Новости

Ирина Медведева, психолог:

Воспитание в семье - безусловно, важное, но, увы, не решающее обстоятельство в становлении личности. Во-первых, у любого человека есть врожденный характер, объясняющий, почему, казалось бы, в нормальной семье может появиться жестокий преступник. Во-вторых, какими бы хорошими ни были родители, сегодня они не всегда могут удержать ребенка от среды, окружающей его. Подросткам очень важно быть крутыми, уважаемыми и любимыми сверстниками - так, в принципе, было всегда. Но государственная политика раньше строилась таким образом, что агрессия и повышенная возбудимость переводились в другое, полезное, русло, сила рекламировалась как инструмент защиты слабых или способ битвы с врагом. Герой же сегодняшнего времени - бесстрашный бандит, подсвеченный романтическим ореолом. Преступление уже не кажется чем-то однозначно плохим. Одним словом, необходимо менять приоритеты.

Работа с подростками для определения, стоит им идти за решетку или нет, велась всегда; законопроект, о котором "РГ" пишет на 13-й полосе, не является чем-то качественно новым. Для психологического исследования у нас есть Институт судебной психиатрии им. Сербского. Что же касается социальных работ, которые могут заменить срок, - так за сломанный забор у нас в тюрьму и не сажают. Если вы поговорите с представителями Верховного суда, вам скажут, что у нас для несовершеннолетних и так довольно мягкое наказание. Мы сажаем подростков только за особо тяжкие преступления - изнасилование, убийство или, скажем, ограбление с применением огнестрельного оружия. Получается, что в России без официальной ювенальной юстиции функционирует вполне себе ювенальная ситуация. Вместе с тем я глубоко убеждена, что детские колонии должны существовать и не только потому, что кто-то по-хорошему не понимает. Западный опыт показывает, что преступность по мере смягчения наказания только растет. Кроме того, за спиной этих ненаказуемых детей нередко стоит взрослая мафия, которой очень удобно орудовать руками тех, кого, скорее всего, не накажут. Другое дело - что происходит в местах лишения свободы, насколько там все соответствует законам и порядку.

Когда участь детей пытаются как-то облегчить, это не может не вызывать определенной радости. Но будем откровенны. Мы живем во время "превращенных форм", когда даже, казалось бы, с виду адекватные и позитивные меры могут носить совсем ненормальный и вредоносный характер. Иначе говоря, заранее говорить, хорош ли очередной законопроект или он плох, можно только тогда, когда перед глазами его последствия. Почему так происходит - чья-то недалекость ума или коррумпированность, проникшая даже туда, куда не ожидаешь, я не знаю. Но пока все обстоит именно так.

Общество Ежедневник Образ жизни