Новости

20.12.2013 17:00
Рубрика: Общество

Собрала семью

Благодаря немке с русскими корнями разбросанные по разным странам родственники нашли друг друга
Эта история началась под новый, 2009 год. Нежданно-негаданно в жизни карельских троюродных сестер Марины Шерлыгиной и Людмилы Аутио появилась еще одна сестра - Сильвия Поленз из Германии. "Российская газета" тогда писала о воссоединении семьи. Сейчас, ровно пять лет спустя, мы продолжаем тему. За прошедшие годы в жизни наших героев произошли изменения. Благодаря в том числе и нашей газете они нашли и других своих родственников, с которыми жили все это время рядом и даже не догадывались об этом.

"Вы имеете отношение к фамилии Дешевулина?"

Накануне Нового года в квартире Марины Шерлыгиной раздался странный телефонный звонок. Она сначала не могла понять, чего хочет незнакомая женщина.

- У вас есть родственники в Германии? - спрашивали Марину.

- Нет.

- А вы имеете отношение к фамилии Дешевулина?

- Да. Это моя девичья фамилия. А в чем собственно дело?

- Вас разыскивает Сильвия Поленз, живущая под Кельном, внучка Дарьи Дешевулиной.

И вот тут-то Марина поняла. Конечно, Дарья Дешевулина - старшая сестра ее деда по отцу, родившаяся в 1900 году. В семье о ней говорили, но мало, так что в памяти остался лишь один факт: семнадцатилетняя Даша в 1917 году вышла замуж за австрийского военнопленного и уехала с мужем к нему на родину. Больше никто ничего о ней не слышал, да и не пытался разузнать. Время было советское, всякие, пусть даже и родственные, связи с заграницей, мягко говоря, не приветствовались. Так что о Дарье Дешевулиной просто забыли.

После этого звонка Марина Шерлыгина отправилась в республиканский архив. Целыми днями сидела там, перечитывая церковные книги. И нашла ведь родословную своей семьи вплоть до XVII века.

- Мои предки по отцовской линии были государственными крестьянами, - рассказывает Марина. - Жили они в деревне Бураковская, что в Пудожском уезде. Это на 41-й версте от города Пудожа. Деревня небольшая, всего 19 дворов. Занимались выращиванием льна. Глава семейства Андрей Дешевулин был женат дважды, и детей у него родилось много, но в живых остались единицы. Одни умерли в раннем детстве, другие погибли во время Великой Отечественной войны. Мы всегда думали, что из большого рода остались лишь мой отец Олег Сергеевич и его сестра Галина Сергеевна. Но когда Сильвия прислала мне старую фотографию, на которой сняты ее бабушка в семнадцатилетнем возрасте с братом - моим дедом, я ахнула. У меня есть точно такой же снимок.

Дарья и Эбнор

Судьба Дарье Дешевулиной выпала нелегкая. С будущим супругом девушка познакомилась в Петрозаводске, когда семья перебралась из деревни поближе к городу. Дарья была в прислугах у людей, сын которых дружил с пленным австрийцем. Ей сразу приглянулся симпатичный молодой человек с непривычным именем Эбнор Энгельберт. Девушка вслушивалась в незнакомую речь и каким-то удивительным образом - наверное, все-таки сердцем - понимала, о чем говорит парень. Эбнор в свою очередь старался овладеть сложным русским языком.

Австриец попал в Карелию из сибирских лагерей в начале лета 1916 года со второй партией военнопленных, отправленных на строительство Мурманской железной дороги. Было их 25 тысяч, а в целом эту дорогу строили около 50 тысяч пленных Первой мировой войны.

Первый поезд по железной дороге пустили в ноябре 1916 года, однако военнопленные все еще что-то доделывали на трассе, а потом в России грянула революция, стало не до пленных европейцев. Когда все же пришла пора возвращаться на родину, австриец сделал Дарье предложение. В Петрозаводском кафедральном соборе священник обвенчал православную Дарью Дешевулину семнадцати лет и католика по вере Эбнора Энгельберта 24 лет. Поручителями выступили со стороны жениха - военнопленный из Австрии, записанный как Павел Штокингер, со стороны невесты - крестьянская девица Пудожского уезда, родная сестра Матрена Дешевулина и дядя Петр Михайлович Дешевулин.

Душа русской бабушки

В Австрии семья жила небогато. Эбнор работал в лесу, а Дарья помогала по хозяйству состоятельной русской графской семье, живущей в замке. Там был и православный священник, у которого Дарья исповедовалась. Выучила язык, родила троих детей - сына и двух дочерей. Рано овдовев - в сорок с небольшим лет, - не стала устраивать личную жизнь и растворилась в заботах о дочках, а когда умерла одна из них, воспитывала внучку. Дарья Дешевулина умерла в 74 года, под конец жизни вынужденно приняв католичество.

Сильвия Поленз унаследовала русскую душу у своей русской бабушки. Она всегда интересовалась Россией, самостоятельно выучила русский язык и, когда первый раз сюда попала, поняла сразу: это ее земля, здесь ей хорошо. Семь раз Сильвия приезжала в Россию, гостила во многих городах и каждый раз давала слово вернуться снова. Один раз была и в Карелии, специально купила морской туристический круиз, помня, что Дарья Дешевулина родом из деревни Бураковской. Но тогда ей ничего узнать не удалось. О такой деревне никто не слышал.

Сильвия Поленз всегда интересовалась Россией, самостоятельно выучила язык и, когда первый раз сюда попала, поняла сразу: это ее земля, здесь ей хорошо

В маленькую Россию Сильвия Поленз превратила свой дом под Кельном. В одной из комнат она устроила настоящий музей русской культуры: там вещи, книги, сувениры, привезенные с родины бабушки Даши.

- Я очень люблю Россию, - говорила корреспонденту "РГ" Сильвия Поленз. - Первые слова, которые я услышала в своей жизни, были русскими. Это было в самом конце Второй мировой войны. Советские войска уже вступили в Австрию. Солдаты зашли в наш дом, а моя мама как раз собралась рожать. Разнервничавшаяся бабушка стала что-то кричать на русском языке. Ее слова услышал офицер. Он оказался врачом, и именно он и принял роды у моей мамы. Так я и родилась благодаря стараниям русского доктора.

- Что-нибудь осталось на память о бабушке?

- Старый документ с печатью, где говорится о венчании бабушки и дедушки. Именно из него я и узнала о деревне Бураковской. Несколько фотографий и небольшая деревянная икона, которую Дарья привезла с собой из России.

Этим летом Сильвия привезла реликвию в Петрозаводск и отдала Марине. Она уверена, что икона должна вернуться на родину - туда, где родилась Дарья Дешевулина.

Родных становится больше

В нынешнем году троюродные сестры нашли еще одну потерянную ветвь своей семьи, которая ведет от Матрены - сестры Дарьи, бывшей свидетельницей на ее свадьбе. Внучка Лидия и ее муж Олег Варенов живут на острове Кижи. У них большой дом, свое хозяйство, корова. Этим летом все сестры гостили у нашедшихся родственников.

- Сильвия очень счастлива, - говорит Марина Шерлыгина. - Мечта ее исполнилась. Она всегда хотела найти еще и родственников со стороны бабушки Матрены.

- То есть теперь нашлись все?

- Не знаю, - смеется Марина. - Нашелся ведь еще и папин двоюродный дядя - Георгий Петрович Дешевулин, ему сейчас 95 лет. А недавно мне сказали, что в детском саду, куда ходит моя племянница, есть девочка по фамилии Дешевулина. Вдруг тоже родственница, фамилия ведь редкая...

Сейчас в Петрозаводске между собой знакомы шесть троюродных сестер и один брат из рода Дешевулиных, так что семья за последние пять лет значительно увеличилась. За прибавлением русской родни с удивлением следят два сына и внук Сильвии. Немецкая и российские сестры так подружились, что каждый свой день начинают телефонными звонками друг к другу. Сильвия каждый год приезжает в Карелию, побывали в Германии и Марина с Людмилой.

- Мы с Сильвией очень похожи, - говорит Марина Шерлыгина. - Может быть, не столько внешне, сколько внутренне. Одинаковы наши судьбы, интересы. У нас по двое сыновей, мы обе любим путешествовать, обе увлечены живописью. Хотя Сильвия все время работала в банке, но всегда занималась рисованием, сейчас пишет акварели. А я по образованию - художник по росписи. Такое впечатление, что мы всю жизнь знакомы и никогда не расставались. Она - как я, а Сильвия говорит, что я - как она. Одна семья.

Прямая речь

Михаил Данков, научный сотрудник Национального музея Карелии:

- Военнопленные, из числа которых был Эбнор Энгельберт, работали в нечеловеческих условиях. Строительство Мурманской железной дороги - самой северной в мире - было связано с титаническими трудностями. Трасса проходила по малозаселенной местности с суровым климатом и исключительно сложным рельефом. Практически все делали вручную, с помощью кайла, лопаты и тачки прокладывали рельсовую колею через непролазную тайгу и тундру, болота и скалы. Интересно, что снимать военную форму и менять ее на более удобную рабочую фуфайку пленные отказывались категорически. Мерзли в холодных френчах, но были уверены: в мундире ты хоть и пленный, подневольный, но все-таки солдат своей армии и страны.

Справка "РГ"

Жителям республики, которые хотят узнать об истории своей семьи, следует первым делом обратиться в Национальный архив Карелии: Петрозаводск, улица Куйбышева, дом 6а, (8142) 78-52-16, 78-05-19.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Карелия