 1848

Еще одна душераздирающая повесть мастера, отличающаяся в целом не характерной для Федора Михайловича сентиментальностью. Поэтический образ мечтателя, обнаруживающего к концу книги неожиданный для такого характера стоицизм, вызывает сочувствие, родственное бескорыстному состраданию, которое испытывает он сам. Атмосфера тихих белых ночей имперского Петербурга, во время которых разворачивается драма, оказывает настолько завораживающее действие, что экранизировать небольшую повесть в XX веке взялись несколько кинодеятелей. Прекрасный фильм выдающегося режиссера Лукино Висконти (который, однако, перенес декорации в родную Италию) - лучшее признание повести.

7. "Записки из Мертвого дома", повесть, 1860

Повесть "Записки из Мертвого дома", имеющая черты автобиографии, представляет собой интереснейший документ, описывающий быт и нравы преступников, которых в Российской империи ссылали в Сибирь. Типажи, о которых читатель узнает из книги, Достоевский привез из ссылки. Рассказанные со свойственной писателю любовью к деталям при его проницательности зарисовки действительно переоценить невозможно.

8. "Записки из подполья", повесть, 1864

"Записки из подполья" входят в число произведений Достоевского, с которыми следует познакомиться сразу после прочтения "великого пятикнижия". Недаром эту повесть называют "прологом" к нему и считают предвестницей экзистенциализма. Проблема "подполья", в которое загоняет себя рефлексирующий петербургский чиновник, остается актуальной и понятной многим из наших современников. Рефлексия и бездействие как результат экзистенциального отчаяния провоцируют упадочничество, и здесь уже возникает опасность привычки к жестокости и полноценного морального уродства - и, что самое страшное, сам персонаж это все, разумеется, прекрасно понимает. Настоящая "достоевщина" начинается именно здесь. Уже спустя два года появилось "Преступление и наказание".

9. "Чужая жена и муж под кроватью", рассказ, 1860

Интересно, что во время написания такой тяжелой книги как "Записки из Мертвого дома" Федор Михайлович обратился к своим ранним юмористическим зарисовкам, результатом чего стал презабавный рассказ "Чужая жена и муж под кроватью". Само название является типичным для водевилей того времени. А водевиль в творчестве Достоевского можно встретить, прямо скажем, нечасто. И как такое пропустить? Не оставили рассказ без внимания и советские киноделы, которые в 1984 году сняли его экранизацию с Олегом Табаковым в главной роли.

10. "Крокодил", рассказ, 1865

И, наконец, нельзя не вспомнить о таком необычном для Достоевского рассказе как "Крокодил". Неизвестно, читал ли его сумрачный сюрреалист Франц Кафка, родившийся через два года после смерти русского писателя, но не вспомнить о нем при чтении этого рассказа просто невозможно. Как и гоголевский "Нос", в подражание которому, очевидно, "Крокодил" и написан. А действие произведение насколько причудливо, настолько и просто: чиновник, проглоченный крокодилом целиком и оставшийся необъяснимым образом в живых, нелепо рассуждает об открывающийся перед ним благодаря этому происшествию карьерных перспективах. Здесь Федор Михайлович с особенной едкостью набрасывается на своих политических оппонентов из либерального лагеря - ехидства и желчи здесь куда больше, чем даже в другом его рассказе этой же направленности "Скверный анекдот".