Новости

На следующей неделе Госдума рассмотрит целый пакет поправок, затрагивающих пенсионную систему. А в ожидании этого рассмотрения не проходит и дня, чтобы не появилась новая информация о реформе. Ясно одно - затеян глобальный переворот, который кардинальным образом меняет правила игры в распределительной, страховой части пенсии.

Пока вопросов больше, чем ответов. О том, почему пенсионную систему сейчас нельзя кардинально перестраивать, "РБГ" рассказал президент Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов.

- Кого коснутся изменения в первую очередь и как вести себя будущим пенсионерам - переходить ли из "молчунов" в НПФ, участвовать ли в софинансировании, развивать ли компаниям корпоративные пенсионные программы?

- Это напрямую коснется клиентов негосударственных пенсионных фондов (НПФ), которые добровольно выбрали накопительный компонент. Таких людей к концу этого года, по нашим оценкам, будет от 25 до 29 млн человек. Точно сейчас спрогнозировать невозможно - дело даже не в том, как поведут себя граждане, а в том, будут ли их заявления акцептованы Пенсионным фондом России. Однако на сегодня решение о переводе накопительной части пенсии в НПФ приняли уже 20,5 млн человек.

Кроме того, необходимо рассматривать другие способы увеличения своей будущей пенсии. Это добровольные и корпоративные пенсионные программы, а также программа государственного софинансирования пенсии. Правда, вступить в последнюю пока возможности нет. Добровольные и корпоративные пенсионные программы имеют ряд преимуществ. В рамках негосударственного пенсионного обеспечения человек самостоятельно определяет параметры своей будущей негосударственной пенсии - исходя из своих возможностей устанавливает, сколько он будет вносить средств, когда, как часто, а также, какую негосударственную пенсию он получит в будущем. Эти деньги инвестируются и наследуются.

Компаниям в свою очередь выгодно внедрять у себя корпоративные пенсионные программы. Кроме налоговых льгот компании получают мощный инструмент высокоэффективной кадровой политики.

- Почему, на ваш взгляд, нынешняя пенсионная реформа не продумана?

- Изменения в страховой части полностью меняют правила игры, не меняя в сущности самого порядка расчета пенсий. Лозунг, почему это нужно было делать - "пенсионная система непонятна гражданам, она слишком сложна". Действительно, как можно понять, что у вас на индивидуальном пенсионном счете копятся деньги, которые за вас отчисляет работодатель, а потом, сколько накопится к концу жизни, делится на количество месяцев? Разве может простой российский гражданин понять такую "сложную" систему? Поэтому предложили ввести систему гораздо более "простую" - вместо денег каждый год определяется количество баллов, которые человек зарабатывает. Это трудодни, причем размер этого трудодня рассчитывается как в колхозе: отработал три часа на картошке - тебе четверть трудодня, шесть часов на кукурузе - половина трудодня. Вводится пенсионный план с учетом невообразимого количества коэффициентов, деления одних на другие и умножения на третьи, что, конечно, совершенно "ясно и понятно" российскому гражданину. Более того, ему должен быть абсолютно понятен такой коэффициент, как макроэкономическое положение в стране. То есть сколько сможем дать, столько и получите баллов. А стоимость этого балла определяется каждый год, причем исходя из того, сколько трансфертов даст минфин, какой доход будет у Пенсионного фонда, какой будет индивидуальный пенсионный коэффициент гражданина и т.д. Что может быть проще? Из этой системы становится понятно только одно: человек никогда не сможет определить и рассчитать размер своей пенсии.

- Какова же цель изменений?

- Я это вижу так: вывести из страховой пенсии почти четверть населения России и перевести его в разряд минимальных социальных пенсий. Это самозанятое население, люди, которые в 90-е годы работали без всяких трудовых книжек, очень важная часть - это отставные военные, которые продолжают работать, платят страховые взносы в полном объеме, но при этом они просто не успеют накопить нужное количество баллов. Ни о каком улучшении здесь и речи быть не может по той простой причине, что мы не видим никаких оптимистичных прогнозов по развитию экономической ситуации в стране. А стоимость баллов, которые будут ежегодно определяться, как раз зависит от экономической ситуации.

Что касается накопительного компонента, решение о двухлетнем моратории на передачу средств накопительной части пенсии НПФ было высказано на знаменитом совещании по бюджету в начале октября. Там речь шла о полном изъятии денег, передаче их в резерв минфина и замене на этот срок реальных живых денег некими баллами с непонятной стоимостью. Дальше была попытка экономического блока правительства спасти ситуацию - появилась информация о том, что предполагается эти средства депонировать в ВЭБ. Эта версия существовала недолго. Затем появилась информация, что деньги будут зарезервированы в минфине и потом, когда "страшные" НПФ станут вдруг красивыми и надежными, эти деньги вернут. Эта версия тоже просуществовала недолго. На сегодня есть одна версия, которая транслируется и представителями минфина, и минтруда - по крайней мере в 2014 году, а я думаю, что и в 2015 году никто никаких денег передавать ни в НПФ, ни в ВЭБ не будет.

При этом надо понимать, что добровольный выбор, который был обещан нам президентом в 2002 году, касается не только НПФ, но и выбора государственной управляющей компании, то есть ВЭБа, и частных управляющих компаний, которые не надо акционировать. Таким образом, деньги людей, добровольно выбравших вместо страховой части накопительную, будут изъяты и отправлены на какие-то другие нужды. А вместо этих денег людям обещают некие эфемерные баллы, стоимость которых не может рассчитать никто, даже те, кто их придумал. С точки зрения финансового рынка в ситуации, когда рост ВВП стремительно близится к нулю, инвестиции бегут из страны, с него искусственно выводятся только в следующем году 254 млрд руб. Эта цифра из плана бюджета Пенсионного фонда - там она была обозначена на следующий год, а потом вместо нее появился ноль.

- То есть фактически все изменения пенсионной системы, принятые в 2002 году, сегодня отменяются?

- Мы считаем, что речь идет о дезавуировании всей пенсионной политики и реформы, которая была проведена в 2002 году, и первом шаге для полной ликвидации накопительного компонента. Но пенсионная система - не та, где правила игры можно менять каждые 10 лет. Сегодня еще рано судить об эффективности реформы 2002 года - для этого надо было бы по крайней мере дождаться, когда на пенсию начнут выходить граждане 1967 года рождения и моложе, на которых и был рассчитан накопительный компонент. А мы ломаем систему, даже не достроив ее.

Что касается НПФ и системы гарантирования накоплений, сообщество НПФ полностью поддерживает создание такой системы, мы выдвигали эту идею еще пять лет назад, совместно с РСПП. Систему создавать нужно, возможно, нужно решать вопрос о повышении прозрачности пенсионных фондов с точки зрения акционирования. При этом мы считаем, что акционировать нужно только те фонды, которые будут заниматься обязательным пенсионным страхованием. Фонды, которые являются исключительно корпоративными и решают задачи кэптивного пенсионного обеспечения бизнеса, могут оставаться в форме некоммерческих организаций. То есть речь идет о разделении лицензий. Требования к НПФ для вхождения в систему гарантирования пока не готовы, но мы совместно с мегарегулятором и ЦБ работаем над этим, готовим наши предложения. По акционированию мы также готовим свои предложения в виде поправок в закон, как и по целому ряду других нормативных документов, связанных с деятельностью НПФ.

Экономика Пенсии и пособия Изменение пенсионного законодательства