20.01.2014 23:09
    Рубрика:

    В Москве открылась выставка "Лаборатория льда"

    С наступлением холодов в Москве открылась "Лаборатория льда"
    Сейчас, когда зима наконец вступила в свои права, стало понятно, почему "Лаборатория льда" - последний проект 5-й Московской международной биеннале современного искусства, который можно увидеть на площадке Labоratoria Art&Science Space, сдвинув все временные границы, продлила биеннале аж до 15 февраля. Выпавший снег и крещенские морозы превратили галерею в дворике за фиолетовыми воротами, примыкающем к научно-исследовательскому институту на улице Обуха, в одно из самых поэтичных мест в Москве. Впрочем, нельзя не заметить, что экспозиция международного проекта "Лаборатория льда" много этому способствовала.

    И не только потому, что во дворе, аки на льдине, установлена палатка, в которой можно обнаружить лунку с двигающейся вниз-вверх бечевой и мониторами, один из которых позволяет отслеживать "движение" датчика в скважине, уходящей в глубь айсберга. Проект художницы Агнес Майер-Брандис, разумеется, игра "в гляциолога", или "просто исследователя Арктики". Но игра, объединяющая компьютерные забавы с почти "взаправдашним" антуражем полярной палатки. У всякого заглядывающего под полог палатки есть шанс почувствовать себя если не продолжателем дела Георгия Седова, Фритьофа Нансена или Роберта Скотта, то по крайней мере членом экспедиции на "Академике Шокальском".

    Но сам выставочный проект далеко выходит за рамки детской игры. Встреча науки и искусства (а это тема, которая стала главной для Laboratoria Art&Science Space с момента возникновения) в "Лаборатории льда" стала эффектным соединением самых разных художественных стратегий и эффективным способом демонстрации весьма разных подходов (и отношения) к чисто научным проблемам изучения льда.

    С тех пор как астроном и математик Иоганн Кеплер написал свой трактат о снежинках в 1611 году, снег и лед стали предметом отнюдь не праздного интереса гляциологов, физиков, географов, геологов, биологов, палеонтологов, историков... Благо выяснилось, что, допустим, лед, добытый из-под четырехкилометровой толщи Антарктиды из подледного озера Восток, позволяет получить информацию о климате и процессах на Земле несколько миллионов лет назад. "Ледяной керн" (2005), который можно увидеть на экранах инсталляции японца Широ Такатани, и голограммы Алексея Блинова (научная концепция Ивана Лаврентьева), создающие точную оптическую копию образца льда, добытого из ледяных глубин Антарктиды, делают предельно конкретным этот образ "замороженного времени". С другой стороны, прибор, созданный Марко Пелиханом (Словения) и Мэтью Бидерманом (Канада) в рамках экологического проекта Arctic Perspective Initiative, позволяет в режиме реального времени отслеживать процесс таяния льдов близ Северного и Южного полюсов... Не говоря уж о скорости течения, толщине плавучих льдов и процессе образования айсбергов. Два монитора, которые представляют на картах информацию, полученную с орбитальных спутников, делают этот научный мониторинг предельно наглядным.

    Но освоение севера - тема, которая демонстрирует столкновение разных цивилизационных подходов. На смену героям, которые выросли на романах Жюля Верна и Джека Лондона, пришли полярники, для которых жизнь на севере стала профессией. Именно поэтому одним из центральных сюжетов выставки становится встреча проекта Леонида Тишкова "Арктический дневник" (2010) и Александра Пономарева "Архитектура миражей". Утопический архитектурный проект полярного плавучего музея Александра Пономарева и напоминание о цене, заплаченной за реализацию индустриальных утопий в работе Леонида Тишкова, - ось, на которой держится выставка. И та дилемма, перед которой мы все стоим.