Новости

31.01.2014 00:52
Рубрика: Экономика
Проект: Интернет

Властители Doom

Алексей Волин, замглавы минкомсвязи, разрешает своим детям сидеть в соцсети и читать взрослые книги
Стали ли кинофильмы, скаченные в Интернете, дешевле после вступления в силу антипиратского закона? Увеличилось ли число тех, кто делает это за деньги? Нужно ли регулировать Интернет? Каким сайтам и какой информации можно доверять? Обо все этом "РГ" рассказал замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Уже полгода действует антипиратский закон. Как он работает, надо его корректировать?

Алексей Волин: Принятие закона летом прошлого года явилось своего рода принуждением двух индустрий к сотрудничеству. И это уже дало свои результаты. Сегодня правообладатели и пользователи контента достигли определенного баланса интересов, который позволяет им нормально существовать. Первые получили возможность не терять свои деньги, а интернет-площадки научились зарабатывать на легальном контенте.

С шести до восьми миллионов, по данным Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), увеличилось число пользователей, которые платят за закачку и просмотр фильмов. То есть по сути дела произошло 30 процентное увеличение легального контента в Сети.

Есть второй интересный момент. Проведенные опросы общественного мнения показали, что в целом ряде крупных городов, да и в целом по стране снизилась средняя цена платежа за пользование легальным контентом. Это говорит о том, что люди стали покупать больше, а платить меньше.

Как только стали увеличиваться объемы продаж, то правообладатели также пошли на установление реальных и разумных для рынка цен.

Было опрошено пять тысяч интернет-пользователей. И выяснилось, что сумма среднего платежа за просмотр и скачивание фильмов упала с 400 рублей до 380 рублей по России. А по Москве с 580 до 280 рублей. Получается, что закон работает.

Кстати, самый популярный у российской публики, по данным Википедии, сериал "Игра престолов" вообще нельзя скачать бесплатно. И многие даже жалуются на это.

Еще пример приводил глава министерства культуры Владимир Мединский. Фильм "Горько", из-за того, что все пиратские версии на период его показа в кино были "забанены", получили очень хорошие сборы в прокате. Все работает.

Иностранцы будут играть на нашем рынке или посмотреть "официальную версию" зарубежного фильма станет возможно только в кино и по телевизору?

Алексей Волин: Если говорить про иностранных правообладателей, то они никуда не денутся, потому что российский рынок большой. Они на нем также начнут играть. Тем более что многие из них работают здесь не напрямую, а через российских партнеров. А последним надо тоже зарабатывать.

Но любители халявы все еще пытаются что-нибудь скачать бесплатно. Нужно ли их за это наказывать?

Алексей Волин: Интересное дело, они платят за продукты питания, за авиабилеты, платят за журналы, газеты, и никаких проблем здесь не возникает. Люди должны понять, что за бесплатно хорошо не бывает. Хороший контент требует денег. Как и хорошее кино, хорошая музыка. Музыкой будем заниматься позже, здесь сложнее отлавливать пиратов. Причем надо будет учесть, что для музыкантов, которые могут заработать за счет концертов и гастролей, зачастую распространение треков с Сети бесплатно - это дополнительная реклама концертов. Мы же точно понимаем, что киногруппа не может ездить как бродячий цирк по городам и весям, и давать представление фильма, или сериала.

А как Интернет-бизнес поживает? Много недовольных?

Алексей Волин: Они очень долго говорили, что государство на них не обращает никакого внимания, никто отрасль не регулирует. Но как только государство стало обращать на отрасль внимание, регулировать ее, первая реакция: "Какой ужас!". Но они уже стали достаточно большими и взрослыми, для того чтобы оставаться вне государственного внимания. Государство на них обратило внимание, потому что Интернет реально стал значительной частью нашего общества. И люди хотят, чтобы из этой реальности не возникало проблем для их банковских счетов, персональных данных, вирусных атак, угроз для безопасности их детей.

Многие опасаются закручивания гаек, насколько это целесообразно?

Алексей Волин: В отношении Интернета не происходит закручивания гаек. Просто на него стали распространяться те законы и правила, которые действуют в нашем государстве.

Да, какое-то время он жил самостоятельной жизнью, будто бы он вне территории РФ. Все! Надо привыкать к порядку. Кстати, от представителей Интернет-индустрии я криков о попрании свободы в Сети не слышал. Серьезные наши партнеры, кто реально работает и зарабатывает, не жалуются. У нас очень часто любят о свободе рассуждать люди, которые мало что собой представляют, и сами ни копейки не заработали.

Концепцию кибербезопасности, которую разрабатывают в Совете Федерации, будете поддерживать? Насколько нужна такая программа?

Алексей Волин: Интернет-пространство повышает мобильность и гибкость, и в этой ситуации даже небольшая группа может оказать достаточно серьезное воздействие, как на экономику (хакерские атаки), так и на здоровье, безопасность (маньяки, преступники) людей. Могут попытаться манипулировать общественным мнением.

Следовательно, проблемы кибербезопасности реальны. Вопрос, каким образом на них реагировать, сложный. Потому что реагировать на любую угрозу надо комплексными мерами. В концепции есть меры защитные, меры предупреждающие, меры информационно-воспитательные. Например, повышение медиаграмотности населения, чтобы пользователи понимали, как вести себя в Интернете, как сохранять свои личные данные, как установить систему родительского контроля на компьютер ребенка. Он должен быть в состоянии отличить достоверную информацию от фейка (утки, подделки). И уметь обращать внимание на то, что является источником этой информации, то есть понимать различие между агрегатором и генератором информации.

Для многих это очень сложно, минкомсвязь занимается медиаграмотностью?

Алексей Волин: Мы прекрасно понимаем, что без этого человек будет находиться в положение слепого котенка. Он будет не в состоянии критически относиться к тому, что видит, читает или смотрит. Направлению медиаграмотности мы уделяем достаточно большое внимание. В конце прошлого года проведено исследование, которое показало, что уровень медиаграмотности в России составляет примерно 15 процентов. Наша задача - в течение пяти лет этот показатель утроить. Здесь должны работать родители, здесь должны работать школы.

Как вы считаете, Нужно ли вводить возрастной ценз для соцсетей и для заведения почтового ящика, как в США?

Алексей Волин: Я не считаю, что нужно вводить какой-либо возрастной порог в соцсетях. Исхожу из того, что за ребенка отвечают родители. И как мама с папой воспитали, чему научили, то и получили. У меня дочка, которой 11 лет, она является пользователем ВКонтакте, но перед тем как она стала пользователем Интернета, она прошла у меня краткий курс компьютерной безопасности.

Про вас в Википедии заведена довольно большая страничка. Но там только данные о вашей карьере. А чем вы занимаетесь в свободное время, когда оно есть?

Алексей Волин: Люблю читать. Путешествовать. Возил детей прошлым летом в Углич. Хотели попасть в Музей водки, но он был закрыт. Думаю, что в этом году съездим в Ярославль. Были во Владимире, Суздале, в Питере. Люблю ездить в Африку, Азию, Европу.

С детьми в Музей водки?

Алексей Волин: Кстати, ничего страшного в этом нет, потому что дети знают, что есть водка, что это напиток. Опять-таки, это вопрос воспитания и правильного восприятия. Поэтому я очень спокойно отношусь к такого рода делам.

Как и к возрастной маркировке. Это, на мой взгляд, ориентир для родителей, а дальше, опять-таки, каждый решает, что его ребенку можно читать и смотреть. Поэтому ряд фильмов, где стоит маркировка 12+ и прочее, я спокойно детям показываю. Условно говоря "Неуловимые мстители" или "Итальянцы в России", если брать зарубежные, "Блеф", "Как украсть миллион", у меня дети смотрели с достаточно небольшого возраста. А вот "Лилихамер", "Игра престолов", думаю, пока рано.

В отношении книг, считаю, никаких ограничений, если мы говорим про нормальную классическую литературу, быть не должно. Моя библиотека не под замком. Любая книга, стоящая на полке, за исключением спрятанного в отдельном шкафу словаря ненормативной лексики, доступна для детей.

Рискну предположить, что "тайный" словарь они уже нашли?

Алексей Волин: Ну и что? Это тоже вопрос общения с детьми. Да, узнают они, что есть матерные слова. Не в этом дело. Главное, они должны четко знать, что употреблять их нельзя, это неприлично.

Визитная карточка

Волин Алексей Константинович, заместитель министра связи и массовых коммуникаций

Родился Ленинграде, с 1967 года живет в Москве. Сегодня Алексею Волину исполнилось 50 лет. Поздравляем!

Что касается биографии, то он окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ им. Ломоносова. Специальность по диплому - историк-востоковед, референт переводчик индонезийского языка. Работал в Главной редакции Азии Агентства печати НОВОСТИ (АПН), в Посольстве СССР в Индонезии. Руководил телеканала "Деловая Россия". Был начальником отдела СМИ, первым замначальника Управления по связям с общественностью Администрации Президента РФ , руководил Управлением правительственной информации Аппарата Правительства РФ. В 2000-2003 годах- замруководителя Аппарата Правительства РФ, курирующий вопросы СМИ, PR, культуры, образования, спорта и туризма. В 2009 - 2012 годах - зампредседателя общественного совета при Роспечати и зампредседателя попечительского совета Института повышения квалификации работников телевидения и радио. В феврале 2012 включен в состав рабочей группы по вопросам Открытого правительства.

В июле 2012 года назначен заместителем Министра связи и массовых коммуникаций.

Экономика Отрасли Связь Digital Интернет Власть Работа власти Госуправление Правительство Минкомсвязь Защита авторских прав Защита детей от вредоносной информации