Новости

19.12.2013 00:37
Рубрика: Власть

Бомбы умрут тихо

В Новом году наложен полный запрет на подрыв старых арсеналов
До сих пор на армейских складах хранятся сотни тысяч старых бомб, снарядов, мин, ракет, многие еще со времен Великой Отечественной войны. Уничтожение этих взрывных запасов - большая головная боль армейского руководства и тех людей, кто живет по-соседству с хранилищами. До недавнего времени эти боеприпасы просто взрывали на открытом воздухе, причем регулярно случались ЧП с гибелью людей. Теперь на такие подрывы наложен запрет. С 2014 года утилизация старых арсеналов пойдет по технологиям хай-тек.

Об этом корреспонденту "РГ" рассказал заместитель председателя Военно-промышленной комиссии Олег Бочкарев.

Олег Иванович, что в хранилищах представляет особую опасность и нужно уничтожить в первую очередь?

Олег Бочкарев: Есть достаточно сложные боеприпасы, безопасная утилизация которых - дело трудоемкое и не до конца отработанное. Но поскольку таких боеприпасов относительно немного, с их ликвидацией можно и подождать. Труднее как раз с простыми, но старыми авиабомбами и снарядами, сроки хранения которых перешли все мыслимые временные границы.

В годы Великой Отечественной в качестве взрывчатых веществ чего только не использовали. Технологическая документация на многие старые боеприпасы давно утрачена. И вот лежат штабеля тяжелых авиабомб - а чем они начинены, неизвестно.


Фото:ИТАР-ТАСС

Бывают случаи, что самый универсальный и, казалось бы, самый безопасный способ утилизации - вымывание взрывчатых веществ водными растворами - оказывается очень опасным.

При соприкосновении с водой начинают выделяться, например, токсичные вещества, наличия которых мы и не предполагали. Промышленность, конечно, проводит специальные исследования, состав взрывчатых веществ уточняется, находится приемлемая технология утилизации. Но это лишнее время и дополнительные затраты.

Взрывать старые бомбы прямо на полигонах больше не будут?

Бочкарев: Да, подрывы прекращены полностью. Это подтвердил и министр обороны на прошедшей коллегии минобороны. Слишком часто такая утилизация сопровождалась серьезными ЧП. В процессе подрывных работ погибло около пятидесяти человек - военнослужащих и гражданских лиц, было полностью уничтожено несколько арсеналов, в которых кроме старых хранились и вполне пригодные боеприпасы.

Военным и промышленности, наконец-то, удалось найти общий язык, начать отлаживать взаимовыгодный процесс не просто уничтожения, а именно утилизации отслуживших свой век боеприпасов промышленным способом.

Что на армейских складах подлежит уничтожению?

Бочкарев: В программу утилизации включаются не только боеприпасы, но и другое военное имущество: бронетехника, артиллерийские установки, боевые корабли и многое другое. Однако самым опасным вопросом остается утилизация старых боеприпасов. За минувший год ликвидировано и утилизировано около одного миллиона тонн взрывоопасных изделий на сумму приблизительно 2,5 миллиарда рублей.

Созданы высокие технологии. Взрывчатые вещества вымывают водными растворами. Выжигают в специальных печах. Подрывают в закрытых камерах, получая при этом такое ценное сырье, как наноалмазы. Это дорого?

Бочкарев: Качественные технологии недешевые, но абсолютно безопасные. Поэтому нам приходится корректировать госзаказ. Под утилизацию выделяется около трех миллиардов рублей в год. Когда мы стали определять реальную себестоимость процесса, она оказалась выше той, что закладывалась несколько лет назад. К примеру, промышленная утилизация одного артиллерийского выстрела калибра 23-мм (а таких устаревших выстрелов миллионы) составила 50 рублей. Предполагалось же, что боеприпас малого калибра можно утилизировать за 21 рубль.

Для больших калибров разница оказалась еще больше. Утилизация выстрела к 100-мм пушке - 1150 рублей вместо запланированных 302,5 рубля, а для 115-мм танковой пушки и вообще - 1500 рублей - почти в пять раз больше указанной в гособоронзаказе. В калибрах артиллерийских боеприпасов от 122-мм до 152-мм разница в ценах увеличивается более чем в десять раз.

Цены, которые я назвал, не окончательные. Сейчас идет тщательный расчет того, сколько стоит промышленная утилизация тех или иных боеприпасов в реальности. Ясно одно - не три копейки. Военные - основные заказчики готовы пойти на увеличение стоимости, но с условием: если цена принята, в нее и надо укладываться. Повышение стоимости работ в процессе их выполнения недопустимо.

С нового года существенно меняется законодательная база, регламентирующая работы в оборонке. Как это скажется на утилизации старых боеприпасов и отслужившей военной техники?

Бочкарев: Надеюсь, самым положительным образом. С 1 января 2014 года прекращает свое действие 94-й закон и вступает в силу 44-й закон о госзакупках. На него мы возлагаем большие надежды. Благодаря новому законодательству нам уже сейчас удалось избавиться от множества фирм, бравшихся утилизировать боеприпасы и военную технику, а на деле представлявших собой что-то вроде "Рогов и копыт" из "Золотого теленка". Мы определились с единственными поставщиками услуг, которые и будут проводить весь цикл работ. Это известные промышленные предприятия, обладающие и соответствующей инфраструктурой, и технологической базой, и опытом работы и квалифицированными специалистами.


 Фото:РИА Новости

В 2013 году утилизировано около миллиона тонн боеприпасов. Удастся ли сохранить эти темпы уничтожения опасных запасов?

Бочкарев: Для того чтобы работа шла более динамично, необходимо прежде всего оперативно решать организационные вопросы и постоянно совершенствовать нормативно-правовую базу. Минобороны и промышленность должны работать более слаженно.

К сожалению, не всегда удается получить достоверную информацию о реальном состоянии боеприпасов, подлежащих утилизации. Зачастую не выполняются мероприятия по демилитаризации, рассекречиванию, приведению в безопасное состояние списанных образцов вооружений и военной техники.

Есть и одна чисто юридическая проблема. В Законе "О лицензировании отдельных видов деятельности" записано, что для получения лицензии на выполнение утилизационных работ необходимо указать юридический адрес осуществления лицензируемого вида деятельности, который должен совпадать с юридическим адресом предприятия. И если предприятие находится, предположим, в Москве, а утилизация идет на военном полигоне под Москвой, то лицензию получить просто невозможно.

Недавно в Москве прошла IX Международная конференция "Актуальные проблемы" утилизации ракет и боеприпасов". В ходе ее работы поднимались и обсуждались многие вопросы, которые предстоит решить в ближайшем будущем. Мы настроены оптимистично и надеемся, что к 2020 году выполним Федеральную целевую программу "Промышленная утилизация вооружений и военной техники".

Кстати

Совместными усилиями российских и белорусских специалистов впервые в мире удалось получить в промышленных объемах наноалмазы из утилизируемых боеприпасов. При подрывах в специальной закрытой бронекамере получается шихта, содержащая алмазную пыль. Производительность в год - около пяти тонн наноалмазов. Они признаны уникальной легирующей присадкой. Например, легкий алюминий приобретает свойства сверхпрочной стали. Защитная ткань типа кевлар становится непробиваемой как броня. Износостойкость резины возрастает многократно. За рубежом это понимают, и если в 2006 году мировой рынок наноалмазов составлял всего 200 кг, то в текущем превысил 7 тонн. И Россия только за счет грамотной утилизации боеприпасов может занять на нем доминирующее положение.

Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны
Добавьте RG.RU 
в избранные источники