Новости

Трудно ли оставаться лучшим в мире детским музыкальным театром?
Что происходит сегодня на знаменитой сцене Детского музыкального театра им. Н.И. Сац, как сохраняются и развиваются его традиции, как этот театр смог стать за последние годы одним из лидеров музыкальной жизни страны, рассказали на "Деловом завтраке" в "Российской газете" художественный руководитель театра, известный российский режиссер Георгий Исаакян и заведующая литературно-педагогической частью театра Роксана Сац.

Против течения

Лучший в мире детский музыкальный театр - это советская легенда или реальность сегодняшней России?

Роксана Сац: Абсолютная реальность. Причем помогающая превозмогать то наносное, что возникает во время всяких сломов. Основатель нашего театра Наталья Ильинична Сац всегда говорила: для меня одно самых важных слов - "наперекор", "вопреки". То есть вопреки всему, что происходит вокруг, ты должен оставаться верен своей идее, и тогда "вопреки" оборачивается "благодаря". И мы сегодня замечаем удивительную тенденцию: люди устали от всего, они хотят чего-то настоящего - культуры чувств, подлинности, проникновения. Я рада, что в России провозглашен Год культуры. Пусть хотя бы провозглашен.

Георгий Исаакян: Некоторых наших коллег обижает, когда мы говорим: да, мы - единственный такой театр! Кончено, есть другие детские музыкальные театры, которые возникали вслед нашему и в России, и за рубежом. Но такого гигантского оперного театра для детей со своим симфоническим оркестром в сто человек, со своей оперной труппой почти в сто человек, с балетной труппой, со своими цехами, с шестью сценами - такого нет нигде в мире! Когда в прошлом году в Москве проходила международная конференция организации Оpera Europa и интенданты европейских театров пришли к нам на спектакль "Любовь к трем апельсинам", они, повидавшие в своей жизни все, ходили в антракте, щупали стены и спрашивали: вы утверждаете, что государство содержит этот огромный детский оперный театр? И вы не специально организовали эту публику, и ваши дети всегда приходят и слушают Прокофьева и Стравинского? Это экстраординарно для них!

Этот театр был делом жизни Наталии Сац. Но уже два десятилетия он существует не только без нее, но и без прежнего внимания со стороны государства. Как вы сохранились в таких обстоятельствах?

Роксана Сац: Самым сложным было пережить 90-е. Лозунг "Все лучшее - детям!" продолжал звучать. Но сколько людей, в том числе некоторые деятели культуры, говорили: зачем им это здание? Такая роскошная недвижимость в таком дорогом месте! Денег тогда не было даже на зарплату. Слава богу, у нас всегда были друзья. Зинаида Федоровна Драгункина, возглавляющая комитет Совета Федерации, а в те годы - депутат Московской Думы, организовала специальное заседание. Депутаты постановили выделить нам материальную помощь. Так мы выжили.

Георгий Исаакян: К сожалению, сегодня время, когда ценятся только бренды, - не только в торговле, но и в культуре. И жестокая правда состоит в том, что поколение политиков и чиновников, которые двадцать лет назад откликались на словосочетание "детский театр Сац", почти ушло. А для сегодняшних чиновников мы просто один из сотен театров. Нам надо восстанавливать понимание важности и уникальности этого театра, понимание того, что именно наш опыт неоценим для просвещения страны и нового поколения.

Но сегодня Театр Сац - это место, куда трудно достать билеты.

Георгий Исаакян: Да, потому что мы действительно гребем против течения, поперек тренда. И мы должны это делать. Рынок подталкивает нас к коммерциализации, диктует: поставьте что-нибудь простенькое, тупенькое, чтобы никто не напрягался. А мы говорим: нет, мы поставим "Петрушку" Стравинского! - "Вы что, с ума сошли? Дети и Стравинский!" Но дети ведь не знают, что Стравинский это сложно. Нам предлагают сделать мюзиклик, а мы готовим "Маленький Арлекин" Штокхаузена - "авангард для самых маленьких". Это наша копродукция с Венской Ташенопер, театром Граца и Баварской государственной оперой. Спектакль ставит Карлос Падрисса, руководитель группы "Ла Фура дельс Баус", с участием ансамбля Штокхаузена. Следующая история - элегантная и трогательная. Как известно, Наталия Ильинична Сац считала, что раньше 6-7 лет ребенка в оперный театр водить не надо. Мы нарушили это правило: поставили спектакль "Кошкин дом" для двухлетних, и на него билетов не достать. Теперь идем еще дальше: ставим оперу Генделя "Альцина" для будущих мам, потому что врачи утверждают, что ребенок, когда формируется, воспринимает музыку.

Осуществление подобных проектов требует дополнительных средств. Кто вам оказывает поддержку?

Георгий Исаакян: У нас установился хороший контакт с министерством культуры: там есть люди, понимающие важность такого института для общества. В результате многие наши проекты получили поддержку - реконструкция театра, гранты на новые постановки и гастроли. Между тем стройной системы и осознанного понимания того, что над формированием гармоничной личности надо работать в детстве, в нашем государстве нет. Результат этого мы наблюдаем: сегодня главная проблема для нас - не дети, проблема - их родители. Это поколение 90-х го дов, которые "не слышали, не читали, не знают". И если дети не подозревают, что Прокофьев, Штокхаузен, Вагнер - это сложно, и слушают, потому что им это интересно, то родители прямо у нас на глазах тащат их из зала: пойдем, надоело, сколько можно! Поэтому сегодня мы - театр двойного назначения: мы должны выстраивать отношения не только с ребенком, но и со взрослым, который его привел.

Дети "гаджетов"

Вы стали вторым руководителем в истории этого театра после Наталии Сац. Вас разделяет время, изменившееся художественное пространство, идеи, публика. Что сегодня вы вкладываете в понятие "детского"? Как устанавливаете контакт с поколением детей "гаджетов"?

Георгий Исаакян: Дети, конечно, изменились. Я как-то рассказывал, что моя двухлетняя дочь хватает мой айпад, разблокирует экран, находит иконки мультиков, запускает их, увеличивает, уменьшает... В этом смысле они другие: технологичные, рациональные. Но, с другой стороны, ребенок - это всегда ребенок. И в любом поколении у него есть комплекс больших вопросов, связанных со страхом потери, жаждой контакта, нежности, любви, внимания. Это "человеческое" не меняется в связи с технологиями. Мы говорим с ними на темы, которые им важны и которые взрослые не задумываются с ними обсудить.

Роксана Сац: Наталия Ильинична Сац придумала традицию произносить перед спектаклем вступительное слово для публики. Мне она сразу сказала: "Это должна делать ты. Давай, иди на сцену!" В первый раз я вышла на сцену и ушла с нее под стук собственных каблуков. Но вот уже несколько десятилетий я говорю с публикой. Действительно, она другая. Современные дети сами не приходят на спектакль "Евгений Онегин": их приводят учителя, часто - вместо чтения Пушкина. Вместо. Но, думаю, афоризм: красота - страшная сила важен всегда. Красота - действительно сила, если она не соединена с пошлостью и самопиаром.

В этом сезоне у вас впервые на российской детской сцене появился Вагнер. Причем вы сразу взялись за тетралогию "Кольцо нибелунга". Подобный опыт позволили себе только в Байройте, где детским проектом руководит Катарина Вагнер. Но у них и адаптация опер продумана, и серьезные исполнительские силы участвуют, включая лучших вагнеровских певцов. Как вы рискнули?

Георгий Исаакян: Мы тоже сделали адаптацию, и рассказ, по-моему, совершенно гениально ведет Георгий Тараторкин. Замечу, что Наталия Ильинична Сац, создавая театр, имела в виду не просто развлекательный театр маленьких сказочек. Она ставила на этой сцене "Чио-Чио-Сан", была инициатором спектакля "Волшебная флейта", собиралась поставить "Кармен". Миссия нашего театра - ввести маленького человека в мир большой культуры: российской, европейской, мировой. И мы пытаемся раздвинуть границы нашего репертуара: поставили "праоперу" "Игра о Душе и Теле" Кавальери. Ставим произведения наших композиторов-современников. В театре идет опера Владимира Кобекина "Сказки Андерсена", написанная по нашему заказу, поставлена опера Ширвани Чалаева "Маугли", написанная по заказу Наталии Сац, "Съедобные сказки" Михаила Броннера. Александр Чайковский пишет мюзикл "Оливер Твист". Мы существуем во всем диапазоне введения детей в большое серьезное искусство. И если мы ставим "Золотой петушок", то в версии Михаила Фокина и художницы Натальи Гончаровой. Если "Кармен" - то договариваемся с Фондом Пикассо и делаем декорации, основанные на живописи Пикассо. Где еще наши дети вживую могут все это увидеть и услышать? Вагнер - часть этой истории. Театр давно созрел для такого проекта. А для оркестра - наслаждение играть музыку Вагнера.

Выстраивая образовательную стратегию, не было мысли сделать большие циклы, абонементы, скажем, сказки в опере, мифы, литературные произведения и т.п.?

Георгий Исаакян: Театр за свою историю уже разработал обширный инструментарий, и очень многое, что мы сейчас делаем, происходило еще при Наталии Ильиничне. Мы возобновили симфонические концерты: на Большой сцене у нас идут "Симфонические сказки", где участвуют Полина Кутепова, Георгий Тараторкин, Александр Филиппенко, Ирина Муравьева. На Малой сцене наш главный дирижер Алевтина Иоффе исполняет серию камерных концертов совместно с "Виртуозами Москвы" - "Портреты композиторов": знакомство с историей музыки, с ее жанрами и типами музицирования. У нас есть стройная схема того, что и как делать для публики разных возрастов - 2-3 лет, 5-6, 8-9, 12-13 лет. Для каждого из них - свой язык. Но главный наш принцип - для детей должны работать выдающиеся мастера. Поэтому у нас в афише - спектакли, поставленные Владимиром Васильевым, Дмитрием Бертманом, Карлосом Падриссой, Андрисом Лиепой. Это люди, по факту подтвердившие свое положение в первой строчке.

Как вы улавливаете, что хотят именно дети?

Роксана Сац: В первую очередь с детьми надо разговаривать. У нас есть педагоги, которые общаются с детьми, приходящими на спектакли. Сама я регулярно встречаюсь с учениками 626-й школы, носящей имя Наталии Сац. В прошлом году мы провели большую встречу, и ученики меня просто поразили глубиной суждений, точностью, желанием "раздвинуть" себя.

Детям можно отказать

В театре сегодня практически всегда полный зал и быстро развивающийся репертуар: по 6-7 премьер в сезон. Удалось ли вам создать для поддержания своей деятельности круг попечителей или меценатов театра?

Георгий Исаакян: С одной стороны, я с гордостью могу сказать, что за последние четыре года наши доходы выросли в два раза, и сегодня больше трети бюджета мы зарабатываем сами. Но структура нашей аудитории особенная: родителям сложно в будний день прийти с ребенком на проспект Вернадского, и чтобы гигантский зал и коллектив не простаивали, мы играем в будние дни наши малые спектакли - тот же "Кошкин дом". Денег все равно не хватает, но это общая проблема, с которой я столкнулся еще в свою бытность художественным руководителем Пермского оперного театра. Суть в том, что в 90-е годы с приходом капитализма у нас резко обнулились представления о том, как формируется бюджет театра. В стране не было денег, и расходы на постановки были вычеркнуты - людей бы прокормить! Театрам тогда оставили только зарплату и коммунальные платежи. И эта традиция тянется! До сих пор на постановки, то есть на то, ради чего театр существует, коллективы почти ничего не получают. Спасает система грантов, когда заявки наши выигрывают в конкурсе. Но выглядит это смешно: мы соревнуемся за то, что является целью нашего существования. Что касается меценатов, то это рана моего сердца. Ситуация, с которой я столкнулся: на словах у нас все за детство, но ни одно мое обращение ни к одному фонду, ни к одному богатому человеку не нашло никакого ответа.

Вы готовитесь к реконструкции Большой сцены. Что подразумевается: улучшение ее технических параметров, акустики?

Георгий Исаакян: Мы хотим вернуть театру то, что было его свойством при открытии: это была лучшая театральная площадка Европы. Понятно, что за 50 лет технологии убежали вперед, и сегодня всю техническую начинку сцены надо привести в соответствие. Но структура трех сцен с движущейся дорожкой до сих пор остается уникальной, и мы обязательно сохраним ее. Кроме того, мы работаем с немецкими и австрийскими специалистами по акустике, делающими филармонические залы. Они разработали для нас специальной проект с отражателями, с изменением материалов, конфигурации и т.д., чтобы все звучало как в полноценном оперном театре. Расширим яму, поскольку партитуры, которые мы теперь играем, требуют полноценного оркестра. Закрываться не будем, потому что прекрасно знаем, чем кончается выезд из своего здания.

Активизируете гастрольную деятельность?

Георгий Исаакян: Это тема нашего диалога с министерством культуры. Вывозить оперно-балетный спектакль - дорогостоящее удовольствие, но в нашей огромной стране в большинстве городов нет подобных театров для детей. Когда в прошлом сезоне наша балетная труппа выехала в Южно-Сахалинск, мы обнаружили, что дети там впервые в жизни увидели классический балет "Щелкунчик". Они приходили на сцену, трогали декорацию, разговаривали с артистами, получали мастер-классы и т.д. Гастроли очень важны, это как кровеносная система, которая должна сшивать тело огромной страны. Но они должны быть частью поддержанной государством системы, а не носить разовый характер. Мы вернулись и на международную орбиту: были уже в Киеве, Дублине, в прошлом году гастролировали в парижском Театре Елисейских полей, в этом - в лондонском Колизеуме.

Театр - это сад, который надо возделывать

Как выстроились отношения в театре, где "из рук в руки" сохранялись традиции Наталии Сац, и вы, известный режиссер и руководитель, появились с новой программой и собственными эстетическими принципами?

Роксана Сац: Наталия Ильинична повторяла: "Не говорите обо мне как о мертвой". Она б ыла сложным, противоречивым человеком, но все талантливое, ясное по своему устремлению хорошо понимала. Когда театр был создан, мы быстро завоевали публику, потому что понимали: ребенку не нужны "отходы". Мы заказывали сочинения для детей. Но дорогу к ребенку найдет только тот, который любит то, что он делает. И кода мы искали нового руководителя, были разные кандидаты, а помог нам бывший министр культуры Александр Авдеев. Во время вручения премии за наш спектакль "Повелитель мух" он сказал артистам: "Вы так любите свое дело, я постараюсь, чтобы у вас был достойный художественный руководитель". Он сдержал слово.

Георгий Исаакян: На самом деле, если кто и не является консерватором, так это Роксана Николаевна Сац. Когда я пришел в театр, я понимал, какое для нее преодоление - принять, что кто-то может руководить этим театром адекватнее, чем Наталия Ильинична. Но если ты что-то действительно любишь, то это ощущается на невербальном уровне. Я думаю, Роксане Николаевне стало быстро понятно, что я по природе своей строитель театра, а не разрушитель, и то, что я делаю, пусть даже радикальное, - это строительство. Эстетические принципы могут быть разными, но идея, что театр - это дом, это сад, который надо возделывать, для нас общая.

Афиша

Премьеры 2014 года

К. Штокхаузен. "Маленький Арлекин". Музыкальный авангард для детей. 8+

Г.-Ф. Гендель "Альцина, или Волшебный остров". 0+

А. Чайковский "Жизнь и необыкновенные приключения Оливера Твиста". 10+

"Репетиция оркестра" по одноименному фильму Федерико Феллини. 8+

Кстати

В советские времена в Театре Сац существовал "пионерский актив". Ученики из разных школ в порядке очередности дежурили в театре перед спектаклями: встречали публику в фойе, в зрительном зале, стояли на посту "у птичек", у Палехского зала и т.п. В знаменитых повязках с синей птицей на рукаве дежурили многие ныне известные люди, среди которых министр культуры РФ Владимир Мединский, художественный руководитель "Геликон-Оперы" Дмитрий Бертман, солистка Большого театра Ирина Долженко, завлит театра Ермоловой Наталья Исаева, оперный режиссер Дмитрий Исаичев.

Справка "РГ"

Детский музыкальный театр был создан Наталией Сац в 1965 году. Первые его спектакли проходили на разных площадках Москвы, затем - в здании, которое сегодня принадлежит Музыкальному театру им. Б.А. Покровского. В 1979 году для детского музыкального театра было впервые в мире построено специальное здание на проспекте Вернадского. С 2010 года театр возглавил режиссер Георгий Исаакян. Под его руководством в театре состоялись премьеры спектаклей "Любовь к трем ап ельсинам", "Кармен", "Игра о душе и теле", "Золотой петушок", "Петрушка", "Жар-птица", "Кошкин дом" и другие.

Последние новости