Новости

18.02.2014 00:40
Рубрика: Экономика

Золотой парашют сдулся

Компенсации топ-менеджерам урежут до двух годовых окладов
Банк России предлагает ограничить двумя годовыми окладами компенсации топ-менеджерам госкомпаний при увольнении. Такую рекомендацию содержит Кодекс корпоративного управления (ККУ), ориентированный на крупные публичные компании. Однако ограничение нельзя считать жестким, отмечают эксперты. Как правило, управленцам при увольнении выплачивают компенсацию в размере годового оклада, больше двух окладов получают лишь единицы.

"Инициатива смахивает на популизм. Дело в том, что если ограничивать собственников компании (пусть это даже государство) в определении вознаграждения для СЕО (высшее должностное лицо компании. - "РГБ"), то это потенциально может привести к ухудшению качества корпоративного управления, сокращению инвестиционной привлекательности компании для инвесторов, росту коррупции и, как следствие, падению капитализации компаний на фондовом рынке и росту стоимости заимствований, - считает Тимур Нигматуллин, аналитик Инвесткафе. - Вознаграждение СЕО должно определяться внутри самой компании исходя из его целесообразности. Что касается скандалов с завышенными компенсациями менеджменту, то это всегда прямая вина совета директоров компании. Вина заключается в том, что не была своевременно подготовлена кандидатура СЕО, и когда пришлось менять гендиректора, найденному кандидату пришлось предложить конкурентные условия, покрывающие риски управления компанией, возможно находящейся в достаточно сложном положении".

Выдача огромных отступных довольно часто практикуется в государственных компаниях и корпорациях. Зачастую это гигантские суммы, и они исчисляются миллионами долларов. К примеру, в 2008 году, когда ряд руководителей покинули ОГК-2 (после ее покупки "Газпромом"), общая сумма выплат превысила 557 млн рублей (на 16 человек). В 2010 году после смены собственника "Уралкалий" расстался с 402 млн рублей. Они ушли на выплату "золотых парашютов" десятку топ-менеджеров компании, правда, более 200 млн перекочевало в карман бывшего президента Дениса Морозова. Зарубежные компании еще щедрее. Уильям Макгвайер, экс-глава UnitedHealth Group, после расставания с компанией получил 800 млн долл. Чарльз Принс, покинув Citigroup, получил 99 млн долл., экс-главе Merrill Lynch Стэнли О Нилу перечислили 161,5 млн долл., а Майкл Эйзнер ушел из Disney с 1 млрд долларов в бонусах, заработной плате и исполненных опционах.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина выступает за то, чтобы так называемый "золотой парашют" не превышал двух годовых фиксированных вознаграждений. "Это соответствует принятой в 2009 году рекомендации Европейской комиссии. Для госкомпаний законом может быть установлен и меньший объем, но главное, чтобы он не превышал. Надо сказать, что в российской практике в ряде случаев эти величины гораздо больше", - рассказала она, представляя ККУ на заседании правительства. Тем не менее это куда больше, чем предлагает минтруд: не менее трехмесячного и не более полугодового заработка могут получить сотрудники госкомпаний при увольнении. Законопроект N 378667-6 с соответствующим содержанием уже принят в первом чтении Госдумой.

"Ограничение суммы компенсаций топ-менеджерам госкомпаний - это имитация борьбы со злоупотреблениями. Дело не в двухгодовом или годовом окладе, а в сумме, которая выплачивается на выходе, - полагает юрист компании ФБК Александр Ермоленко. - Поэтому значение имеет не только и не столько размер "парашюта", но размер оклада. Проблему надо решать комплексно, но не видно реального желания сделать это. Уже сложился слой государственных и окологосударственных менеджеров, которые переходят из госкомпании в госкомпанию. Как только возникают предложения ограничить уровень доходов в этом секторе, возникают разговоры, что менеджеры работают в компаниях мирового уровня, а значит, и вознаграждение должно быть мирового уровня. Однако госкомпании - это не рыночные компании, и правила капитализма в отношении капитализма с государственным лицом не работают. Государству здесь необходимо определиться: рынок или госрегулирование. Если это госсектор, а так и есть, то уровень доходов должен устанавливаться так же, как, например, для министерств - решением государства. Если же это частный рыночный сектор, хоть это и не так, то нужно перестать об этом говорить и перестать вводить отдельные ограничения, имитируя решение проблемы".

Экономика Работа Зарплата