Новости

Бизнес-омбудсмен о том, откуда в России берутся неправильные налоги и почему низкий госдолг - не повод для гордости
Центробанк после небольшого тайм-аута продолжил отзыв лицензий у банков. В попытках угадать, где "рванет" в следующий раз, ломают голову не только обычные граждане, но и предприниматели. Тем более что их деньги в банках, в отличие от вкладов населения, государством не страхуются. Что мешает делать бизнес в России? От чего приходится защищать предпринимателей? Какие стимулы нужны им для работы? На эти и другие вопросы в интервью "РГ" ответил Борис Титов, бизнес-омбудсмен, один из спикеров стартующего на этой неделе в Москве Гайдаровского форума - ежегодной международной научно-практической конференции в области экономики.

На Гайдаровском форуме Всемирный банк представит новый рейтинг Doing Business. В предыдущем Россия поднялась еще на несколько пунктов. У вас есть ощущение, что со временем действительно что-то меняется?

Борис Титов: Этот рейтинг - он же только об одном, о деловом климате. Как удобно делать бизнес в России. Сейчас действительно уже не надо стоять в огромной очереди на регистрацию, налоговая стала работать значительно лучше...

Но рейтинг не оценивает другие вещи: насколько выгодно делать бизнес. А в этом плане мы сильно отстаем, поэтому инвестиции в экономику не идут. Издержки настолько высоки, что мы оказываемся неконкурентоспособными. Бизнес сначала смотрит, выгоден ли проект, а уже потом оценивает, безопасно ли, удобно ли его воплощать в жизнь. Можно построить дорогущий хайвей, но при этом забыть про бензин, который стоит столько, что никто на машине по хайвею не поедет.

Вы довольны результатами экономической амнистии?

Борис Титов: Да. В 2013 году были амнистированы более полутора тысяч человек. Надеемся, что после переквалификации со 159-й статьи УК "Мошенничество", не попавшей в итоговый перечень, на 159.1 еще около тысячи человек попадут под амнистию в этом году.

Сейчас мы работаем над изменениями в части экспертизы. Дело в том, что сегодня экспертиза защиты, которая делается за счет обвиняемого, не признается официальной. Судья может ее учесть по своему усмотрению, но в большинстве случаев не принимает. Мы считаем, что между экспертизами обвинения и защиты должно быть равенство.

Еще один важный момент: суды общей юрисдикции, прежде всего в уголовном процессе, не учитывают предыдущие решения арбитражных судов, хотя в законе есть статья, которая это регулирует. Получается, что человек, выигравший все дела в арбитраже, вдруг оказывается под уголовным преследованием и попадает в тюрьму. Это недопустимо.

В этом году задачи, стоящие перед институтом омбудсмена, изменились?

Борис Титов: Основная задача остается прежней - защита прав предпринимателей. Мы работаем с обращениями, меняем законодательство, делая системные выводы из обращений, занимаемся вопросами правоприменения.

Сейчас есть цель - создать институты, которые помогали бы бизнесу применять законы и быть в системе правильных взаимоотношений с государством. Один из таких - центр общественных процедур (ЦОП) по защите прав заемщиков. У нас есть омбудсмен по финансовым вопросам и денежно-кредитной политике. Но этого недостаточно, нужны институциональные организации - такие есть в Америке и в Канаде. Они там государственные и серьезно помогают малому бизнесу, чтобы предпринимателей не обманывали, чтобы были правильные кредитные договоры, чтобы с них не требовали лишнее обеспечение, и ставки были на рыночных уровнях. Мы такой институт создаем на общественных началах, но при поддержке Центробанка и минэкономразвития.

Есть идея создать ЦОП "Экология". Он будет заниматься независимой оценкой проектов. Сейчас в этой сфере масса проблем. Если так дальше пойдет, у нас ни одно новое предприятие не будет построено в России. Несмотря на то что проекты проходят все необходимые экспертизы в госорганах, часто общественное мнение против строительства новых предприятий. Нередко заказчиками таких кампаний выступают потенциальные конкуренты.

Еще один центр будет создан в сфере ЖКХ. Будем следить и мониторить цены, чтобы защитить интересы добросовестного частного бизнеса. В последнее время его практически выдавливают из этой сферы. Есть госорганизации, которые неэффективны, есть частные при государственных - по сути, одно и то же. Но есть и частный бизнес, который инвестирует в эту область. Он мог бы быть эффективным, но его ставят в такие условия, когда он ничего не может сделать.

Мы также инициировали создание единого реестра проверок. Президент Владимир Путин акцентировал на этом внимание в Послании Федеральному Собранию. Это очень важная инициатива, которая кардинально может изменить ситуацию с проверками.

Каким образом?

Борис Титов: Смысл простой. Любой проверяющий, прежде чем начать проверку, должен будет зайти на специальный сайт, занести все данные - кто, куда, зачем, на каком основании идет проверять - и получить регистрационный номер. Без него инспектора могут не пустить на предприятие. А если и пустят, результаты проверки будут считаться недействительными.

Появление такой системы - хороший заслон против тех, кто проводит проверки с корыстными целями. Они вообще могут отказаться от своих намерений, чтобы не светиться. Для нас этот ресурс тоже важен, поскольку представители уполномоченного по закону имеют право участвовать в проверках и подписывать акты. В результате у нас будет точная картина происходящего, и мы поймем, где возможно коррупционное давление на бизнес.

Насколько может уменьшиться количество проверок?

Борис Титов: Процентов на 10-15.

К каким ведомствам в части злоупотребления проверками сейчас есть претензии?

Борис Титов: Ситуация по всем достаточно ровная.

То есть злоупотребляют все?

Борис Титов: Среди ведомств есть "отличники", которые не притесняют бизнес. Например, количество проверок по пожарной части резко снизилось после введения новых современных механизмов контроля за пожарной безопасностью. Думаю, с появлением реестра у нас появится информация о том, кто же самый злостный проверяющий.

Как отражается на предпринимателях отзыв лицензий у банков, которую проводит ЦБ?

Борис Титов: Бизнес страдает больше, чем обычные вкладчики. От предпринимателей приходит много обращений с просьбой о помощи. Одно из последних - от Ассоциации саморегулируемых компаний в строительстве. У них в Мастер-банке "зависли" гарантийные фонды - деньги, которые они держали как страховые на случай проблем с качеством стройки.

К сожалению, здесь ничего нельзя сделать. Компании сами выбирают банки, которым доверяют свои деньги. Мы много выступали за то, чтобы система страхования вкладов была распространена и на индивидуальных предпринимателей тоже. И только под занавес прошлого года такое решение было принято. ИП - тот же малый бизнес, а значит, услуги для населения, рабочие места.

Кстати, средний депозит в банке у индивидуальных предпринимателей значительно ниже действующей сейчас страховой суммы в 700 тысяч рублей. Процент вкладов ИП в банках небольшой. Так что дополнительная нагрузка на Фонд страхования вкладов окажется несущественной. Обращения из-за отзыва лицензий к нам поступают и от самих банков, преимущественно небольших. Многие из них вполне приличные, выполняют все требования регулятора, но отзывы лицензий многих так напугали, что вкладчики массово выводят оттуда деньги. Мы обсуждали эту проблему с ЦБ. Там заявляют о готовности выделять необходимые средства для поддержки таких банков. Конечно, сами банки должны будут иметь в своем распоряжении активы, которые можно заложить. Но у нормальных здоровых банков с этим не должно быть проблем.

Начинающим индивидуальным предпринимателям собираются дать "налоговые каникулы" на три года. На социальные взносы льготы, скорее всего, распространяться не будут. Это правильно?

Борис Титов: Я бы не давал "каникулы" по социальным взносам, потому что из них формируется пенсия. Чтобы ее получить, ты должен сначала за нее заплатить - это логично. Что касается "налоговых каникул", то разумней их сделать не по временному критерию - на три года, а по сумме прибыли. К примеру, освободить от налогов первые 10 миллионов рублей. Во-первых, если не платить налоги в течение нескольких лет, то могут появиться "изъяны" в бухгалтерии. Во-вторых, некоторые ИП за три года сэкономят огромное количество денег, а другие - ничего.

В этом году Следственному комитету вернут право возбуждать дела по налоговым преступлениям. Как к этому относятся предприниматели?

Борис Титов: Предприниматели с этим уже жили. Возвращаться в прошлое не имеет смысла, нужен компромисс. Правоохранительные органы, наталкиваясь на "отмывочные" конторы, наверное, должны иметь право применять какие-то меры быстрого воздействия. При этом ФНС о существовании таких контор может даже не знать.

Мы предложили схему, по которой инициатором возбуждения уголовного дела может выступать следственный орган. Но решение о возбуждении уголовного дела принимается только после согласия ФНС. Также считаем, что размер налоговой недоимки, необходимой для уголовного дела, необходимо поднять до 20-30 процентов от общей суммы налогов, которые платит конкретная компания. Чтобы дела не возбуждались по мелочам. Было бы логично убрать и верхнюю планку ущерба по налоговым преступлениям. Сейчас, если этот показатель превышает 30 миллионов рублей, дело могут возбудить вне зависимости от того, какой это процент от общего объема уплаченных налогов. Но некоторые компании платят миллиарды налогов. Недоимка в 30 миллионов с этими суммами несопоставима.

Минфин, минэкономразвития, Счетная палата и ФНС собираются проводить ревизию налоговых льгот. Часть из них могут признать неэффективными и отменить. У нас действительно так много льгот, что некоторые не нужны?

Борис Титов: На самом деле льгот не так много. Но надо вести речь не о количестве, а о структуре. У нас налоговая система в принципе не решает главной задачи, которая стоит перед экономикой, - задачи развития.

Налоговую систему принимали в конце 90-х, в период борьбы с хаосом, когда даже нормальный бизнес считал неприличным платить налоги, она была очень эффективна. В результате реформ удалось стабилизировать ситуацию, все стали платить налоги. Но в 2006 году надо было переходить к новому налоговому регулированию, кардинально менять структуру налогов. Во всем мире налоги на производство минимальные, а на потребление - максимальные. Должно быть выгодно вкладывать в развитие дела, а не тратить на себя - тогда экономика начнет расти. У нас прямо противоположная структура.

Сейчас необходимо налоговое стимулирование. Надо привязать льготы к тем, кто создал новые рабочие места и пытается повышать их эффективность. Тот же НДС должен быть дифференцированным: выше для отраслей, которые не нуждаются в стимулировании. Прежде всего это касается потребрынка, где речь идет о дорогих товарах, предметах роскоши. И максимально низким - для инновационных продуктов - машин и оборудования, чтобы стимулировать приток инвестиций в производство.

Мы предлагаем ввести и технологический зачет, то есть 25 процентов средств, которые тратятся на оборудование, модернизацию, строительство новых зданий и сооружений, необходимых для развития производства, списывать из всех видов налогов. Достаточно революционная мера, но она может заметно сдвинуть дело с мертвой точки.

Почему такие меры не принимаются?

Борис Титов: Из-за опасений, что бюджет не доберет средств. Мы живем из парадигмы позитивного баланса бюджета. А это неправильно. У большинства развивающихся стран, которые растут, дефицит в 5-6 процентов - абсолютная норма. Мы же в этом плане святее Папы Римского.

Много механизмов, которые реально использовать для пополнения бюджета, не задействованы. Сколько лет уже вводим налог на недвижимость, а он по-прежнему мизерный, и особняки возводятся по всей стране. Ждем кадастровой оценки. Это огромная работа, на которую уже потратили миллиарды рублей - больше, чем соберем с этого налога. Прогрессивный налог на землю или имущество юрлиц, эластичный налог на прибыль юрлиц, как в США - такими способами можно было бы все компенсировать. Надо только решиться.

Кстати, занимать деньги на рынке в большинстве стран тоже считается нормальным. Без кредитных ресурсов нет развития - все это понимают.

Предлагаете увеличивать госдолг, низким уровнем которого мы так гордимся?

Борис Титов: Гордиться тут вообще нечем. Для команды казначейства это классный результат: у нас стабильный позитивный бюджет и низкий долг, но для команды, которая работает на развитие экономики страны, это не повод для гордости. Сейчас у нас минимальный государственный, но растущий угрожающими темпами корпоративный долг. Наши компании не могут получить деньги из бюджета, поэтому берут частные займы за рубежом.

В России слишком много всего, от чего бизнес нужно защищать. У вас нет ощущения, что, став омбудсменом, вы взвалили на себя непосильную ношу?

Борис Титов: Было такое ощущение в первые дни, когда меня только назначили. Сначала была радость, что оценили. Потом, когда пошли первые обращения от предпринимателей, осознал весь масштаб проблемы. Но сегодня уже не так страшно: мы создали институт бизнес-омбудсменов в 75 регионах, правильно оценили систему проблем, разобрались, где они возникают и как их решать. За полтора года к нам поступило более пяти тысяч обращений. Именно работа с ними - главная задача всего нашего института.

Досье

Борис Юрьевич Титов

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей с июня 2012 года.

Много лет трудился в бизнесе, входил в бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), работал в Общественной палате, в 2004-2012 годах был председателем Общероссийской общественной организации "Деловая Россия".