20.01.2014 23:20

    Экс-заммэра Новочеркасска потребовал возмещения морального вреда

    Экс-заммэра Новочеркасска, которого обвиняли в разжигании национальной розни, требует компенсации морального вреда
    В Новочеркасске с новой силой разгорается скандал. Бывший заместитель мэра Новочеркасска Владислав Журавлев, признанный не так давно невиновным в деле о разжигании национальной розни, подал иск в суд о возмещении морального вреда в порядке реабилитации за поруганные честь и достоинство.

    Понять его можно. Необоснованное уголовное преследование длилось более двух лет. Он пережил отстранение от работы, обыски, внесение в список террористов со слежкой и запретом на любое банковское обслуживание, запрет на участие в выборах, тягостную обстановку в семье... Более того, его приговорили к двум годам лишения свободы условно за разжигание национальной розни.

    Эта история была громкой и активно обсуждалась. Здесь переплелось все: и казачество (дело происходило в столице донского казачества), и чиновничество (герой - топовый менеджер мэрии, возглавлявший работу с общественными объединениями), и политика. Но самое главное - над всем этим витал модный сегодня межнациональный душок. Ведь самого вице-мэра обвинили в нелестных высказываниях в адрес национальных диаспор.

    Произошло это в июне 2010 года. В тот день Журавлев принял участие в сходе казачьего общества станицы Средней Новочеркасска - в качестве представителя администрации города. Он выступал перед жителями с отчетом о деятельности властей. На сходе он выразил мнение администрации, не согласной с застройкой частными особняками исторического центра города - на заднем плане Атаманского дворца и Александровского сада. В связи с чем был упомянут некий известный в городе предприниматель с армянской фамилией. Ему выделили место под строительство общественно значимого объекта - гостиницы. Однако гостиница не появилась, а охранная зона была поделена на участки под частные застройки.

    Заинтересованные люди услышали в этом не суть вопроса, а только фамилию. И высказывание мэра приобрело национальную окраску. Один из казачьих атаманов написал в прокуратуру иск о том, что чиновник-де прямо-таки призывал казаков станицы к действиям против выходцев из кавказских республик, проживающих в Новочеркасске.

    Начались нескончаемые проверки, причем пять раз принималось решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Журавлева. Но в конце концов в августе 2011 года было возбуждено уголовное дело по "уголовной" статье 282-й. Расследование проходило сложно. Пришлось устанавливать точное число казаков, присутствовавших на сходе, подлинность протокола собрания, проводить опросы и комплексную психолого-лингвистическую экспертизу. Свидетели путались и меняли показания - смысл большинства свелся к тому, что высказывания националистического характера на том сходе действительно имели место, но были то выкрики с мест или произносились с трибуны, теперь уже никто не припомнит.

    Любопытно, что сам Владислав Журавлев родом из Грузии - он родился в городе Батуми и воспитывался в интернациональных традициях. В 1985 году поехал на историческую родину в Новочеркасск, где окончил с отличием ПТУ-53, отслужил в армии. В 90-х началась его политическая карьера, он дорос до главы думской комиссии по социальной политике, культуре, спорту и вопросам семьи. Слово, между прочим, подтверждал делом: он воспитывает шестерых детей и одного приемного сына. Получил еще одно образование по специальности "политология". Три года работал ведущим специалистом Законодательного собрания Ростовской области, после чего занял пост заместителя мэра Новочеркасска. По словам единомышленников Журавлева, чиновник с 12-летним стажем госслужбы по определению не мог допустить некорректные высказывания: "Призывал ли я казаков к изгнанию из города армян? - отвечаю суду, что такой призыв невозможен в принципе. Моя крестная мать - армянка, крестная моих детей - тоже армянка, а сам я - крестный отец мальчика-армянина".

    По словам депутата Госдумы Виктора Коломейцева, в числе многих других присутствовавших на суде, остается непонятным, почему основой для обвинения стал протокол казачьего схода, который переделывался не менее 30 раз...

    Но вопрос в другом: как возникают уголовные дела? Давление на судей? Отстаивание местечковых интересов, где каждый каждому кум, сват или друг? Или все-таки перегибание палки при проведении той или иной кампании? Ведь под флагом толерантности к представителям кавказских республик ревниво отслеживается каждый взгляд, косо брошенный в их сторону, а в каждой бытовой драке, в которой, не дай бог, участвуют люди разных национальностей, сразу чудится межнациональный конфликт...

    Кампанейщина нам часто заменяет конкретную работу и часто превращается в сведение счетов с неугодными, ибо их легко "стричь под одну гребенку". Так, после волны негодования против беспредельщиков-учителей, издевающихся над учениками, "под раздачу" пошли сорвавшиеся на непослушных учеников несчастные преподаватели. Ударила указкой, назвала бездарем - уголовное дело...

    Пять тысяч рублей в зачетке - и умница преподаватель идет в колонию. Коробка конфет от пациента - и врач, спасший сотни людей, становится уголовником... Да что там. Когда на трассе под Ростовом случилось резонансное убийство семьи Чудаковых, местный житель Алексей Серенко доверчиво принес в полицию на проверку свой карабин. И он тут же оказался "засвеченным" в этом преступлении. Серенко отсидел в изоляторе почти два года и выпущен на свободу. Невиновным...

    Владислав Журавлев рассказывая о себе и, вспоминая подобные случаи, говорит, что ему нужен не сам миллион как возмещение морального вреда. "Мне хочется добиться, чтобы деньги мне выплатила не государева казна, а персонально те, кто вел следствие, кто выносил надуманное обвинение и у кого не хватило силы духа остановить этот беспредел..."