Новости

Директор Ефим Рачевский об электронных учебниках, подготовке учителей и школьной форме
Зачем в школе нужен "дорожный знак": скорость не больше 7 км/час? Чем IPad лучше книги? Школьная форма по желанию? Об этом корреспондент "РГ" беседует с народным учителем России, директором московского центра образования N 548 Ефимом Рачевским.

Ефим Лазаревич, с 2015 года в российскую школу придут электронные учебники. Но сегодня даже учителя спорят, что лучше для детей: книга или планшет. А что думаете вы?

Ефим Рачевский: Введение электронных учебников - жизненная необходимость. Во-первых, они дешевле, а учебники на бумажных носителях становятся все дороже. Во-вторых, абсолютное большинство современных школьников и учителей умеют работать с электронными носителями. Это так же неизбежно, как появление в XV веке учебников и книжек на печатной основе после изобретения Иоганном Гутенбергом печатного станка.

В чем преимущество электронных учебников?

Ефим Рачевский: Прежде всего важно содержательное качество любого учебника. В какой степени он позволяет размышлять, отвечать на вопросы, ставить проблему, иметь возможность что-то новое узнать с помощью гиперссылки, работать в нем. Исходя из этого, бумажный учебник проигрывает, так как столь широкими возможностями не обладает.

Только что президент говорил о том, что нужно подготовить комплексную программу обновления кадров для школы. Знаю, что у вас работает немало педагогов - ваших выпускников...

Ефим Рачевский: Да, после окончания вуза 24 человека вернулись преподавать в родные стены.

И как вы оцениваете их подготовку в педвузах?

Ефим Рачевский: Это иллюзия, что раньше хорошо готовили учителей, а сейчас плохо. Всегда готовили одинаково, посредственно. Вузовское образование - это только стартовый шаг в овладении профессиональными навыками. У врачей есть интернатура, у педагогов такой практики нет. Единственный университет, который это вводил - Московский городской педагогический университет. И то, когда был специалитет. Студенты на пятом курсе практически не появлялись в вузе, а работали в школе.

Теперь, когда мы перешли на Болонскую систему и бакалавров стали обучать за четыре года, исчез тот дополнительный временной ресурс, когда можно было организовать не двухмесячную практику в школе, а девятимесячную "интернатуру".

Как улучшить систему педагогического образования?

Ефим Рачевский: Есть две крайние позиции. Первая - все педвузы перевести в качестве факультетов в классические университеты. Вторая - оставить всё как есть. Последнее категорически недопустимо. Ведь сейчас школы оснащены лучше университетов, учителя получают как минимум в два раза больше, чем преподаватели в вузах. А профессия учителя в Москве стала очень конкурентной.

Например?

Ефим Рачевский: На вакансию учителя физики в нашу школу претендовали 14 человек! Трое - выпускники физфака МГУ, двое - из физтеха. Если раньше крупных начальников Москвы просили устроить ребенка в первый класс, то теперь просят устроить на работу учителем. Вакансий практически не осталось, ведь средняя зарплата более 60 тысяч рублей.

Однако подготовка в вузах от повышения зарплаты не изменится. Что нужно сделать для качественного скачка?

Ефим Рачевский: Если государство всерьез возьмется за эту задачу, то ему нужно будет вложить много денег. Тогда появится возможность заниматься селекцией профессорско-преподавательского состава, переведя их на контрактную систему. Освободиться от тех, кто не сможет готовить учителей для современной школы. Привлекать самых успешных выпускников школ. Тогда при попадании в педагогические вузы будет минимизирован пресловутый двойной негативный отбор, когда не самые лучшие выпускники школ идут в педвузы, а потом возвращаются обратно в школу и преподают.

Нацпроект "Образование" дал возможность школам вздохнуть?

Ефим Рачевский: Несомненно. Если в начале 90-х годов отношение государства к школе носило декларативный характер, то теперь конкретный. Во всех школах появился Интернет. Это очень важно, ведь у многих учебных заведений нет денег на книги, а из Сети можно скачивать необходимую литературу.

А решение президента о повышении заработной платы учителей до уровня средней зарплаты в экономике региона, которое вошло в показатель успешности работы губернии? Теперь для губернаторов страшнее не отчитаться по выплатам педагогам, чем по проблемам ЖКХ. Любовь к школе уже приобретает материальный характер.

Объединение школ - это хорошая тенденция?

Ефим Рачевский: Школы нужно объединять, но разумно. Например, мы в 1993 году объединились потому, что нам так было удобно. Наша модель "школа ступеней" оказалась жизненной. В 2004 году мы получили за нее президентскую премию. Я считаю, что большая школа - школа без образовательных тупиков.

Я работал в маленькой школе, в которой мне дали девять часов истории. Чтобы прокормить семью, я взял еще вести уроки географии. Но и этого оказалось недостаточно. Тогда добавили еще уроки трудового обучения. Готовиться мне приходилось к каждому предмету. Но качество было бы выше, если бы я занимался только одной дисциплиной. Это характерно для всех маленьких школ. И качество страдает не из-за того, что учитель плохой, а просто в сутках 24 часа. Физически нет возможности.

Это касается и ЕГЭ?

Ефим Рачевский: Как правило, если в школе менее 500 детей, то такие выпускники попадают в худшие кластеры по сдаче ЕГЭ. Все по той же причине. Если бы школа была большой, то ученик смог бы выбрать, какой уровень подготовки по предмету ему нужен для поступления в университет. А затем записаться на спецкурс к педагогу в своей школе. Его семья не должна тратить деньги на репетитора.

Например, в нашем центре шесть учителей химии, каждый дает разный целевой уровень подготовки к ЕГЭ: химия для будущего врача или химия для химфака МГУ. Выбор за учеником. В большой школе есть возможность для каждого найти свою образовательную программу. Большая школа создает ситуацию персонального в массовом.

А многие считают, что все зависит только от учителя...

Ефим Рачевский: Это иллюзия. Образовательная среда играет не меньшую роль, чем взаимодействие на уроке. Например, в подростковой школе надо много пространства для движения во время перемен, нужны помещения для всевозможных мастерских. Для своих учеников мы даже вынуждены были написать ограничения по скорости: не больше 7 км/час.

Для старшеклассников важнее другое. Центральным местом для них в школе является библиотека, центр информационных ресурсов. Для каждого возраста должна быть своя образовательная среда.

В чем преимущество школы ступеней?

Ефим Рачевский: У такого образовательного центра меньше шансов выработать отвращение к учебе. У каждого ученика есть возможность начать все с чистого листа. Таким образом, происходит преодоление инфантилизма. Правда, противники школ-ступеней говорят: как же так, третьеклассник не будет видеть перед собой образца для подражания - взрослого десятиклассника. Но ведь четвероклассник в своей школе самый старший, а значит, самый ответственный. Именно он будет стараться подавать пример младшим.

Ваши школы ступеней находятся в разных зданиях и даже внешняя атрибутика у них разная?

Ефим Рачевский: Да. В начальной школе ребята носят бордовые жилетки. После 4-го класса они переходят в подростковую школу и надевают жилетки синего цвета. В старшей школе они начнут учиться в новом корпусе и могут ходить без формы. Это важно с точки зрения психологии взросления.

Что, для страшеклассников форма не обязательна?

Ефим Рачевский: Они так решили сами на референдуме.

Скажите, а у вас деньги с родителей собирают?

Ефим Рачевский: В образовании есть понятие стандарта. Это то, что гарантировано государством и финансируется из бюджета. Все дополнительное к этому стандарту тоже может быть бесплатным, если школа находит средства.

Например, для вечерней математической школы для детей района, которую мы организовали, деньги нам дает благотворительный фонд. А вот на изучение второго или третьего иностранного языка или на некоторые не массовые виды спорта или искусства - деньги платят родители, заключив с центром договор о платных образовательных услугах. А иногда мы проводим благотворительные акции. Скажем, такая была, когда целевой сбор денег проводили на сложную и дорогую операцию одному из наших учеников.

Все больше родителей рассматривают школу как социальный лифт?

Ефим Рачевский: Да, они рассматривают образование как серьезную инвестицию. И это правильно. Если семья вкладывает 10 процентов годового дохода в образование своего ребенка, то уровень дохода семьи, которую он потом создаст, будет на 25-27 процентов выше. Причем не надо это понимать буквально - относят деньги в школу. Это затраты на билеты в театр, путешествия, книги и т.д. Вкладывать в образование детей сейчас выгодно.