14.11.2013 23:08
    Поделиться

    В Москве открылась выставка фотографа Эллиотта Эрвитта

    Эллиотт Эрвитт заехал в Москву
    Если бы дело происходило в Глазго или в Эдинбурге, то можно было бы решить, что выставка легендарного фотографа "Магнума" Эллиотта Эрвитта "Великое шотландское приключение" в рамках проекта The Macallan Masters of Photography - продвижение шотландской национальной идеи в широкие народные массы.

    Благо до референдума о независимости Шотландии (надо понимать от Англии) осталось меньше года. Референдум назначен на 18 сентября 2014 года. Но выставка открылась в Москве, в Московском доме фотографии, где пробудет только до 17 ноября, а дальше отправится в Европу. Тем не менее нельзя не признать, что старинный производитель шотландского виски нашел самый эффективный путь, чтобы привлечь сердца неофитов к традиционной культуре своей отчизны. Страсть к фотографии, сдобренная любовью к виски, способствует укреплению симпатий к родине Вальтера Скотта.

    Тем более что выбор 85-летнего Эллиотта Эрвитта в качестве летописца похода по местам боевой славы шотландских горцев безупречен. Нет, он не шотландец, а выходец из семьи эмигрантов из России. С 1928 года, когда Эллиотт родился, семья жила в Италии, Франции, а после начала Второй мировой перебралась в США. Но Эллиотт Эрвитт, который знал Эдварда Стейхена, дружил с Робертом Капа, в 1950 - 1960-е работал в Европе. Блестящий репортер, Эрвитт трижды избирался президентом независимого фотоагентства "Магнум". Как он шутит в интервью: "Некоторые думают, что меня уже нет, поскольку я довольно долго тут нахожусь". Поэтому приходится появляться, снимать и продавать свои работы.

    Серия "Великое шотландское приключение", в которую вошли 58 черно-белых фотографий, снята в 2013 году. И если бы не Эллиотт Эрвитт, то приключение могло закончиться не начавшись - со снимками пейзажных красот и памятных мест, которых полно в каждом рекламном проспекте. Но мастер изящно вышел из положения. Для начала отказался от цвета. В результате даже яркие, живописные сюжеты, как, например, парад барабанщиков и музыкантов, яростно дудящих в волынки и марширующих на летних Горских играх в Аберлоре, на его снимках выглядят сурово, почти брутально.

    Аскетизм черно-белых фотографий придает им также ностальгический оттенок, как бы стирая разрыв между подражанием былым традициям (хотя бы раз в год) и бытованием их в прошлом. Опять же черно-белые снимки как нельзя лучше подходят для создания романтических образов старины. Стоит посмотреть на мрачный силуэт замка Дун на фоне грозового облачного неба, как становится понятно, почему здесь снимали "Игру престолов". Спецэффекты спецэффектами, а настоящий замок XIV века, который в начале XVIII века переходил из рук лоялистов в руки якобитов и обратно, дорогого стоит.

    Но вообще-то романтический антураж или этнографические сюжеты вовсе не являются коньком Эллиотта Эрвитта. Его фотографии всегда славились как раз отсутствием пафоса, юмором, точностью деталей. Достаточно взглянуть на портрет молодоженов, которых Эрвитт сфотографировал в знаменитой еще с викторианских времен оранжерее, чтобы оценить простодушие героев, счастливо позирующих на фоне тропических растений и кадок с цветами, рядом с мраморной скульптурой Евы. О "фирменных" находках Эрвитта заставляет вспомнить фотография памятника Уильяма Гладстона, поставленного четырежды премьер-министру в 1902 году в Глазго. Задумчиво-величественный Гладстон с книгой в руке, украшенный любопытной чайкой, примостившейся на его голове, оказывается все же в тени колонны со статуей Вальтера Скотта. Впрочем, и Вальтер Скотт не избежал любви птиц... Так и стоят великие шотландцы спиной друг к другу, в согласии с естественным природным порядком.

    На снимках Эрвитта впечатляет добродушное сосуществование частного человека с естественным ходом вещей. И еще после фотографий Эрвитта становится понятнее, почему этим горцам человечество обязано не только историей Макбета, но появлению породы колли. Достаточно посмотреть на парадный портрет Чарльза Спенса в своем поместье, где он с достоинством позирует с собаками двенадцати шотландских пород. Что приятно, имена собак (с точным указанием пород от борзой до шотландского сеттера) тоже перечислены в подписи.

    Тут надо добавить, что собаки - особая любовь не только владельца отличного поместья, но и Эллиотта Эрвитта. Он никогда не снимал их специально, но как-то так получалось, что в результате они постоянно оказывались на его фотографиях. "Великое шотландское приключение" не стало исключением. Колли по имени Мисти так вообще становится хорошей знакомой. Она и за фермерскими овцами на острове Скай присматривает, и с восторгом плещется в море... Собаки сопровождают хозяев, пришедших на летние Горские игры. А уж про охоту и говорить нечего. Снимки, сделанные перед началом открытия сезона охоты на куропаток, демонстрируют волнение и предвкушение счастья, которое равно разделяют собаки и их хозяева.

    Удача не изменила Эллиотту Эрвитту. Если не во всех, то во многих работах шотландской серии ему удалось уловить и передать это предвкушение приключения, которое само по себе составляет его лучшую половину.

    Поделиться