Новости

24.12.2013 13:49
Рубрика: Общество

Зима в Петербурге будет теплой и снежной

Текст: Евгения Цинклер (Санкт-Петербург)
Ректор РГГМУ рассказал "РГ", почему глобальное потепление приводит к ураганам и наводнениям
Ректор Российского государственного гидрометеорологического университета Лев Карлин рассказал о том, как малый ледниковый период повлиял на правление Бориса Годунова, справится ли петербургская дамба с максимально возможным наводнением и можно ли сделать так, чтобы над Северной столицей никогда не шел снег.

Лев Николаевич, применительно к погоде в последние годы все чаще звучит слово "аномальный". Вот у нас было две аномально снежные зимы, потом две аномально бесснежные. Может, пора уже отказаться от этого определения и принять как данность новую климатическую норму?

Лев Карлин: Видите ли, это как в математике. Допустим, есть два числа 4 и 6, среднее арифметическое - 5. Для чисел 3 и 7 среднее все равно 5. Но при этом пятерки нет ни среди первых двух чисел, ни среди вторых. Правильно? Я хочу сказать, что среднего состояния в природе может и не быть. Вы говорите, два года снежных и два бесснежных. А в среднем получается четыре нормальных зимы. По большому счету норма в погоде - теоретическое понятие. Но благодаря ей можно получить представление о тенденциях.

Всемирная метеорологическая организация дает такое официальное определение: климат - это усредненная погода за 30 лет. За эталон взят период с 1960 по 1990 год. Ученые сравнивают данные за эти годы с другим тридцатилетним периодом - допустим, с 1980 по 2010 год - и приходят к выводу о глобальном потеплении.

Исследователи Арктики дружно говорят о сильном уменьшении количества льдов...

Лев Карлин: Мы в университете создали лабораторию спутниковой океанографии под руководством Бертрана Шапрона - профессора из французского института окружающей среды Ifremer (проект в рамках так называемых мегагрантов). Теперь если вы зайдете к нам на сайт, то сможете увидеть полную картину всего, что делается в Арктике. Так вот, относительно льда. Действительно, его площадь постоянно уменьшалась, уменьшалась и к сентябрю 2012 года достигла минимума. А в 2013 году льда стало на 40 процентов больше. Такое отклонение тоже из разряда аномалий.

Но в целом да, тенденция к уменьшению ледового покрова в Арктике есть. Поэтому сейчас стали много говорить о Северном морском пути как о стратегической задаче. Ведь он сокращает путь судов из Европы в Азию примерно на две недели. Это сумасшедшая экономия средств.

Много и других факторов свидетельствуют о том, что климат стал теплее. Причем в России это заметнее, чем в других государствах и в среднем по Земле. Почему? Простой пример: возьмем чашку с горячей водой и чашку с холодной водой, а между ними поместим источник тепла. Какая чашка станет нагреваться быстрее? Ясно, что холодная. Так и с Россией, которая является самой холодной страной в мире. У нас средняя годовая температура около минус пяти градусов, в Финляндии, у нашего северного соседа, +1,5, а в среднем по Земле вообще +15. Вот поэтому-то на нас глобальное потепление оказывает наибольшее влияние.

И что же, дальше будет еще теплее?

Лев Карлин: Это вопрос. В 1988 году ООН создала международную группу экспертов по изменению климата, которая каждые пять лет выпускает сводный доклад, анализируя происходящие и прогнозируемые климатические изменения, их причины, меры по адаптации к ним. В своем последнем труде (он еще не опубликован, но материалы в научных кругах уже ходят) ученые резюмируют: "Мы на 90-95 процентов уверены в том, что изменение климата происходит под влиянием деятельности человека". Это проявляется прежде всего в выбросах углекислого газа в атмосферу. Международное сообщество пытается регулировать процесс, но пока безуспешно. Например, так и не удалось продлить действие Киотского протокола, направленного на ограничение выбросов парниковых газов.

На сайте Главной геофизической обсерватории имеется любопытный раздел "Изменение климата России в XXI веке", где можно узнать, какой в разных частях страны будет осень в 2030 году или лето в 2080-м. По их расчетам (а они выполнены по 16 моделям) все выглядит катастрофично. Там, например, прогнозируется потепление по Центральной России на три-четыре градуса - это очень много!

Вы сами в это верите?

Лев Карлин: Нет, потому что в этих моделях не учитывается космогеофизический фактор. Мы сейчас вступили в полосу под названием "период малой активности солнца". Солнце очень спокойное, примерно такое же, как в Средние века, когда в Европе был малый ледниковый период. Когда голландцы на коньках катались, когда Екатерина строила ледовые дворцы, и они долго не таяли. Кстати, во многом из-за этого правление Бориса Годунова закончилось так катастрофически. В начале XVII века четыре лета подряд вообще не было солнца, а уже в августе в европейской части России выпадал снег. Дикие неурожаи, голод. Кто виноват? Конечно, царь.

Я правильно поняла, нас ждет новый малый ледниковый период?

Лев Карлин: Да. Мы уже практически в него вступили. Просто это пока незаметно. Атмосфера - инерционная система, она не сразу реагирует на изменение солнечной активности, а приспосабливается постепенно. Минимум солнечной активности астрономы прогнозируют к 2040-2050-м годам.

Так вот, говоря о будущем, на мой взгляд, нужно учитывать два фактора. С одной стороны, антропогенное воздействие продолжается, и это ведет к потеплению. С другой - начинается период малой солнечной активности, что клонит чашу весов в другую сторону.

В нашем университете построили модель, в которой попытались учесть оба фактора. По нашим данным, если люди будут вести себя по-прежнему и выбросы СО2 в атмосферу будут постепенно увеличиваться, то потепление будет, но очень незначительное. А если заморозить выбросы на нынешнем уровне, то климат не изменится вообще. Этот сценарий мне кажется более вероятным и куда менее катастрофичным.

А чем объясняются участившиеся стихийные явления? То наводнение, то цунами, только по Петербургу за один ноябрь пронеслось два урагана…

Лев Карлин: Все тем же - изменением климата, пресловутым глобальным потеплением. Пытаясь приспособиться к воздействию новых факторов, атмосфера становится неустойчивой, и, как результат, происходит увеличение стихийных явлений и их интенсивности. Официальная статистика свидетельствует о том, что их количество за последние десять лет увеличилось в полтора раза. Об ущербе я даже не говорю.

Изменение климата приводит к тому, что средние показатели вроде немного увеличиваются (мы с вами это обсуждали в начале беседы), но зато обостряются контрасты. Поэтому учащаются периоды с аномальной жарой или холодом. То же происходит с осадками. Там, где воды много, осадков стало еще больше, а там, где ее и так не хватало, - меньше. Если так пойдет дальше, могут начаться настоящие метеорологические войны.

И тут мы подходим к вопросу взаимосвязи экологии и политики. Вы уже привели замечательный пример с Годуновым. Насколько, в принципе, возможно предсказать, как пойдет развитие той или иной страны по метеорологическим прогнозам?

Лев Карлин: Мы в университете открыли такое направление - социальная экология. Это именно о том, как влияет окружающая среда на развитие общества.

Примеров такого влияния в истории очень много. Еще Лев Гумилев писал о причинах монголо-татарского нашествия. Ведь все началось с того, что у них тогда лошадям стало нечего есть. Долгое время не было осадков, затяжная засуха привела к опустыниванию. И монголо-татары в поисках травы для своих лошадей стали продвигаться на запад.

Сейчас ведь такие вопросы решаются проще. Не хватает своего хлеба - можно купить за границей. Так что засуха в отдельно взятой стране не обязательно приведет к тотальному голоду.

Лев Карлин: Не скажите. Есть крупные страны, которые живут собственным сельским хозяйством. Представьте, что будет, если миллионы людей вдруг окажутся без пищи? Да никакой гуманитарной помощи не хватит, чтобы всех накормить!

Но есть и положительные моменты. Вот мы с вами говорили о грядущем ледниковом периоде. Если анализировать влияние температуры воздуха на события в истории, то можно прийти к выводу о том, что основные достижения человечество совершило в холодные эпохи. Холод оттачивает ум и закаляет характер. Так что нас ждет новый скачок в развитии цивилизации.

Знаю, что ваш университет сейчас реализует международный проект "Влияние изменений климата и опасных природных явлений на природопользование Европейского Севера". В чем его задача?

Лев Карлин: Главная задача у нас одна - прогнозировать. Экономику необходимо приспосабливать к изменениям климата, иначе не обойтись без постоянных техногенных катастроф. При проектировании любого серьезного сооружения важно рассчитать максимально возможное воздействие окружающей среды на него: какие будут ветры, как может подняться уровень воды, какая нагрузка снега на крышу возможна.

Яркий пример - дамба в Петербурге. Она рассчитана на подъем воды до 4,5 метра. А максимальное наводнение, которое может случиться при наших климатических условиях и, конечно, совпадении очень многих факторов, - 6,5 метра. Тогда дамбу перехлестнет. Но вероятность этого события - раз в тысячу лет, если климат не будет меняться. А если изменится и, как предсказывают в Главной геофизической обсерватории, потеплеет на четыре градуса, тогда вероятность такого наводнения увеличится до соотношения раз в 15 лет.

Насколько серьезно вы относитесь к народным приметам? Вот, например, примета на сегодня: "Коли в этот день облачно или снежно - к ненастью в конце мая".

Лев Карлин: Чушь полная! Давайте проведем такой эксперимент. Завяжем вам глаза, пойдем в зоопарк, и вы прикоснетесь рукой к слону. Вот вы сможете описать, какой он? Если прикоснетесь к хоботу, это будет одно ощущение, к ноге - другое. Так и здесь. Попытка по какой-то одной точке наблюдения сделать прогноз на май - абсурд.

На всем земном шаре работают десятки тысяч метеостанций, тысячи специалистов составляют прогнозы погоды - и все равно все ругают метеорологов. А тут вы хотите так запросто сказать, что будет через полгода!

Я верю в народную мудрость, но только если она имеет физическую основу. Например, "Солнце село в тучу - жди, моряк, большую бучу". Это объяснимо. В северном полушарии преобладающий перенос воздушных масс с запада. Солнце садится на западе. Если солнце на западе село в тучу, то с вероятностью 60 процентов эту тучу к утру принесет к нам. С таким наблюдением я согласен.

Не могу не спросить, какой будет нынешняя зима?

Лев Карлин: Теплой и влажной с дождями и снегом. А в конце января ударят морозы за двадцать. Когда влияние Атлантики ослабнет, и к нам хлынет холод с Арктики. Собственно, это и есть крещенские морозы, которые могут смещаться на неделю-другую в зависимости от того, сколько тепла накопила Атлантика. И вот вам еще один пример обоснованной народной мудрости.

Снежная зима означает коммунальные проблемы, сложности на дорогах и так далее. Но ведь метеорологи давно научились разгонять дождевые и снеговые тучи. Почему нельзя поставить это на постоянную основу и всю зиму просто не пускать снег в Петербург?

Лев Карлин: Так я же это неоднократно предлагал! Сколько писем направил властям, пытаясь объяснить: закупка снегоплавильных установок, уборка и вывоз снега - это же безумные деньги. А если еще и учесть всевозможные злоупотребления… Помню, однажды, еще при советской власти, мы готовили для Смольного справку о количестве выпавшего снега, и при сопоставлении с отчетом коммунальщиков выяснилось, что они умудрились вывезти втрое больше, чем выпало! Мы посчитали, что если вызывать снегопады над Финским заливом (а они в основном приходят к нам оттуда, с запада), то это даст экономию в пять раз!

Конечно, сделать так, чтобы снег над Питером вообще не шел, невозможно. Но уменьшить его количество на 40 процентов - вполне реально.

Это никак не повлияет на экологическую ситуацию?

Лев Карлин: Абсолютно. Каким образом вызывается снегопад? Вылетает самолет и обсыпает облако так называемым сухим льдом. То есть замороженной углекислотой. В облаке возникают новые ядра конденсации, таким образом ускоряется процесс выпадения осадков. Грубо говоря, на частицы сухого льда налипают вода и снежинки, они становятся такими тяжелыми, что оказываются в состоянии преодолеть сопротивление воздуха и падают вниз. Просто немного раньше - не над городом, а над заливом. Технология отработана, ничего сложного в этом нет.

Чисто гипотетически - каким станет Петербург через 100 лет?

Лев Карлин: Примерно таким же, как сейчас. Только гораздо чище.

И его не затопит? Доводилось слышать такой прогноз…

Лев Карлин: Совершенно точно - нет. Уровень Мирового океана поднимается на три миллиметра в год. За 100 лет это 30 сантиметров, за тысячу лет - на три метра. А у нас от 160 сантиметров только наводнение начинается. Так что в ближайшие 500 лет нас не затопит - это я вам гарантирую.

На какой срок можно дать точный прогноз?

Лев Карлин: На сутки-двое можно спрогнозировать погоду очень хорошо, практически по часам. На пять дней - еще куда ни шло. Ну а потом - только как тенденцию: потеплеет или похолодает.

Я уже больше трех лет комментирую по телевизору погоду. Выходит, что в общей сложности дал 150 прогнозов на выходные. Из них мне стыдно всего за семь-восемь.

Вчера вечером, выступая на телеканале, я сказал, что к середине ночи пойдет снег. Утром он прекратится и пойдет мелкий моросящий дождь. Потом он кончится, а возобновится во второй половине дня и тогда уже смоет все остатки снега. Ночью и утром все так и было. Осталось дождаться, пойдет ли вечером дождь.

P. S.

Дождь пошел.