Новости

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин об истории и будущем приватизации
Следственный комитет подготовил законопроект, по которому коррупционерам грозит жесткая конфискация имущества - даже того, которое оформлено на родственников и знакомых. Претендент на покупку госсобственности не сможет совершить сделку анонимно и пройдет проверку, в том числе и спецслужб. Сфера ответственности СКР будет расширяться. Такие новости прозвучали на "Деловом завтраке" в "Российской газете" с председателем Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным.

- Мы вступили в новый, 2014-й год. Знаем, что и у вас, Александр Иванович, на этот год новые планы. И один из них крайне интересен всем. Речь идет об антикоррупционном сопровождении намеченного этапа приватизации. Как вы вообще к этому относитесь? Ведь само слово "приватизация" у народа вызывает дрожь. Это первый опыт такого рода, когда зная заранее, что эта процедура с очень серьезными коррупционными рисками, вы уже наметили превентивные меры. Следственный комитет к этому готовится. Хотелось бы узнать, как?

Александр Бастрыкин: Я как чувствовал этот вопрос и захватил с собой книгу, которая стоит у меня в кабинете за спиной. В книге дан анализ процессов приватизации государственной собственности за 1993-2003 годы. Издание вышло под эгидой Счетной палаты. Именно его материалы послужили для нас поводом для размышления: что может Следственный комитет в этом вопросе сделать. Некоторые моменты намеченной приватизации вызывают тревогу. Мы с большим трудом восстановили тяжелую, прежде всего оборонную промышленность, я это знаю по Ленинграду, по Петербургу, которая была в 90-е годы практически разрушена в процессе приватизации, и теперь эти заводы сегодня работают. Мне кажется, что некоторые объекты, которые войдут в этот план и будут подвергнуты приватизации, могут повторить ту историю, которую мы имели в прошлом. Мы считаем обоснованными опасения, что те деформации, которые возникли в ходе предыдущей приватизации, могут повториться. Зачастую лица, претендующие на государственные активы, находятся далеко за пределами России, и их не интересует благосостояние нашей страны.

- И что вы предлагаете?

Александр Бастрыкин: Чтобы приватизация окончательно не добила нашу экономику, мы предлагаем комплекс взаимосвязанных мер, в числе которых:

- установление обязанности претендентов на госактив раскрыть сведения о своих бенефициарных владельцах и аффилированных лицах, а также санкции за ее несоблюдение. Государство и общество должно знать, кому именно в конечном счете поступит приватизируемое имущество;

- установление права осуществлять оперативно-разыскную деятельность в целях проверки личности претендентов на государственное имущество и представляемых ими документов. В настоящее время эта информация вообще не проверяется;

- введение уголовной ответственности оценщиков за фальсификацию отчета об оценке.   

Проект такого закона концептуально поддержан заинтересованными ведомствами, в том числе Счетной палатой, ФСБ России, МВД России и ФАС России.

Мы хотели бы, чтобы государство, в том числе правоохранительные органы, по крайней мере, ясно представляли,  кто стоит за теми приватизаторами, которые будут выступать в этом качестве официально. Во-вторых, мы могли бы включить уголовно-правовые механизмы реагирования в тех случаях, когда эта приватизация, конкретно стратегических объектов, могла бы нанести ущерб нашему государству.

- И в чем же здесь опасность?

Александр Бастрыкин: Отвечу на примере Ленинграда. Я это знаю совершенно точно, потому что тогда работал в органах юстиции, имел доступ к некоторой информации. Ведь беда не в приватизации как таковой. Наверное, в некоторых случаях она необходима. Беда заключалась в том, что за приватизаторами нередко стояли либо прямо иностранцы, либо второй ряд иностранцев. Они выкупали ленинградские оборонные предприятия, а потом их просто банкротили.

- Чтобы уничтожить конкурентов?

Александр Бастрыкин: Абсолютно верно. Но это в лучшем случае. Но почему-то все это прошло безнаказанно, и все потом с большим трудом восстанавливалось. Но мы не хотим этого повторять. Вопрос этот сложный, есть разные взгляды на экономику. Но я хотел бы привести такие данные, которые почему-то у нас не звучат: в Финляндии 25 или 30 процентов госсобственности в промышленности, во Франции - 40 процентов.  Есть еще целый ряд стран, где никто не гонится за какой-то абсолютной приватизацией. Каждая страна имеет собственный путь экономического развития, который учитывает не только экономические факторы, но и факторы психологии, исторических традиций.

- Особый интерес вызвал ваш проект закона о введении уголовной ответственности за незаконное установление контроля иностранным инвестором над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности России. Но о нем очень мало что известно.

Александр Бастрыкин: Есть основание полагать, что неисполнение ряда важных гособоронзаказов связано именно с косвенным контролем за такими предприятиями со стороны иностранных инвесторов, которые умышленно препятствуют исполнению обязательств по гособоронзаказам. И даже неизвестно, кому в конечном итоге аффилированы эти инвесторы - зарубежным бизнесменам или иностранным спецслужбам.

- Но такие планы не испугают иностранных инвесторов?

Александр Бастрыкин: Хотелось бы особо отметить, что введение уголовной ответственности за уклонение от предварительного согласования сделок, которые могут повлечь за собой установление контроля над российскими стратегическими предприятиями, не приведет к ухудшению инвестиционного климата в стране, так как действующее законодательство ограничивает возможность участия иностранного капитала в стратегических предприятиях. Такая ответственность лишь позволит навести порядок в сфере соблюдения установленных законом ограничений и значительно повысит уровень защищенности обороноспособности и безопасности России. Это законодательное предложение также поддержано заинтересованными ведомствами.

Продолжение "Делового завтрака" с Александром Бастрыкиным читайте в одном из ближайших номеров "Российской газеты".