Новости

20.12.2013 00:20
Рубрика: Общество

Камень с души

Почему Бог не спасает нас против нашей воли
"Мария, спасибо за рассказ про Таинство Покаяния (статья "Диагностика души"). Хотя маму свою мне пока так и не удалось привести в храм на исповедь - боится.

Говорит: "Тебе хорошо в столице, у вас там соседи рядом годами живут и друг с другом не знакомы! А у нас городок маленький, все на виду, каждый твой шаг сразу становится известным! Как же мне каяться, если в нашем болоте я и ресторан возглавляла, и главным товароведом была, и жили мы всегда получше многих - знаешь, сколько завистников у нас было? Таких, что только и ждали, что оступлюсь? Сколько жалоб писали после того, как мы новый дом построили, сколько проверок насылали? А когда отец твой от рака сгорел, и Миша к нам жить ушел, свою семью оставил, думаешь, его родня меня не проклинала? И теперь ты говоришь, что мне в нашем городе надо идти в церковь и каяться? А этот поп мало того, что моложе меня вдвое (что он может про мою жизнь понимать?), так он еще и в родне у Лидки, которая, когда отец твой погиб, на поминках посмела при всех сказать, что это все от пьянки! И мне теперь перед этим попом, Лидкиным племянником, всю свою душу наизнанку выворачивать? Вот выздоровлю, встану на ноги, поедем к тебе в Москву, там уж и пойду в церковь, найдем хорошего священника, ему и покаюсь!"

Мария, мама мне все это кричит, сердится, костылем размахивает, а я плачу, хоть и стараюсь, чтоб она слез моих не видела. Вы не подумайте, она не грешнее других, всю жизнь честно работала, добрая, веселая, многим помогала, хотя люди добро быстро забывают. А завистники, да, были. Только не все правда, что молва приписывает, особенно если женщина красивая, яркая, независимая - а моя мама такой была. И плачу я потому, что боюсь, что уже не поправится она и до Москвы не доедет. И что мне делать? Как привести маму в храм на исповедь?"

Светлана Д.

Светлана, здравствуйте! Думаю, Вашей маме надо обязательно объяснить, что есть тайна исповеди, которую священник не может нарушить ни при каких условиях. К примеру, если духовник, исповедующий преступника, узнает о каких-то совершенных и нераскрытых преступлениях, он не имеет никакого права кому-либо об этом рассказывать. Потому что - и это принципиально! - он свидетель перед Богом, а не перед обществом. Больше того, церковный канон устанавливает наказание за разглашение тайны исповеди, и очень строгое: если священник раскрыл кому-либо грех человека, ему исповедовавшегося, он запрещается в служении на три года, и каждый день должен будет класть по сто поклонов. В Церкви очень внимательно относятся к этому и стараются построить жизнь таким образом, чтобы оградить духовников от самой возможности пусть даже и косвенно нарушить тайну исповеди. Например, в семинарии приглашаются духовники, не принимающие участия в педсоветах или учебном процессе.

Кроме того, Светлана, стоит объяснить маме, какова роль священника в Таинстве Исповеди. Дело в том, что у тех, кто только начал воцерковление, часто возникают разного рода смущения и искушения, связанные с непониманием миссии духовника. Надо четко понимать, что прощение мы получаем не от священника. Неслучайно в Разрешительной молитве священник читает: "...властью Его (то есть властью Бога), мне данной, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих". Исповедь - это и акт веры, и внутренний порыв к Богу, потому, конечно, здесь не место формализму, и лучше идти к духовнику, который поможет человеку открыться. Тут вопрос стоит не в плоскости "знакомый батюшка или совсем ничего о тебе не знающий", "строгий, или нестрогий". Здесь вопрос духовной близости, доверия. Иногда исповедующегося может смутить внешняя холодность, отстраненность священника или верующий начинает бояться: "Вот все расскажу батюшке, а как потом буду с ним общаться?" Но священники часто специально стараются не смотреть в глаза исповедующемуся, чтобы не смутить его, не остановить порыв искренности. Это может показаться безучастностью, но на самом деле в такой отстраненности - помощь.

Как же подготовить себя к исповеди? "Форма исповеди может быть произвольной, - говорит митрополит Белгородский и Старооскольский (книга "Любовь долготерпит"), - главное, чтобы она была искренней, а опытный духовник сам разберется в духовном состоянии человека, и, конечно, только духовник может осуществить диагностику души. Самая типичная ошибка исповедующегося - это попытка самому поставить себе диагноз. Кающийся должен открыть душу перед Богом, рассказать, описать, что с ним происходило, но определить, что это, сделать заключение может только духовник. Бывает, человек приходит к батюшке и кается: "Грешен, у меня чревоугодие - ем и ем, пост не соблюдаю", а поговоришь с ним, и там такой набор... Но сам человек этого может и не видеть.

Правильное построение исповеди должно идти от Заповедей, которые надо обязательно прочитать перед исповедью, от советов Святых отцов о том, как построить свою жизнь. Например, есть книга преподобного Иоанна Лествичника "Лествица", рассказывающая о духовном восхождении человека и тех духовных болезнях, которые его подстерегают. Надо помолиться перед исповедью и почитать Евангелие. Кроме того, подготовка к исповеди заключается в том, чтобы человек вырвался из плена каких-то сиюминутных, нервных состояний, суждений о себе, которые могут исказить картину происходящего с ним. Для этого необходимо привести в равновесие свои чувства, подольше побыть в храме и помолиться о том, чтобы Господь открыл тебе твои грехи.

Очень важно перед исповедью примириться с обидчиками. Даже если нам кажется, что в произошедшем нет никакой нашей вины. Вспомним, как мы молимся в Молитве Господней: "...и остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должникам нашим". Иисус учит, что прощение не может быть дано тому, кто сам не прощает, и чтобы просить прощение у Бога, нужно простить ближнего своего. То есть в том, как мы прощаем ближних, и условие Божьего прощения и его мера, то есть то, насколько ты будешь прощен сам.

Не менее принципиальный вопрос, как мы должны относиться к своему греху? Прежде всего надо понять, что грех появляется там, где есть разрыв с Богом. Этот разрыв у одних может проявляться как некий акт "свободы", когда люди намеренно пытаются противостоять Богу. Такое сознательное противостояние выражается в том, что люди возводят хулу на Него, на Церковь, и в том, что, считая себя свободными, они осознанно совершают поступки против заповедей. Кстати, одно из самых больших заблуждений, которое грех сеет в человеке, - ощущение того, что человек свободен делать все, что хочет. На самом деле это никакая не свобода, потому такое состояние независимости от Творца оборачивается для человека рабством, он оказывается под властью греха.

Кроме сознательного противостояния Богу, порождающего, скажем так, большие грехи, человек может совершать множество так называемых мелких грехов. И если в случае с большим грехом все очевидно, с ним легче начать борьбу и преодолеть его, он как большой камень, с одной стороны, тяжелее ощущается душой, но с другой - легче снимается с нее, то ситуация с множеством мелких грехов сложнее. Потому что множество мелких грехов и недостойных привычек - это такая тина души человеческой, что от нее очень трудно очиститься. И именно эта тина души порождает в человеке самооправдание, которое выражается в банальных, вроде даже обыденных по форме, но губительных по сути формулировках: "да какие мои грехи", "не согрешишь - не покаешься", "да, я не святой, но посмотрите, что другие делают". Тут раскаяние и не подразумевается, это то, что называется самоуспокоенной совестью. То есть противостояние Богу может быть очевидным, когда большой грех, как большой камень, и видно, где он лежит, и оно может быть не очевидным, выражаясь во множестве так называемых мелких грехов, которые, по сути, тоже противостояние человека Богу, но прикрытое благовидными одеждами.

У человека есть стремление ко греху, и это стремление вызывает в нем то, что называется внутренней борьбой. Вот как эту борьбу описывает апостол Павел: "...не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. ...Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в Законе Божием, но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону моего ума и делающий меня пленником закона греховного". Причем надо помнить, что это происходит со всеми, вне зависимости от религиозности человека и того, понимает ли он, что покушается на заповеди.

Грех - не просто разрыв с Богом, это еще и потеря основ в Боге. А как только человек теряет свою основу в Боге, к нему приходит болезнь. То есть когда первородный грех вошел в природу человека, она изменилась, она повредилась, и хотя у человека остались все дары Божьи, в том числе дар выбора, сама его природа изменилась - человек стал подвержен соблазнам. Так грех вошел в природу человека, и у того появилась наследственная склонность ко греху. С одной стороны, человек по природе не сотворен Господом для того, чтобы творить зло, совершать грех, а с другой - мы видим, как грех превращается в способ жизни. И исповедь - это то, что помогает нам исцелиться, освободиться от болезни греха, и для такого исцеления нужен акт человеческой воли. Блаженный Августин вложил в Уста Бога такое обращение Господа к человеку: "Я, Который создал тебя без тебя, не могу спасти тебя без тебя".

Продолжение следует

Пишите: 125993, г. Москва, ул. Правды, д. 24, редакция "Российской газеты" или pisma-maria@mail.ru

Общество Религия Беседы с Марией Городовой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники