Новости

13.12.2013 00:23
Рубрика: Общество

Мы не прореха на человечестве

Россияне перед Новым годом счастливы, а Россия удивляет
Россияне почти всегда встречают Новый год в радостном настроении, и это подтверждено данными опросов. Жизнь в эти дни кажется устойчивой и надежной. Но она не катастрофична и круглый год, считают создатели сайта "Россия удивляет". Несколько крупнейших "фабрик опросов" вместе с Росстатом решили выставить свои цифры и факты против навязших в зубах мифов о несчастной России. Об этом "РГ" рассказывает глава ВЦИОМ Валерий Федоров.

С каким настроением россияне встречают 2014-й?

Валерий Федоров: Свежие данные о новогодних настроениях будут на днях. Но вообще их "динамика" достаточно устойчивая: россияне в приподнятом настроении, молодые люди - особенно. Это связано с тем, что Новый год- наш главный семейный праздник. В этом он опережает и Пасху, и 1 Мая, и День Победы. Поэтому - только хорошие эмоции! У молодых настроение выше, потому что они обычно уверены, что им море по колено. Но старики - поскольку старость у нас сейчас не в особом почете - уже разучились верить почтальону Печкину, который, уходя на пенсию, говорил, что жизнь только начинается.

В Фейсбуке сейчас популярна история человека, попробовавшего пожить неделю на всем российском. Картина получилась смешная - ел клюкву с сухарями, покупал матрешки и носил льняную рубаху в фольклорном стиле - но правдоподобная ли? Социологи недавно создали сайт "Россия удивляет" - это как раз попытка противопоставить таким представлениям о России упрямые цифры и факты, взятые из соцопросов и статсборников.

Валерий Федоров: Ну наш человек точно склонен есть все российское. Большинство россиян убеждено, что еда у нас лучше, и никаких "ножек Буша" нам не надо. А вот носить мы пока склонны иностранное. И ездить тоже - на иномарках.

Если же говорить о взглядах, то они, как правило, умеренно консервативные. Большинство россиян - женщины, хранительницы семейного очага, которые не очень приветствуют перемены вообще, а уж тем более резкие. Это мужчины больше настроены на обновление, готовы бить наотмашь и требовать чего-то другого. Поэтому типичный россиянин - человек умеренных взглядов, его главные ценности - семья, достаток и образование (если речь о детях).

На вашем сайте меня удивили 3 цифры - на каждого россиянина приходится по 1,5 мобильника, 52 процента заявляют, что они не просто трудятся, но "пашут" на работе, и каждый третий россиянин - трезвенник. Какие цифры удивили вас?

Валерий Федоров: Мне не положено удивляться. Ведь смысл проекта в том, чтобы мы, профессионалы, каждый день собирающие данные и знающие их, представили их всем.

Ведь многие пытаются сложить свои представления по слухам и новостям "сарафанного радио". Самый типичный из них " мы - бедная несчастная страна, которая катится неизвестно куда". Цель нашего проекта - показать, что все совсем не так. Когда начинаешь разбираться, выясняется, что у нас большими темпами растет автомобилизация населения, с "жилищным вопросом " дела обстоят лучше, чем в советское время, высокая образованность, всеобщая "мобилизация" ( телефонная) и очень высокий уровень компьютеризации, скачкообразно увеличивается проникновение Интернета. И в общем мы вполне энергичная, образованная, я бы не сказал, что зажиточная, но богатеющая страна. Мне удивительно, что людей это удивляет. Когда эти цифры обнародуешь, собеседники либо начинают упираться "нет, этого не может быть, потому что не может быть никогда", либо впадают в ступор.

- А в чем причина устойчивости и популярности отрицательных мифов, вокруг них ведь действительно аккумулируется общественное мнение.

Валерий Федоров: Сложная история, тут нет одного источника зла. Во-первых, срабатывает автостереотип, который есть у каждой нации, Он, кстати, может меняться, лет 20 назад в ответ на вопрос "кто такие русские?" мы бы обязательно услышали "добрые , открытые, гостеприимные люди, готовые снять последнюю рубаху и отдать ее почти незнакомому человеку". А сейчас спросишь, услышишь "наглые, агрессивные, на ноги наступают, локтями расталкивают, ничем не поделятся". Стереотипы имеют отношение к реальности, но, как всякий стереотип, они схватывают только некоторые черты, а многие другие, часто сущностные, оставляют "за скобками".

Во-вторых, сказывается коммерциализация СМИ. Плохие новости продаются лучше, поэтому поток рассказов о том, какие мы убогие и несчастные, со смертоубийствами на каждом шагу, подпитывает наши представления о себе как о "прорехе на человечестве".

Ну и в-третьих, наши западные друзья все время упорно нас чему-то учат, рассказывают о том, что мы должны измениться и стать наконец нормальными людьми, то есть такими, как они. А любые отклонения воспринимают как ненормальность, подлежащую уничтожению - желательно в кратчайшие сроки. Ну а так как на Запад у нас принято смотреть как на источник новых идей, знаний, технологий и образцов поведения, то мы, конечно, к этому делу всегда восприимчивы, еще Данилевский упрекал нас в "обезьянничанье" на этот счет.

- Но, по-моему, общество все-таки устало от тотальной "игры на понижение" собственного образа. Уж не говоря о том, что образ всего российского как плохого откровенно вреден, поскольку лишает людей надежды на свои силы, на вдохновение, на упорство. Но есть и другая опасность, что это все быстро склеится в новый пропагандистский миф по типу советского. Вот и среди вашей положительной статистики то и дело встречаешь: "телевещанием охвачена вся страна" ( ну это же еще в советские годы произошло) или "56 процентов россиян считают, что положение науки у нас хорошее" ( каково оно на самом деле, от этой цифры не зависит), или растет число театров ( но понятно же, что это не театры уровня Вахтангова, а маленькие студии на 2 зрителя в 3 ряда), или расходы на гражданскую науку из федерального бюджета за 10 лет выросли в 12 раз ( но молодые патриотичные ученые, возвращающиеся работать на родину, однозначно говорят, что эти усилия государства пигмейские, по сравнению с западными странами с хорошей наукой). Почему мы вместо боевого сражения цифрами и данными не рисуем аналитические картины, в которых бы уживалось плохое и хорошее, складывалась объемность представления?

Валерий Федоров: Наша работа - как "фабрик опросов" - поставлять первичную информацию. А превратятся эти данные в пропагандистский миф или нет, зависит не от нас, а от тех, кто это будет цитировать, обсуждать и выстраивать пути России на базе этих данных.

Но мне кажется, что наше восприятие сейчас настолько перекошено, смещено в отрицательную сторону, что опасаться, что мы одним этим сайтом резко поменяем минус на плюс - не стоит. Мы такой задачи перед собой не ставим. Нам важно дать объективную, взвешенную информацию для тех, кто сам может сделать выводы. Мы рассчитываем продолжать проект и переводить наши данные на английский. За рубежом есть к нему интерес.

С сайта "Россия удивляет"

Миф №2. Все экономические успехи России связаны в первую очередь с экспортом нефти.

Этот миф является одним из наиболее устойчивых и активно используется для создания негативного образа российской экономики как слабой, неустойчивой и практически полностью зависящей от влияния западных развитых стран.

Если представить себе ситуацию, что добыча всех (не только нефти и газа) полезных ископаемых в России отсутствует, то как изменится ВВП страны? Если посмотреть на статистические данные по 2012 году, то ВВП уменьшился бы на 8,4%. Это не так уж мало, но в кризисном 2009 году мы достаточно спокойно пережили падение ВВП на 8%. Этот пример достаточно условный, так как отсутствие полезных ископаемых в стране изменило бы всю структуру экономики нашей страны, но он достаточно наглядно демонстрирует роль всей добывающей промышленности в экономике России.

Приведем более корректный пример о роли нефти в экономике России. Для этого сравним долю экспорта нефти по отношению к ВВП для 15 крупнейших мировых экспортеров нефти. На первом месте Ангола, у которой экспорт нефти составляет 66% от ВВП. Но давайте не сравнивать себя с маленькой, но гордой Анголой, а померяемся с мировыми лидерами по добыче нефти. В эту тройку входят Саудовская Аравия, Россия и Канада. Доли экспорта нефти по отношению к ВВП для них составляют 45, 9 и 3 процента соответственно. Норвегия, также один из крупнейших экспортеров нефти и к тому же высокоразвитая по европейским стандартам страна, имеет соотношение экспорта нефти к ВВП 11%. Исходя из этих объективных показателей, мы со своим нефтяным экспортом гораздо ближе к развитым промышленным странам, чем к нефтедобывающим монархиям Персидского залива.

Ну хорошо, не сдаются сторонники мифа о том, что "все пропало, гипс снимают, клиент уезжает". Все-таки экспорт нефти - главный двигатель экономики, пусть даже его доля в ВВП не столь велика. Мы все равно зависим от динамики добычи и экспорта нефти, а остальная экономика приходит в упадок. Но и тут они не правы. Если посмотреть на динамику индексов промышленного производства за последние 12 лет, то очень хорошо видно, что при росте этого индекса на 58% в целом добыча полезных ископаемых выросла на 51%, а вот обрабатывающая промышленность - на 71%. Никто не спорит, что в 90-е годы XX века промышленный потенциал России снизился достаточно сильно. Но у любого кризиса есть как отрицательные, так и положительные стороны. Слабые и неконкурентоспособные предприятия закрылись или были перепрофилированы. Везде и во все времена это болезненные для работающих на таких предприятиях процессы, но они неизбежны. Мы понимаем, что за всем этим стоят личные судьбы людей, но в том или ином виде перезагрузка экономики была объективно необходима. В конечном итоге российская промышленность больше выиграла, чем проиграла в результате всех этих перестроек и кризисов.

Общество Соцсфера Общество Соцсфера Социология