Новости

23.01.2014 18:49
Рубрика: Происшествия

В Новочеркасске осудили члена банды "черных риелторов"

Текст: Алена Ларина (Ростов-на-Дону)
В Новочеркасске осужден первый участник преступной группы, отнимавшей квартиры у пациентов городского наркодиспансера. Четыре года тюрьмы получил рядовой член банды Владимир Гвозденко, заключивший досудебное соглашение со следствием. Под стражей находятся еще девять обвиняемых.

В старинной казачьей столице несколько лет действовала банда во главе с медработниками, которые обманом и шантажом отбирали жилье у своих пациентов, оставляя людей без крыши над головой. Черные дела, творившиеся под крышей городского наркологического диспансера, всплыли наружу случайно. Мать одного из пациентов учреждения обратилась в полицию после того, как ее сын умер. Старушка заподозрила в его смерти врачей, потому что накануне печального события медики предложили родственнице больного переоформить ее квартиру на их знакомого, взамен обещая поместить мужчину в специализированный интернат пожизненно. В то же время в ФСБ обратились родственники другого пациента диспансера, обвиняя сотрудников заведения в угрозах и вымогательстве денег. Камнем преткновения между близкими больного и людьми в белых халатах и в этом случае стали жилые метры.

В ОПГ входило более десяти человек. Ведущие роли в ней исполняли сотрудники наркодиспансера. По версии следствия, руководил преступным сообществом главный специалист по социальной работе медучреждения Андрей Черкасов.

У каждого члена шайки была своя роль. Одни подыскивали зависимых от зелья людей, прежде всего, одиноких, другие госпитализировали их в больницу, где так называемые доктора накачивали пациентов лекарствами, доводя их до нужной кондиции - невменяемого состояния, чтобы можно было легче управлять человеком. В беседах с новичком соцработники узнавали, где он живет, на кого оформлена квартира, кто на нее еще может претендовать, какие отношения у человека с родными. При этом они опирались на норму закона о психиатрической помощи, по которой, если есть письменное заявление от пациента об отказе видеться с родственниками, медработники имеют право не пускать к нему близких. Всеми правдами и неправдами больного убеждали написать такой документ.

При госпитализации у человека забирали паспорт. Если удостоверение личности пациента находилось у его родственников, ему предлагали заявить об утере документа и делали новый. Большинство жертв оформили доверенность на совершение сделок с их недвижимостью или представление их интересов в суде. Доверенными лицами, как правило, были сотрудники диспансера или подставные лица.

В областном УФСБ рассказали, что при давлении на пациентов и их близких Андрей Черкасов успешно использовал психологические приемы: как отмечают его коллеги, он был хорошим психологом. Помогал Черкасову заведующий стационаром Евгений Дивицкий и второй соцработник Сергей Добротворский. За пределами лечебного заведения "клиентов" и их родных обрабатывали подельники оборотней в белых халатах, в том числе директор городского спортивного клуба.

Только по данным правоохранительных органов, медики продали семь квартир пациентов, еще в шести случаях они пытались это сделать. Сколько на самом деле афер провернула шайка, узнать не удастся никогда. Потерявший жилье больной зачастую становился бомжем, а в полицию граждане без определенного места жительства, как правило, не обращаются. Такой вывод подтверждается и показания потерпевших и свидетелей. Вот что рассказала сестра пропавшего пациента диспансера Сергея Лысенко, попросившая не называть ее имени.

- Мой двоюродный брат сильно пил. В белой горячке несколько раз попадал в наркодиспансер. Как-то после очередного "выздоровления" предложил продать материнскую квартиру. Сказал, что ему купят другую. После этого разговора ко мне приезжал сотрудник диспансера, обхаживал, уговаривал продать квартиру. От меня ему нужны были документы на нее и паспорт брата. Врач говорил, что помогает таким людям, как он, устраивает их в интернаты и дома престарелых. Обещал купить Сергею другое жилье, меньшей площади, а мне отдать часть денег от продажи квартиры. Измученная пьяными дебошами брата я согласилась. Не думала, что он останется ни с чем. Черкасов сказал мне, что Сергею купили хорошую комнату в коммуналке. Потом оказалось, это была ложь, брата поселили туда ненадолго, сделав ему временную прописку. Доктор и меня обманул - дал всего 40 тысяч рублей. Но дело не в деньгах - хозяева коммуналки выгнали брата на улицу и он пропал.

- Врач говорил, что Сергей больше не будет меня беспокоить. Обещание он сдержал - с тех пор я больше не видела брата, - заключает женщина.

38-летнего Владимира тоже сделали бомжом. Получив от него доверенность на продажу его квартиры по улице Комитетской, 76, в обмен на обещание купить ему другую, члены ОПГ держали мужчину под замком, с его слов, около двух лет.

- Меня кормили как собаку. В туалет разрешали ходить только по стуку в дверь, - говорит Владимир.

У мужчины была непогашенная судимость. Его "тюремщики" этим воспользовались. В очередной раз он не смог отметиться в ГУИН и отправился за решетку. Вернулся из тюрьмы, а его жилье уже не его, он остался на улице. После на Владимира вышли следователи.

Несколько больных, у которых медики также отняли жилплощадь, были вывезены в хутор в Веселовском районе, где их поселили во флигеле. Судьба других жертв и того хуже. Юрия Горбачева пожизненно упекли в психушку - областное спецучреждение для душевно больных в поселке Маяки.

- Крепкий был мужик. Черкасов и компания не могли с ним совладать, поэтому, видимо, и решили избавиться от него таким способом. Убедили супругу мужчины Людмилу продать их совместную жилплощадь. Доверенность от его имени подделали. После продажи квартиры большую часть денег забрали себе, - говорит сотрудник Новочеркасского ОБЭПа Андрей.

Надо признать, родственники больных не в одном случае добровольно шли на поводу у аферистов. Их лояльность покупалась, но мошенники обманывали в конечном итоге и их, присваивая львиную часть денег себе.

- Родственники больных вели себя по отношению к ним не лучше мошенников, - считает главный врач Новочеркасского наркодиспансера Александр Елкин, на удивление, оставшийся в руководящем кресле, не смотря на громкую криминальную историю, произошедшую в его учреждении. У главврача есть свое объяснение случившемуся.

- Работа в любом медицинском заведении килейная, не публичная, скажем так, интимная. Врач, специалист по кадрам, психолог работают с пациентом при закрытых дверях. Прерывать общение нельзя, это нарушение этических норм. Соответственно, возникают условия для возникновения тем, которые не относятся к пребыванию больного в лечебном учреждении. Кроме того, социальная помощь - новое дело в нашей системе, нет устоявшихся традиций, одинаково понимаемого статуса, целей и задач, способов их решения. Приказы о работе соцслужбы в медицине появились всего несколько лет назад, - оправдывается Елкин.

- Андрей Черкасов пришел в диспансер в 2008 году. После скандала я поднял функциональные обязанности специалиста по соцработе. На мой взгляд, их надо дополнить такой фразой: соцработник должен поставить в известность лечащего врача и заведующего отделением, если в процессе защиты прав пациента возникает вопрос, связанный с защитой его имущества, чтобы он не имел возможности решать его единолично, - добавляет он.

- Так завотделением в вашем случае также входил в преступную группу, - замечаю я.

Кстати, показательный факт. Как выяснилось, Евгений Дивицкий, придя на работу в диспансер рядовым врачом, быстро взлетел по служебной лестнице, заняв руководящее кресло всего через полтора года после трудоустройства. Стремительный карьерный рост подчиненного, как считают следователи, не раз воспользовавшегося своими служебными обязанностями в корыстных целях, главврач объяснил кадровым дефицитом.

- Думаете, я стал главным врачом, потому что такой умный, семь пядей во лбу, просто работать было некому, - самокритично заявил Елкин.

По словам руководителя с более чем двадцатилетним стажем работы, он не знал, чем занимаются подчиненные. Хотя главврач признается, тревожные сигналы к нему поступали, но не официально. А потому он ограничился лишь беседой со своими соцработниками. Те, естественно, все отрицали.

На самом деле и официальные жалобы на незаконные действия сотрудников диспансера были. Как утверждает Валентина Епихина, она обращалась в городскую прокуратуру, полицию, областной минздрав, но безрезультатно. Ни одна из инстанций не увидела ничего незаконного в действиях медработников. А те, видимо, так уверовали в свою безнаказанность, что попытались нажиться даже на гражданине другого государства, который не был ни алкоголиком, ни наркоманом.

Житель Украины устроился в Новочеркасске на работу проектировщиком. После сотрясения мозга парень получил нервное заболевание, и несколько раз лечился у психиатра в Луганской области. Вернувшись на работу в Россию, снова заболел.

Скорая помощь по ошибке отвезла молодого человека не в психоневрологический, а наркологический диспансер.

Директор проектной организации долго искал своего сотрудника. Когда узнал, где он, позвонил родителям парня на Украину. Отец проектировщика приехал в Новочеркасск, но в диспансере его к сыну не пустили. Обескураженный родитель вызвал полицию. Врачи показали полицейскому заявление от пациента, что он не хочет общаться с родственниками, и страж порядка ушел.

Тем временем завотделением Дивицкий потребовал у мужчины паспорт сына, намекая, что вопрос дальнейшего пребывания молодого человека в медучреждении можно решить. Украинец обращался в городской отдел полиции №2, но там его обращение проигнорировали. По совету знакомого, проконсультировавшегося в ФСБ, иностранный гражданин попросил помощи в украинском консульстве. Оттуда позвонили начальнику полиции города. Вскоре на скорой помощи парня перевезли в психоневрологический диспансер, где он несколько часов пробыл в приемном отделении и пришел в себя. Отец забрал сына домой.

Медработнику Валентине Епихиной, как и в предыдущем случае, помогли в ФСБ.

- Прожив долгую жизнь, я поверила, что можно найти справедливость. Нас доставали три года, несмотря на то, что мы жаловались во все инстанции. Писали, что в Новочеркасске действует преступная группа во главе с соцработником Черкасовым. Но в городе не было надежды, что помогут. Диспансер все-таки отсудил у нас девять квадратных метров. Во время тяжбы детей не пускали к отцу в больницу. Медсестра сказала, что он лежит в особой палате, ее пациентов изолируют от родственников, - вспоминает пострадавшая.

Интересы Николая Епихина в суде представлял соцработник медучреждения. До этого Андрей Черкасов предлагал Валентине Епихиной урегулировать проблему за 50 тысяч рублей, но она отказалась.

- Через месяц после суда ко мне на работу приехал некий Денис Бортневский и заявил, что он выкупил у мужа его долю в нашей квартире и готов продать ее за 500 тысяч рублей. Потом аналогичное предложение поступило от якобы риэлтора Сергея. Устав от ходоков, дочь встретилась с Андреем Черкасовым и записала их беседу на диктофон.

Соцработник напомнил девушке о том, что ранее он предлагал ее матери помощь за 30 тысяч рублей. Запись была передана в правоохранительные органы.

Арестованы почти все участники преступной группы. В городском суде состоялся первый судебный процесс по делу ОПГ. На четыре года тюрьмы осужден рядовой член банды, заключивший досудебное соглашение со следствием. Организаторы и другие участники преступной группы свою вину не признают. Как рассказали "РГ" в главном следственном управлении МВД РФ по Ростовской области, основной фигурант уголовного дела Андрей Черкасов даже в СИЗО оказывает влияние на бывших подельников, обвиняемые пишут жалобы на следователей во все инстанции, вплоть до главы государства.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники