Новости

28.01.2014 00:43
Рубрика: Экономика

Прибыль стала займом

Пассивные доходы бенефициара уплывают за границу
Текст: Марк Ровинский (заместитель руководителя налоговой практики адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры")
Возврат бизнеса из офшорных юрисдикций по-прежнему остается одной из приоритетных задач страны. В качестве инструментов деофшоризации в прошлогоднем Послании президента были косвенно обозначены как налоговые (налогообложение в России доходов иностранных компаний, имеющих российских бенефициаров), так и неналоговые меры (например, отказ в предоставлении господдержки или запрет на заключение госконтрактов с российскими компаниями, которые зарегистрированы в офшорах).

Системный подход к деофшоризации пока так и не сформирован. Не ясно, что подразумевается под офшорами: классические офшорные юрисдикции, не раскрывающие информации о владельцах организаций, зарегистрированных на их территории, или любые иностранные юрисдикции. Также нет понимания того, идет ли речь о борьбе с офшорами исключительно в налоговой сфере (то есть о намерении государства бороться с искусственно интегрированным в российские сделки иностранными элементами, которые используются для вывода прибыли из-под российского налогообложения за рубеж), о борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, о защите государственной собственности и имущества госкомпаний или же просто о максимально возможном исключении иностранного элемента из российской экономики.

Названные и принятые в последнее время деофшоризационные механизмы не добавляют ясности. Заявления о том, что прибыль иностранных компаний, зарегистрированных в офшорах, будет облагаться налогами в России и что такие иностранные офшорные организации лишатся господдержки, принятие "антиотмывочного" закона, введение декларативного требования о раскрытии иностранными номинальными держателями информации о титульном владельце бумаг применительно к публичным компаниям пока не дают однозначного ответа на вопрос: с чем конкретно ведется борьба?

Последовательной представляется только позиция Минфина, который анонсирует введение в российское налоговое право зарекомендовавших себя западных инструментов, направленных против размывания налоговой базы российских организаций. Практика заимствования западных инструментов и их применение в российской действительности не нова. Однако цели, для которых такие инструменты были созданы, следует сопоставлять с задачами, которые они призваны решать в конкретном случае. Только так можно выбрать наиболее юридически правильный и экономически эффективный инструмент, который хорошо себя покажет в российских реалиях.

Если речь идет о борьбе с офшорными юрисдикциями как с негативным налоговым явлением, то для этой цели могут быть применены правила налогообложения доходов иностранных контролируемых компаний - СFC rules (аббревиатура образована от слов Controlled Foreign Corporation). Намерение ввести CFC rules заложено в Основных направлениях налоговой политики РФ на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, разработанных минфином. Суть СFC rules во всем мире заключается в налогообложении прибыли иностранной компании в государстве, резидентом которого является бенефициар этой организации. Подобные правила могли бы стать эффективным инструментом для борьбы с распространенными в России случаями агрессивного налогового планирования, когда пассивные доходы бенефициара уводятся от российского налогообложения за счет их искусственного перемещения на уровень офшорной компании. В результате прибыль, не попадая в имущественную сферу бенефициара, выводится из-под российского налогообложения. В последующем из офшорной юрисдикции прибыль может перетекать обратно к российской организации, но уже будучи оформленной в качестве займа, а не дивиденда владельца. Принцип CFC rules обязывает гражданина страны и бенефициара зарубежной компании декларировать свою долю в доходе корпорации, что дает налоговикам возможность предъявлять требования к собственнику напрямую.

Если же мы говорим о защите государственной собственности, то допустимо введение ограничений именно для традиционных офшорных компаний на получение бюджетных средств, приобретение имущества в порядке приватизации, заключение государственных контрактов и т.д. В этой связи стоит ожидать, как именно будут реализованы на практике эти меры деофшоризации, заявленные в Послании президента РФ. Если же стоит задача вернуть бизнес из зарубежных юрисдикций обратно в Россию, остановить отток капитала из государства, то наиболее эффективный путь - улучшение инвестиционного климата. Очевидно, что эта задача масштабная и гораздо более комплексная, чем деофшоризация. При этом очень важно избежать ситуации, когда деофшоризационные меры, которые планировалось использовать для защиты одних государственных интересов, противоречили бы другим, возможно, первостепенным интересам, к числу которых относится и улучшение инвестклимата. С этой точки зрения к выбору деофшоризационных мер следует подходить очень аккуратно, ориентируясь на особенности российской правоприменительной практики и исключая возможность их использования в противовес истинным интересам, как государства, так и бизнеса.

Очевидно, что в первом полугодии не стоит ожидать масштабных изменений моделей владения и управления активами с использованием иностранных юрисдикций. Исключением может стать крупный российский бизнес, который часто прибегает к мерам государственной поддержки, что делает его особо уязвимым при реализации заявленных предложений. Для частного бизнеса наиболее принципиальными должны стать налоговые изменения. Но до появления соответствующих поправок делать сколько-нибудь конкретные предположения об их воздействии преждевременно. Остается надеяться, что окончательные деофшоризационные решения будут грамотно сбалансированы.

Экономика Финансы Налоги
Добавьте RG.RU 
в избранные источники