Новости

Контр-адмирал Апанасенко в коме
Трагический случай произошел вчера в Москве. В крайне тяжелом состоянии после ранения в голову в 1-ю Градскую больницу госпитализирован  контр-адмирал ВМФ в отставке Вячеслав Апанасенко.

Пока правоохранительные органы скупо комментируют произошедшее. Известно, что бывший высокопоставленный военный, экс-начальник управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ, был найден в своей квартире с огнестрельным ранением. 66-летний контр-адмирал был уже давно на пенсии, но у него было зарегистрированное оружие, которое не сдается при выходе в отставку, - наградной пистолет ПСМ. Его и нашли рядом с телом. Из него Апанасенко и застрелился.

Эту информацию в соцсетях подтвердила старшая дочь контр-адмирала Екатерина Локшина. По словам дочери, у отца была терминальная стадия рака поджелудочной железы.

Неизвестно, оставил ли Апанасенко предсмертную записку, но основная версия происшедшего - суицид. Что именно могло подвигнуть адмирала к самоубийству, правда, пока точно неизвестно. По мнению дочери, адмирал страдал сильными болями, а получать обезболивающие наркотические вещества в большом количестве семье было сложно из-за серьезных законодательных ограничений. Имевшиеся лекарства могли уже не помогать. Возможно также, что адмирал понимал безвыходность ситуации и не хотел обременять своими страданиями жену и детей. Как бы там ни было, других видимых причин сводить счеты с жизнью у адмирала вроде не было.

Несмотря на пенсионный возраст, вел активный образ жизни. Состоял в клубе адмиралов. Всегда имел свою точку зрения. Например, после нескольких громких неудачных пусков новейшей баллистической ракеты "Булава" он занял принципиальную позицию, выступая за передачу ее дальнейшей разработки из института теплотехники в КБ им. Макеева.

Апанасенко считается одним из самых авторитетных российских экспертов по баллистическим ракетам для подводных лодок. Так что в бедности и отчаянии от жизни на одну пенсию он точно не жил.

Болевая точка

Предположение о том, что к отчаянному решению контр-адмирала подтолкнуло даже не то, что он был смертельно болен, а то, с какими усилиями его родные "добывали" для него обезболивающие препараты, должно бы вызвать шок. Но... История эта, увы, не исключительная.

То, что у нас в стране далеко не все безнадежно больные могут получить паллиативную помощь, активно обсуждается и в медицинских кругах, и в пациентских организациях, не говоря уже о медиапространстве. Правда и то, что врачи порой избегают рисковать - увеличивать дозы при нарастании боли, менять один препарат на другой, когда прежний перестает помогать, объясняя, что каждое подобное их действие в случае проверки вызывает подозрения со стороны наркоконтроля. Достаточно вспомнить недавний резонансный судебный процесс над терапевтом Алевтиной Хориняк. Врач назначила обезболивающее безнадежному онкобольному, отступив от трудновыполнимых инструкций. И... Была обвинена в преступном распространении наркотиков.

Казалось, многочисленные критические выступления услышаны: прошлым летом минздрав выпустил приказ о порядке назначения лекарств, содержащих наркотические компоненты. Жесткие правила смягчили: стало можно выписывать два препарата в одном рецепте (так проще соблюдать дозировку), была отменена необходимость согласовывать назначения с завотделением в стационаре. При выписке из больницы пациенту разрешено выдать лекарства "про запас", либо дать рецепт для их получения в аптеке - чтобы у семьи было время поставить больного на учет по месту жительства, не прерывая лечения. Короче говоря, бюрократических препон, нацеленных на скрупулезное отслеживание каждой ампулы, каждой таблетки, вроде бы стало меньше. Тем не менее на практике врачи далеко не всегда пользуются этими возможностями. Да и многие пациенты о том, что их права расширились, даже не подозревают.

Правда, есть еще одно серьезное препятствие: нормативные акты, принятые в регионах до минздравовского приказа, переделывать особенно никто не спешит. А потому "на местах" врачи продолжают следовать прежними жестким правилам, а не более лояльным федеральным. Конечно, такая ситуация воспринимается больными и членами их семьи как форменное издевательство.

"В любой цивилизованной стране обезболивание в полном объеме - это неотъемлемая часть медицинской помощи, - заявил "Российской газете" сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев. - Наверно, с точки зрения наркоконтроля, может существовать угроза "утечки" наркотиков, предназначенных для медицинских целей, на нелегальный рынок. Наверно, назначение и применение этих лекарств необходимо контролировать. Но превращать этот контроль в издевательство над больными и их родными недопустимо. И не надо во всем обвинять врачей. Если система обеспечения больных обезболивающими такова, что врач чувствует себя неуверенно, - значит, систему надо менять. Но ясно, что позиция врача, отстаивающего интересы пациента, должна быть защищена. Без этого мы эту проблему не преодолеем".

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке