Новости

13.02.2014 00:50
Рубрика: Власть

Не частное дело

Новый Гражданский кодекс уже наполовину готов
Глава Комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников считает Гражданский кодекс своей основной темой работы в парламенте. Как идет эта работа и чем она завершится, председатель Ассоциации юристов России рассказал члену президиума АЮР Михаилу Барщевскому.

Как бы ты отнесся к идее введения определенного лимита на принятие законов в течение сессии Госдумы? Я, конечно, не имею в виду технические поправки, когда слова меняются местами.

Павел Крашенинников: Ввести лимит, наверное, будет сложно. Но то, что нужно как-то ограничивать их принятие и увеличивать количество времени для рассмотрения, это совершенно точно.

А если регламентом установить норму времени рассмотрения закона? Что закон не может быть принят быстрее, чем в течение...

Павел Крашенинников: Нам отводится 30 дней. Не меньше 30 дней, как правило, для совместного ведения.

А если несовместного ведения?

Павел Крашенинников: Тоже, как правило, 30 дней, но может быть и меньше.

Я знаю много законов, которые принимались намного быстрее.

Павел Крашенинников: В соответствии с 71-й статьей Конституции РФ это возможно. Но я как юрист, не как депутат, признаю, что это, конечно, плохо. Потому что нужно все взвешивать и договариваться, обсуждать, во всяком случае, со всеми, с наукой, с практикой, с оппозицией. Вообще, прежде чем какой-то крупный, не технический, как ты говоришь, а какой-то системный закон принимать, нужно разрабатывать концепцию, ее утверждать и на основе концепции делать нормативные акты. Как это было с Гражданским кодексом. А не так, что внесли одно, а поправками сделали другое. И иногда, после всех поправок, выходит совсем уже непонятно что.

Ты уже давно кропотливо и тщательно занимаешься формированием нового ГК. Как скоро эта работа будет завершена и можем ли мы быть уверены, что уж этот документ не будет подвергаться исправлениям, хотя бы в первые 3-5 лет?

Павел Крашенинников: Гражданский кодекс - именно та основная моя внутренняя тема, из-за которой я работаю в Думе. Напомню, что был внесен огромный документ - поправки во все 4 части ГК. Потом поступило более двух тысяч поправок. Поскольку документ оказался слишком объемным, было принято беспрецедентное решение - разделить его на блоки и принимать по частям. Сейчас мы приняли пять с половиной блоков, всего их будет, наверное, десять. Изменили радикально очень многое. Закреплен принцип добросовестности при осуществлении гражданских прав и исполнении обязанностей. Внесены поправки в главы, посвященные сделкам, представительству и доверенности, исковой давности. Введена глава, посвященная решениям собраний.

Четко прописано, что наличные деньги и документарные ценные бумаги являются вещами, а безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги - иным имуществом. Также установлено, что объектами гражданских прав являются результаты работ и оказание услуг, а не сами работы и услуги, как это предусмотрено действующим законодательством.

Значительные изменения внесены в статьи, связанные с нематериальными благами граждан, защитой их чести, достоинства и деловой репутации, а также охраной частной жизни гражданина. Значительно расширен круг отношений в области международного частного права, напрямую регулируемых Гражданским кодексом. Сформулирована новая статья о сфере действия вещных прав. В ней четко определено, в каких вопросах регулируются вещные права. И наконец, с 1 июля вступают в силу поправки, касающиеся залога и перемены лиц и обязательств.

Я надеюсь, что мы все будем отстаивать не то что неприкосновенность ГК, мало ли, практика выявит, где не так стоит слово или запятая, но будем все вместе бороться за то, чтобы кодекс жил долго и счастливо. Здесь, конечно, хочется, чтобы новый Верховный суд как-то тоже этому способствовал, и, может быть, разъяснения были. Когда принималась первая часть, она вступила в силу, и почти сразу в 1995-м два суда выпустили совместное постановление по этой части ГК. И это способствовало стабильности и пониманию проблем. Потом, к сожалению, они совместные постановления почти перестали выпускать. Конечно, судебная практика тоже должна помогать как судебному сообществу, так и в целом стабильности отношений.

Ключевой вопрос

В следующем году Ассоциации юристов исполняется 10 лет. Расскажи о ближайших планах АЮРа. Будет ли расширяться ее роль в общественно-политической жизни страны? Или же она будет становиться еще более профессиональной, консультативной, корпоративной? С уходом Степашина из Счетной палаты АЮР утеряла значительную часть административного ресурса. Не повлияет ли это на востребованность ассоциации?

Павел Крашенинников: Я только что приехал из Уфы, где мы провели совместное заседание попечительского совета и совета регионального. Там уже больше 20 местных отделений. Сейчас мы делаем упор на местные отделения. На мой взгляд, мы уже ушли от того, когда одним из первых вопросов был - какова численность в региональном отделении? Сейчас это все развивается само, и мы больше концентрируемся на каких-то более профессиональных вопросах. В частности, в Уфе мы заслушали несколько докладов прокурора и уполномоченного по правам человека, регистраторов и т.д. В политику мы не лезем, у нас неполитическая организация. Но в профессиональные вопросы мы вмешиваемся и занимаемся ими. В том числе на каждом заседании президиума мы рассматриваем те или иные вопросы, те или иные комплексные законопроекты. Кстати, 29 января Совет Федерации утвердил АЮР как организацию, которая будет работать в экзаменационной комиссии по назначению судей Верховного суда. Что касается Сергея Вадимовича, то для АЮР и, думаю, что для общества он как был Степашиным, так им и остался. А административный ресурс нами практически никогда не использовался. Ну несколько раз мы провели заседания президиума в Счетной палате, но мы можем проводить их где угодно, и в минюсте, и в судах, нас везде приглашают.

Власть Право Гражданское право Законодательная власть Госдума Проект "Юридическая неделя" Гражданское законодательство