Новости

21.11.2013 00:52
Рубрика: Власть

Нота "соль"

Сергей Лавров рассказал, чем ответит Россия на нападения на свои дипмиссии
На "Деловой завтрак" в "Российскую газету" приезжал глава МИД России Сергей Лавров. Чай разлили, диктофоны включили, вопросы сыпались один за другим. И так полтора часа.

О нападении на посольство России в Варшаве

Я вчера смотрел в телевизионных новостях, как эту ситуацию комментируют и у нас, и за рубежом. Один из комиссаров немецкой полиции, который отвечает за безопасность дипломатических учреждений в Берлине, сказал, что в том случае, если бы немецкая полиция получила запрос на демонстрацию по маршруту, который опоясывает посольство крупной страны (он не сказал, что это обязательно должна быть Россия или Китай), то они бы этот маршрут не разрешили. А направили бы демонстрантов альтернативным путем, который бы не создавал рисков прямого соприкосновения толпы с оградой дипломатической миссии.

Мы оценили реакцию польского руководства. Российской стороне были принесены публичные извинения и направлена нота. Оценили заверения, что они повысят внимание к обеспечению безопасности нашего посольства. Хотя ведь накануне этой демонстрации мы предупреждали наших польских коллег (и полицию, и другие соответствующие структуры) о том, что это очень рискованная затея. Просили усилить охрану, но нам сказали, что все будет в порядке. Но, как вы знаете, в порядке ничего не оказалось.

Будет ли посольства России охранять морская пехота?

У нас за последние 10 лет взят курс на то, чтобы те, кто занимается охраной посольств, были кадровыми сотрудниками Пограничной службы ФСБ. Раньше в большинстве стран, особенно в малых странах, охраняли посольства гражданские лица, которые набирались по контракту для работы в качестве дежурных комендантов. Они даже не были вооружены. Иными словами, временно нанятые сотрудники российского загранучреждения. А вот пограничники - это люди, которые направляются на загранработу в рамках прохождения воинской службы.

Что же касается стран, где опасная военно-политическая обстановка, где криминал представляет достаточно серьезную угрозу, там у нас уже есть спецназовцы. В том числе и в Ливии, и в Ираке, и в ряде других стран. Естественно, с согласия страны пребывания.

У нас еще несколько лет назад был разработан план укрепления безопасности российских загранучреждений. Мы просчитали со специалистами, какой контингент сотрудников уровня спецназа нам требуется. Это несколько сотен человек. Они у нас сейчас в дефиците. Мы эти вопросы решаем. У нас есть принципиальная поддержка со стороны российского руководства. Надеюсь на решение финансовой стороны этого вопроса.

О чем говорили по телефону Лавров и Керри в прошлое воскресенье?

По Сирии мы подтвердили, что привержены той изначальной концепции, которую изложили 7 мая, что все должны приехать на конференцию, прежде всего сами сирийцы, без каких-либо предварительных условий. Правительственная делегация готова. Делегацию оппозиции сейчас пытаются сколотить. "Национальная коалиция", которая в свое время была создана и которую многие страны, в том числе и Лига арабских государств, провозгласили единственным законным представителем сирийского народа, хотя она даже далеко не все силы оппозиции представляет, наконец, заявила о своем согласии приехать, но не без условий.

Я хотел вчера (в воскресенье. - "РГ") прояснить, и господин Керри (госсекретарь США. - "РГ") мне это позитивно прокомментировал, что американская позиция не изменилась и мы все равно будем добиваться того, чтобы сирийцы сели за стол переговоров. А там уже пускай они друг другу выдвигают любые требования. В том числе касательно необходимости срочно решить гуманитарную проблему.

Когда состоится "Женева-2"?

Сейчас идут контакты между "Национальной коалицией", как бы внешней оппозиционной силой, и Национальным координационным комитетом - это внутриполитическая оппозиция в Сирии, которая состоит из людей никогда никуда не уезжавших, остававшихся в своей стране. У них тоже есть свои взгляды на урегулирование. Они, в частности, готовы без каких-либо условий садиться за стол переговоров и понимают необходимость поиска компромиссов.

В принципе, и я об этом тоже сказал Джону Керри, у нас ведь есть контакты со всеми оппозиционными группами, включая и "Национальную коалицию". На днях мой заместитель Михаил Богданов встречался с ними в Стамбуле. У нас есть ощущение, что постепенно позиции тех, кто поначалу в штыки воспринимал саму идею политического регулирования и делал ставку исключительно на военное решение, становятся более реалистичны. По крайней мере, если сравнить позицию годичной давности, это "небо и земля". Так что будем продолжать работать.

Мы также условились, что очередная встреча российских и американских экспертов с Брахими с последующим участием других представителей постоянных членов Совета Безопасности ООН с подключением, возможно, как это было 5 ноября, представителей Лиги арабских государств и Турции, состоится 25 ноября в Женеве. И там в зависимости от того, как нашими западными партнерами будет выполняться "домашняя работа" по убеждению оппозиции в отказе от предварительных условий, можно уже будет говорить о примерных сроках проведения конференции. Есть шанс ее организовать до конца года. Условились с Керри делать все, чтобы так и произошло.

Почему по иранской ядерной программе никак не удается найти компромисс?

Мы с Керри действительно обсуждали и иранскую ядерную программу в свете тех результатов, которые принесла недавняя встреча министров иностранных дел группы "три плюс три" в Женеве вместе с иранским министром. Вокруг тех результатов было много кривотолков, делались заявления о том, будто группа "три плюс три" выдвинула единый документ, который был отвергнут Ираном. Мы уже комментировали некорректность подобной интерпретации того, что в Женеве произошло.

Во время телефонного разговора с Керри зафиксирована правильная интерпретация. Был документ, который обсуждался, и были поправки к этому документу. Вот это и является сейчас основой для дальнейшей работы, которая возобновится 20 ноября в Женеве на уровне политических директоров вместе с руководителем этого процесса, Высоким представителем Евросоюза Кэтрин Эштон и, конечно, с участием иранского министра иностранных дел. В зависимости от хода работы мы подтвердили, что будем готовы, как и в прошлый раз, организовать министерский сегмент этого мероприятия для того, чтобы посмотреть, есть ли у нас основы для согласия. Я разделяю оценки, которые Джон Керри высказал, что мы должны не упустить этот шанс, потому что те шаги, которые Иран готов зафиксировать в качестве своих обязательств, весьма и весьма существенны и идут в направлении требований мирового сообщества. Причем гораздо более быстрыми темпами, чем ожидалось.

 
Видео: Самвел Хачатурян/ РГ
Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Деловой завтрак