Новости

20.03.2014 00:28
Рубрика: Общество

В отцы не принимаются

Чиновники не позволяют сыну женщины, вырастившей 47 сирот, продолжить ее дело
В столице края сыну когда-то прославленной на всю страну Татьяны Коргановой, ставшей родоначальницей первого в России семейного детского дома, отказывают в создании приемной семьи.

Бренд Ставрополя

Практически все взрослое население краевого центра помнит о существовании в городе семейного детского дома Коргановых, который находился на улице Октябрьской, 180. Но далеко не всем сейчас известно, что этого Дома не существует уже семь лет. До сих пор пассажиры маршруток, следующих по улице Октябрьской, периодически просят сделать остановку "возле дома Коргановых". Дом стоит на возвышении - по-прежнему приметный, но какой-то осиротевший, и нет на его фасаде прежней брендовой вывески, много лет служившей опознавательным знаком.

Во дворе, по-прежнему уютном, давно не звучат детские голоса, не слышно ребячьего смеха. В тишине, нарушаемой лишь отдаленным шумом машин, нас встречает единственный обитатель всех этих владений - красавец-кот  Кэп. Сын легендарной Татьяны Коргановой - 39-летний Милери - с семьей живет рядом с бывшим Домом. Он  числится комендантом здания, где вместе с ребятишками-сиротами прошло его детство.

Вместе с Милери Аркадьевичем просматриваем пачки публикаций, которые вышли за 18 лет в газетах центральных и местных, любуемся фотографиями счастливых детей, льнущих поближе к маме Тане. Семейный детский дом Коргановых два десятилетия (до 2007 года) считался визитной карточкой Ставрополья. Очерки и репортажи о Татьяне Коргановой и ее детях в те времена читала вся страна, фильмы транслировались на многих телеканалах.

Начался этот необычный эксперимент в 1988 году, когда воспитатель ставропольской школы-интерната Корганова обратилась с письмом в министерство образования СССР. Предложила открыть в краевом центре детский дом нового типа - не казенный, а семейный. Детство самой Татьяны Васильевны прошло в Кисловодском детдоме, поэтому она и умом, и сердцем чувствовала боль брошенных ребятишек. Окончив вуз, Татьяна пришла работать в детдом.

Ставропольская школа-интернат для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, будучи самым большим заведением в Ставропольском крае, слыла рассадником хулиганства и беспризорности. Спальни на 20-25 человек, голые холодные стены, дети в одинаковой одежде - в такой обстановке серости и неуюта пришлось работать Татьяне Коргановой. Она, как могла, скрашивала "суровые будни": приглашала воспитанников к себе домой на чай, ходила с ними в походы, проводила вечера по интересам, водила на экскурсии. А потом объявила, что всю свою группу забирает к себе и будет жить с детьми единой семьей. Потому что все сироты мечтают о маме, и никакие даже самые умелые воспитатели семью ребенку не заменят.

Победительница

Предложение Татьяны Коргановой поддержал сам генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, горячо высказавшийся за создание педагогического учреждения нового типа на своей родине. Через полгода семейному детдому выделили заброшенное и разрушенное помещение, ранее числившееся как детсад № 27. Силами города провели капитальный ремонт, и решением Ставропольского горисполкома был создан семейный детский дом Коргановых.

Первым делом Татьяна Васильевна оформила опекунство над 18 сиротами, имевшими различные патологии и отклонения в развитии, и растила их как собственных детей. Ей помогали два родных сына, сестра-учитель и невестки. В конце 1995 года объект под названием "Семейный детский дом Коргановой Татьяны Васильевны" был сдан в эксплуатацию и зарегистрирован в Ставропольском бюро технической инвентаризации.

- Дом возводили целых шесть лет, денег не хватало, мама искала спонсоров. Мы с детьми тоже участвовали: таскали песок, подавали кирпичи, мешали раствор. Пока шла стройка, все жили в нашем маленьком домике, - вспоминает Милери Корганов.

В итоге семья, наконец, обрела просторную крышу над головой. 47 детей успела воспитать Татьяна Корганова. 16 из них получили высшее образование, 22 - среднее специальное. В ее Доме проводились семинары для педагогов и воспитателей. В 1997-м после победы во всероссийском конкурсе Корганова стала лауреатом премии "Женщина - директор года". Опыт Дома Коргановых используют сейчас многие приемные семьи России. За свой труд Татьяна Васильевна была награждена Орденом Почета президентом РФ, Орденом Святого царевича Димитрия, которым православная церковь отмечает тех, кто жертвует собственным покоем и благополучием ради ближнего.

Проблемы начались, когда некоторым сиротам исполнилось 18. Материальная помощь государства в этом возрасте прекращается, и воспитанник должен покинуть дом, ставший ему родным. Хорошо, если власти дадут койко-место в общежитии, но так везет далеко не всем. На сегодняшний день в очереди по решению квартирного вопроса на Ставрополье зарегистрированы более 5000 сирот. Всего же в крае детдомовцев, не достигших совершеннолетия, около 10000 человек.

Столкнувшись с этой проблемой, Корганова конце 2004 года обратилась в муниципалитет с просьбой приватизировать здание семейного дома на семью, в которой на тот момент проживал 21 ребенок (все они были прописаны в домовой книге), но получила резкий отказ.

Осиротевшие

Кто-то в администрации Ставрополя летом 2005-го, составляя перечень муниципального имущества, безвозмездно передаваемого в госсобственность, включил туда и семейный Дом Коргановой, только… с другим названием - "детский сад №27". Депутаты, не ведая, что тем самым уничтожают семейный детдом, проголосовали "за" передачу, и собственник поменялся.

Первым делом, новый хозяин потребовал освободить принадлежащую ему двухэтажку, и заодно "организовал" со стороны прокуратуры края проверку исполнения семейного законодательства. От Татьяны Коргановой теперь требовались совсем другие навыки - ходить по кабинетам, доказывая, что дом детям необходим, владеть приемами "подковерной" борьбы и быть в курсе хитросплетений чиновничьих интересов. Но этого она не умела, и из победительницы постепенно превратилась в жертву обстоятельств. Страна уже была другой, власть в крае поменялась. Чиновники держали круговую оборону, пробить которую многодетной матери было нереально. Бесконечные стрессы и нервное потрясение сказались на здоровье: Татьяна Васильевна тяжело заболела, похудела на 25 килограммов, и летом 2007-го подписала отказную от приемных детей.

Через стенку в двухэтажной пристройке росли ее последние 16 воспитанников под присмотром аж 12 сотрудников созданного детдома №9. В этот период "Российская газета" встала на защиту семейного Дома Коргановой (статья "Осиротевшая" от 12 марта 2008). Мы взывали к совести государственных мужей, бросивших  женщину на произвол судьбы: умирающей Татьяне Васильевне не хватало денег даже на лекарства. Она ушла из жизни в мае 2008-го в возрасте 61 года.

- Потом приходили какие-то люди, детей распределили по детдомам, а нам дали понять, что мы здесь лишние. Я сразу не кинулся бороться за дом после смерти мамы: испытывал боль, шок, разочарование - мы в одночасье стали чужими в собственном доме, - вспоминает Милери Аркадьевич.

В 2008 году здание признали аварийным, детдом ликвидировали, в помещениях сделали ремонт и перевели в нежилой фонд, на пять лет разместив в нем "Краевой психологический центр реабилитации и коррекции детей-инвалидов". В мае прошлого года центру предоставили новое помещение, а бывший Дом Коргановых продолжает пустовать.

Призрачная надежда

Милери Корганов ведет нас по бывшим детдомовским владениям.

- Вот наш дом, с которого начиналась семья Коргановых, когда мама привела сирот. Мне тогда было десять лет. Эти бассейн и камин мы вместе с детьми строили, - по ходу рассказывает он. - Я, конечно, мучился после ее смерти. В 2010-м собрал семейный совет и предложил возродить дело мамы.

Три года борьбы за создание приемной семьи при губернаторе Валерии Гаевском и министре образования Ирине Кувалдиной результатов не дали. Судьба улыбнулась, когда край возглавил Валерий Зеренков, поддержавший начинание, и 2013 год был объявлен на Ставрополье Годом семьи. Коргановы засучила рукава, благоустраивая территорию: выкорчевывали бурьян, перекапывали газоны и клумбы, перекрашивали все сооружения, выложили из речного камня водоем (теперь там даже кувшинки есть), разбили цветники с альпийской горкой, соорудили фонтан, привели в идеальное состояние овощехранилище, утеплили гараж, словом, полностью обновили все после казенной жизни и построили много нового. Надежды укрепил ответ минобра от 1 марта 2013: как только центр для детей-инвалидов освободит помещения, они будут переданы приемной семье.

Но в ноябре губернатор Зеренков, к тому времени снявший с должности министра Кувалдину, неожиданно уходит в отставку. Новый глава региона Владимир Владимиров возвращает Ирину Владимировну в краевое правительство уже в качестве вице-премьера. После трех месяцев полной тишины Корганов отправился к Кувалдиной на прием. И чиновница заявляет: нет никаких оснований разместить на прежнем месте приемную семью, создавайте ее где-нибудь в сельской местности.

Милери Аркадьевич с горечью показывает официальный отказ: "Минобразования и социальной политики правительства Ставропольского края рассмотрены ваши обращения по вопросу выделения помещения для создания приемной семьи. Сообщаем, что приемная семья создается на жилплощади гражданина, выразившего желание создать приемную семью. Гражданин, выразивший желание взять на воспитание сирот, должен предоставить в органы опеки и попечительства документы о праве собственности на жилое помещение". У Корганова нет таких документов, потому что здание, после того как съехало госучреждение, не успели перевести в категорию жилых. После ухода Валерия Зеренкова уже практически решенный вопрос всячески саботируется.

- У нас с супругой три дочки, у меня два брата, племянники. Семеро из нас окончили Московский государственный социальный университет по специальности "Соцработник". Мне предлагали стать директором детдома, но я отказался. Теперь кое-кто ставит мне это в упрек. Но я всегда хотел продолжить дело мамы. Пока здесь жили дети, овладел всеми специальностями, какие только могут пригодиться в семье. Пацаны за мной косяком ходили. В городе в разы больше возможностей развить таланты, здесь и спонсоры, и знакомые, которые помнят маму и смогут помочь. Тем более, дело-то сдвинулось! Мы  получили сертификаты приемных родителей, все медсправки, все положительные заключения, в том числе, от органов опеки. В бюджет Ставрополя на текущий год даже включили расходы на 14 детей нашей приемной семьи, выделили средства на ремонт здания...

Дом ждет 

Двухэтажный особняк площадью 400 квадратных метров рассчитан на 16-18 ребят. Свежий ремонт, светлые просторные спальни, сияющие кафелем санузлы... Осталось лишь закупить мебель.

- В этом зале ставили елку, по праздникам здесь собиралось много гостей. Там дети играли, здесь готовили уроки. А вот эту комнатку я подготовил для ребятишек-карликов. Их никто не берет… Теперь неизвестно, когда они сюда приедут, - грустно говорит Милери Аркадьевич. - Я этот семейный уклад знаю лучше всех, много лет жил в такой семье. В  детдоме на 16 детей 12 нянь, воспитателей и прочего персонала. У нас - только родители и дети. Почему я должен ехать в деревню? Мой дом, все мои близкие здесь. Нашей семье давали квартиры, но мы не ушли, приватизировали свое жилье и построили рядом семейный детский дом - так он числился по документам в БТИ. В 2005 году его одним росчерком пера превратили в детсад №27, уничтожили домовую книгу…

Несмотря ни на что, Корганов продолжает мечтать:

- Хочу взять ребятишек в возрасте трех-четырех лет. Вывести в жизнь, на их свадьбах погулять, внуков понянчить. Двух этажей мало, придется третий достраивать - под спортзал, да и над гаражом площадь огромная. Оборудую там комнаты для ребят, которые выросли, а иди некуда. Пока не получат положенные от государства метры, пусть здесь живут. Ведь это будут уже МОИ дети.

Как получилось, что эффективная ячейка общества оказалась ненужной? Татьяна Корганова своим трудом по самым скромным подсчетам сэкономила государству порядка 60 миллионов бюджетных рублей. Ну, а вклад этой Матери в становление маленьких граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, не измеряется никакими купюрами. Благодаря ей, общество получило более 40 законопослушных и дееспособных россиян.

Комментарий

Юрий Белый, председатель Думы Ставропольского края:

- Я знал Татьяну Васильевну Корганову, и знал этот детский дом. Он действительно был создан первым во времена советской власти. И поддерживали его тогда все. Жаль, что его закрыли, надо восстанавливать, это хорошая форма работы с детьми. И сама идея очень правильная.  В обычном детдоме на 60 воспитанников приходится почти столько же взрослых. А тут настоящая семья. Надо это возвращать. Вопрос для меня новый. Мы его изучим и постараемся, чтобы Дума поддержала эту инициативу.

Кстати

Помощник губернатора Ставрополья пообещал довести до сведения главы края ситуацию вокруг бывшего семейного Дома Коргановых, даже посулил личную встречу с первым лицом региона. Это было три недели назад.

Справка "РГ"

В 1989 году Генассамблея ООН приняла Конвенцию о правах ребенка. В 1990-м Россия подписала документ, тем самым признав приоритетность семейных форм устройства сирот перед распространенной практикой передачи их на воспитание в госучреждения. Семейный Кодекс РФ закрепил за ребенком право - с момента рождения жить и воспитываться в семье.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Ставропольский край Ставрополь РГ-Фото Усыновление сирот Фото: Кубань-Кавказ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники