Новости

05.12.2013 00:55
Рубрика: Власть

Потерпевшим зачтется

Предлагается выплачивать компенсации жертвам преступлений
Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Алексей Александров рассказал члену президиума Ассоциации юристов России Михаилу Барщевскому, как бороться с неуважением к законам и правовым нигилизмом в стране.

Ассоциация юристов вручила вам премию "Юрист года", поздравляем! Но как отмеченный "За развитие законодательства", ответьте, почему российское законодательство развивается так неряшливо: законы принимаются поспешно и в огромном количестве, они конъюнктурны и сложны для исполнения - долго это еще будет продолжаться?

Алексей Александров: Все 20 лет работы в парламенте, 10 - в Госдуме и 10 - в Совете Федерации, я боролся за системность разработки законопроектов, даже предлагал создать институт помощника президента по государственно-правовой политике, вопросам законности и безопасности, который координировал бы всю законотворческую деятельность в правовой политике, по борьбе с преступностью и ее профилактике, тесно сотрудничал бы с учеными, в частности с РАН и ее институтами. Но посчитали, что в новых условиях это будет напоминать отдел ЦК КПСС и этого делать не надо. Хотя я считаю, что рано или поздно мы к этому придем. Также я предлагал создать институт государственно-правовой политики и экспертизы законопроектов при президенте и парламенте. Подобный институт существует при правительстве. Но правительство - орган власти, который должен исполнять законы, а не постоянно предлагать новые, порой противоречащие друг другу. Это зачастую вызывает политико-правовой дисбаланс, потому что трудно жить в стране, где законы друг другу противоречат. Кроме того, это стимулирует коррупцию. Коррупционер, применяющий право, за деньги может принять любое решение, сославшись на какие-нибудь противоречащие друг другу положения в законе, и будет как будто бы прав. Поэтому, я считаю, мы уже набили себе шишек за эти 20 лет, и сейчас пришло время собирать камни, мы должны все привести в порядок. Думаю, сейчас вообще пора объявить мораторий на законотворчество. Надо убеждать в этом и юридическую общественность, и президента, что законов должно быть меньше, но качество их должно быть выше.

Не пугает ли вас количество запретительных законов при отсутствии законов разрешительных? Постоянное ужесточение без смягчения?

Александров: Мягкость или жесткость законов не самое главное. Главное в законотворческой деятельности - системность. У нас есть законы, но нет концепции, нет государственно-правовой идеологии. А она необходима! Статья 13 Конституции запрещает государственную идеологию, т. е. государственническую. Когда мы 20 лет назад принимали эту статью, то в первую очередь хотели конституционно отказаться от тоталитарной идеологии одной партии. Но мы же не запретили правовую идеологию, идеологию демократии, правовой государственности, нравственности, дисциплины, порядка. Василий Андреевич Жуковский в своем наставлении будущему императору Александру II писал: "Люби свободу, т.е. правосудие, свобода и порядок - одно и то же". Мы тоже понимаем, что свобода без порядка - это преступность и хаос. Но порядок должен быть правовой. Поэтому нам нужна, безусловно, государственно-правовая идеология, и мы сейчас этим занимаемся. Конституция стабильна, никто ее отменять не будет, но идеология права, нравственности и патриотизма необходима.

Объединение высших судов спровоцировало дискуссию о незыблемости Конституции. Сторонники ее изменения оживились настолько, что поправлять их пришлось президенту. А как вы относитесь к изменению Основного Закона страны?

Александров: Если откровенно, я, как и 20 лет назад, не вижу необходимости выделения арбитражного правосудия в отдельный суд. С моей точки зрения, правосудие должно находиться в одних руках - Верховного суда, в котором экономические, коммерческие споры решаются на уровне одного из его подразделений. У суда есть несколько направлений деятельности: уголовно-правовое, гражданско-правовое, арбитражное, административное, специальные - для военных и т.п. И есть некие общие принципы правосудия, общие принципы процесса. Безусловно, когда в суде мы рассматриваем уголовное дело или экономический спор между субъектами экономической деятельности, действуют разные процессуальные правила. Но мне как юристу ближе единое правосудие с разными ветвями. Конечно, реформа будет проходить болезненно по многим причинам. Но политическое решение принято, оно является правовым и не противоречит правовому вектору развития страны.

Что в наибольшей степени порождает правовой нигилизм у наших граждан? Почему неуважение к законам в России по-прежнему весьма ощутимо? И можно ли с этим как-то бороться?

Александров: Правосознание напрямую связано с нравственным состоянием человека, поскольку право основано на нравственных началах, учит различать хорошо - плохо, добро - зло. Необходимо воспитывать детей нравственными, добрыми, образованными и культурными. Моя давняя мечта написать детские сказки с правовой начинкой.

Ключевой вопрос

Как вы относитесь к законопроекту минюста, предоставляющего жертвам нераскрытых преступлений право на получение материальной компенсации?

Александров: Много лет назад я вместе с некоторыми известными людьми в нашей стране начал участвовать в работе по поддержке потерпевших в нашем уголовном процессе. Мы даже создали общественную организацию "Сопротивление". Я полностью за то, чтобы поддержать потерпевших и максимально возместить им ущерб. Вопрос - за чей счет? Россия вообще страна потерпевших, очень высок уровень латентных преступлений, когда о совершенном преступлении по разным причинам не заявляют или когда органы полиции их не регистрируют и государство о них официально не знает. Поэтому, я думаю, сегодня у государства просто не хватит денег, чтобы возмещать ущерб всем потерпевшим. Вместе с тем нужно повышать ответственность государственных служащих за их деятельность - чиновник правоохранительных органов должен нести личную материальную ответственность за совершенные неправомерные действия. Не государство из бюджета, из нашего общего кармана, а именно он. Я, например, в свое время предлагал ввести такое правило: если в отношении человека выносится решение о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям или он оправдан, по этому факту должно возбуждаться уголовное дело и следственным путем проверяться все действия ответственных лиц, причастных к этому делу, на наличие каких-либо нарушений. Если они в своей работе нарушали закон, то в отношении них должны приниматься меры не только дисциплинарного воздействия и, возможно, уголовного преследования, но и материального тоже. Нужно поднимать уровень дисциплины и ответственности должностных лиц правоохранительных и судебных органов. Кстати, приказ об отмене пыток в СССР и об уничтожении пыточных инструментов министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия подписал еще 4 апреля 1953 года, через месяц после смерти Сталина, но некоторые люди, видимо, его так и не читали.

Власть Работа власти Госуправление Проект "Юридическая неделя"