29.01.2014 23:10
    Рубрика:

    Игорь Бутман: На фестивале Юрия Башмета сыграем джаз и классику

    Во время гастролей по США Игорю Бутману пришлось отвечать на вопросы американцев о России и Олимпиаде
    Знаменитый российский музыкант и его "Московский джазовый оркестр" завершили двенадцатидневные гастроли по Америке. Играли от Флориды до Нового Орлеана и от Вашингтона до Доминиканской Республики. Могли бы выступать еще, но Игорю Бутману пора было возвращаться в Москву - готовиться к поездке на Олимпийские игры в Сочи. В паузе между репетициями он ответил на вопросы обозревателя "РГ".

    - Вы впервые сыграли на родине джаза, в Новом Орлеане. Воспринимают ли там с уважением российских джазменов?

    Игорь Бутман: Да, тем более что и выступить с нами захотели знаменитые американские музыканты: в Новом Орлеане мы играли с тромбонистом Дельфео Марсалисом и его Uptown Jazz Orchestra. А за роялем сидел гений джаза, Эллис Марсалис - глава знаменитой джазовой семьи Марсалисов, в которую также входят Уинтон, Брэнфорд и Джейсон... В этом туре мы побывали и в других городах и залах, где еще не выступали - например, в Кеннеди-Центре в Вашингтоне. Ну, а на Старый Новый год оказались в Посольстве Российской Федерации в США, где перед концертом нас представлял посол России Сергей Кисляк...

    При этом во всех городах было холодно, почти как у нас сейчас. Единственный пункт тура, где было по-настоящему тепло, - Доминиканская Республика, родина нашей вокалистки Фантине. Приехав туда (опять же, впервые), мы встретили потрясающий прием, организованный ее родителями.

    - В этом туре вы представляли альбом Special Opinion с музыкой Николая Левиновского. Как американская публика принимала этот довольно сложный джаз?

    Игорь Бутман: Мы играли музыку не только с этого альбома, но и много другой - репертуар у нас очень большой. Составление программы концерта - это особое искусство, требующее стратегического подхода. Наша задача - охватить всю полноту эмоций публики: и развлечь ее, и погрузить в некоторое размышление, и дать возможность восхититься техническим мастерством музыкантов, - с тем, чтобы, в конечном счете, зарядить энергией.

    Для этого в нашем арсенале есть масса интересной музыки - как эксклюзивной авторской, так и всемирно известной, в блестящих аранжировках Николая Левиновского и Виталия Долгова. Комбинируя все это в правильных пропорциях, мы можем продемонстрировать полный спектр достижений современного российского джаза.

    - Во время концертов вы много общаетесь со зрителями, шутите. Но, если судить по голливудским блокбастерам, в Америке лучше всего воспринимается "юмор ниже пояса"... Как вы приспосабливались?

    Игорь Бутман: Когда есть контакт с публикой, - в первую очередь, музыкальный, - тогда можно пошутить, не боясь, что твой юмор не поймут. А лучшие шутки касались нас самих. Например, саксофонист Илья Морозов - самый молодой участник оркестра. В эти гастроли мы придумали ему прозвище "бамбино", что означает "мальчик", и на концертах в доминиканском Санто-Доминго я объявлял его как "Илья Бамбино Морозов". Также мы придумали забавную теорию о том, что наш тромбонист Олег Бородин - дальний родственник автора знаменитой оперы "Князь Игорь" композитора Александра Бородина, я, Игорь Бутман - Бенни Гудмана, а наш контрабасист Виталий Соломонов - прямой потомок Библейского царя Соломона! Все эти шутки хорошо воспринимались иностранной публикой. Кажется, в них даже поверили... Но, повторюсь, прежде чем их озвучивать, я должен почувствовать, что установился контакт с публикой в музыкальном плане. А шутка - это средство немного разрядить атмосферу, расслабиться, - своего рода, изюминка в хорошем концерте.

    - В США даже премию Grammy вручали непривычно рано - в январе, чтобы церемония не пересекалась по времени с трансляцией Олимпиады. Да и зрители, наверняка, расспрашивали вас о Сочи?

    Игорь Бутман: И не раз: американцы живут в предвкушении Олимпийских игр. Я дал несколько интервью на радио и телевидении. Спрашивали и об истории джаза в Советском Союзе, в России. Но было много вопросов и политического характера, например, о моем отношении к нашему президенту. Конечно, у американцев другое впечатление о нашей политике, так как они судят о положении дел, опираясь на то, что им преподносят местные СМИ. Я объяснил, что, являясь частью структуры, которая строит новую Россию, я могу делать то, что я люблю и с большим успехом. Добиться такого уровня стало возможным как раз в современной России - пусть еще не абсолютно идеальной, но дающей большие возможности для профессионального и карьерного роста (разумеется, при достаточном количестве собственного труда).

    После моих высказываний многие американцы меняли свое мнение о России. Таким образом, любая медаль имеет две стороны.

    - Вы могли стать профессиональным хоккеистом, занимаясь в школе СКА в родном Питере. И оказавшись в Сочи еще в августе, первым делом сыграли в хоккей с местными ребятами, похвалив новый ледовый дворец... А что вы намерены сыграть в культурной программе Олимпиады, чтобы гости Сочи потом нахваливали и российский джаз?

    Игорь Бутман: У нас огромный репертуар - от русских песен до теперь уже доминиканских (улыбается). Что из этого конкретно мы сыграем в Сочи, пока сказать не могу, но то, что будем играть хорошо - это абсолютно точно! Мы примем участие в Фестивале искусств Юрия Башмета. Сыграем и джазовую музыку, и классическую - концерт Игоря Райхельсона. И на открытии обязательно будем, но уже только как зрители.