Новости

21.11.2013 00:23
Рубрика: Общество

От беды до надежды

Большая вода сделала Дальний Восток ближе?
Недавно Дмитрий Рогозин внес предложение о переименовании Дальнего Востока. Подчеркнув, что это название символизирует невнимательное отношение к живущим там людям, он предложил назвать его Тихоокеанским регионом. Это предложение мы обсуждаем со стажирующимся в РГ главным редактором "Амурской правды" Еленой Павловой.

Как вы относитесь к предложению Дмитрия Рогозина о переименовании Дальнего Востока в Тихоокеанский регион?

Елена Павлова: С улыбкой. Немного грустной. И это еще мягкая реакция. Некоторые негодуют: да хоть "Ближним", назовите, проблем это не решит. Цены не снизятся, новые перспективы не откроются, льготы не появятся, северные коэффициенты не повысятся, Москва и Европа не перестанут манить умных, перспективных, молодых. Я родилась на Дальнем Востоке, и уезжать не собираюсь. И слово "Дальний" у меня не вызывает негативных ассоциаций. Я горжусь, что я с Дальнего Востока.

Ну вам-то он открыл горизонты, вы стали главным редактором областной газеты в 26 лет!

Елена Павлова: Директор издательского дома, предложивший мою кандидатуру, принял, конечно, опрометчивое решение. Но у него выхода не было. Из профессии тогда как раз уходило поколение советских журналистов, а призыв 90-х подался в коммерцию, и выбирать приходилось среди совсем молодых. Исходя из простой, но идеологически революционной задачи - из советской "Амурской правды" сделать современную актуальную газету. Полезную. С хорошей картиной дня.

Если бы я услышала, что где-то 26-летнюю девушку сделали главредом областной газеты, отнеслась бы к этому с недоверием - "ну и за какие это заслуги?". Теперь знаю, что это бывает от безвыходности.

И вот я залезаю в Интернет, открываю лучшие федеральные издания и начинаю учиться. А дальше - тихий ужас. Надо ломать стереотипы, приучать людей к тому, что новость о взрыве на заводе или закончившихся выборах важнее материалов, сданных в загон неделю или даже две назад! Но в результате сегодня за газету не стыдно.

Региональная журналистика сегодня на очень коротком поводке у местной власти?

Елена Павлова: Главные редакторы из других регионов жалуются, что их заставляют практически в каждом материале упоминать губернатора и его заслуги, ретушировать вторые подбородки местных политиков, приказывают исключать из статей те или иные фамилии. Нам не без труда удалось выстроить уважительные и доверительные отношения с региональной властью, и мы не в падчерицах ходим. Я работала с тремя губернаторами, и за эти годы бывало всякое. Но мне ни разу не звонил наш нынешний глава региона (а он работает уже пять лет) и не говорил в повышенном тоне: зачем вы это пишите?! Да, мы газета правительства, мы представляем его интересы, но мы не "боевой листок" власти, и наши главные темы - не разрезание ленточек на "введенных в строй" объектах.

И нет даже звонков с предупреждениями: эту тему не трогать?

Елена Павлова: Ну есть темы, которые власть обозначает как нежелательные. Например, тему возможных межрелигиозных конфликтов. Но за этим не стремление лишить нас свободы, а понимание, что тема - бикфордов шнур. И громкие отставки или конфликты мы, конечно, не смакуем, пишем о них строго информационно, суше других.

Но при этом не избегаем больных тем. Сейчас самые больные - обеспечение жильем подтопленцев и выплаты компенсаций пострадавшим от наводнения. У нас много писем и комментов на сайте о том, что деньги не дошли. Мы не кричим тут же "Караул, коррупция!", но и не тешим власть рассказами о всеобщей довольности.

Какие отношения Дальнего Востока и "материка" выявило наводнение?

Елена Павлова: Мы почувствовали себя нужными. Нас не бросили. "Материк", федеральный центр вдруг стал близким, тут у нас и Минобороны, и спасатели, и волонтеры - помощь пришла со всей России. Визит министров стал повседневной новостью. Кто у нас сегодня: Пучков, Онищенко, Трутнев? Мы видели, что нам помогают, за нас борются. А в "мирной" ситуации мы вроде и есть, но в то же время нас как будто и нет. А тут люди чувствовали: помогут в любой момент.
Немного было не по себе, когда московские журналисты то и дело путали Приамурье с Приморьем, хотя между нами наверное, 5 Франций. Мы тонем, у нас эвакуируют тысячи людей, а в Приморье, с которым нас перепутали - солнце, бархатный сезон, все купаются.

Чем выделяется ваша газета?

Елена Павлова: Интересом к судьбам людей. Когда я только начинала работать, я терпеть не могла очерки. Эти огромные "кирпичи" текста на всю полосу были всего лишь литературными биографиями каких-то мало кому известных людей, мне казалось, это жутко не интересно! А сейчас, когда мы уже вошли в ритм актуальной, деловой газеты, я вдруг поняла, что отличить от информагентств нас может только рассказы о людях.

И мы ищем не скандалы в нашем "белом доме" или УВД, а человеческие истории. Наш главный принцип: надо ехать в командировку и искать интересного человека! Бывшая учительница выиграла грант Минсельхоза, развела гусей, индюков, привезла из Тюмени 7 страусов - на заднем сидении машины, в самолет их не пустили. Две благовещенские швеи-мотористки открыли первый в России цех по производству "омлета в пакетах". Жили этой идеей, сами разрабатывали "крутую", по их мнению, технологию, патентуют ее, даже не пустили наших журналистов в цех - только после патента! Мы стараемся, чтобы в каждом номере был человек со своей историей.

Наводнение, кстати, нам подарило очень много таких историй. Профессор из Германии, бывший россиянин, позвонил мне с предложением приютить у себя в гостях людей, оставшихся без дома. А вдовец - офицер запаса из Северной Осетии, с квартирой, дачей и взрослыми детьми написал, что в 80-х годах служил в Амурской области и знает, что у нас самые добрые и красивые женщины. И через газету пригласил в гости пострадавшую от наводнения амурчанку "невысокую, в меру полную и не старше 50 лет". Мы опубликовали письмо, и вот уже одна 57-летняя невеста поедет к нему в гости на Новый год. Я ему сама лично звонила, он подтвердил серьезность намерений: "2 дня смотрим друг на друга, и если все нормально - идем в ЗАГС города Моздок". И избранница сказала мне по телефону тоже самое, добавив, что родные над ней посмеиваются: "захотела счастья в 57!". А я ей сказала, почему бы и нет. Будем надеяться, что все закончится свадьбой.

На последней встрече президента с журналистами вам удалось привлечь его внимание плакатом, на котором было написано слово "БАМ"

Елена Павлова: Да, у нас РЖД хотело оставить северные поселки БАМа без транспортного сообщения - решили отменить последний поезд, его называли " поездом жизни". Президент пообещал, что разберется, РЖД, конечно, тянуло резину, но область в итоге этот поезд отстояла.

Что вас привело на стажировку в "РГ"?

Елена Павлова: У нас в Благовещенске, к сожалению, нет конкурентов. Из ежедневных газет лишь региональная вкладка "Комсомолки" и местные издания рекламного характера. Поэтому я каждое утро начинаю с чтения федеральных газет. И прежде всего открываю РГ, потому что то и дело нахожу там темы, актуальные для нашего региона.

Чего стоила одна ваша новость, что Минфин в целях экономии собирается отменить льготные перелеты для молодых и пожилых жителей Дальнего Востока. Мы, увидев ее, провели целое расследование, собрали мнения людей, авиакомпаний, комментарии чиновников, а тут как раз и президент к нам прилетел, ему все это показали. В общем, надеюсь, не без нашей помощи, отстояли льготу.

Одним авиарейсом из Благовещенска в Москву с вами летела Виктория Щукина, ей предстоял полет в Казань, на том самом Боинге -737…

Елена Павлова: Ей было 36 лет. Ее, сотрудника антимонопольного управления, отозвали из отпуска, чтобы отправить на курсы повышения квалификации в Казань. Из Благовещенска мы летели 7,5 часов., благополучно приземлились, похлопали экипажу, и она пересела на рейс до Казани. Вечером мы включили новости, и увидели ее имя. В Благовещенске все в шоке.

Общество СМИ и соцсети