Новости

22.02.2014 00:05
Рубрика: Культура

Перекресток "Щита и меча"

Станислав Любшин о неизвестном Олеге Янковском
Как важно не просто быть гением, а иметь талант однажды оказаться в нужном месте и в нужное время. Будучи артистом Саратовского драмтеатра, Олег Янковский на гастролях во Львове зашел в ресторан пообедать. За соседним столиком сидели Владимир Басов и его жена Валентина Титова. Басов как раз искал актера на роль Генриха Шварцкопфа в фильм "Щит и меч". "Посмотри, - сказала Титова. - Вон сидит молодой человек с типично арийской внешностью". "Таких лиц у актеров не бывает, - вздохнул Басов. - Это, скорее всего, физик или филолог".

Но молодой человек оказался не физиком и даже не филологом. И роль Генриха Шварцкопфа в "Щите и мече" стала для него дебютной. Карта выпала козырная: с первой же роли, с первого же появления на экране Янковский стал невероятно знаменит.

23 февраля ему исполнилось бы 70 лет. Если бы актеры умели оставаться такими же бессмертными, как и их роли... Сегодня об Олеге Янковском вспоминает актер Станислав Любшин.

За Генриха и за Вайса

Я был поопытнее, это была моя девятая картина, я знал уже чуть больше, чем он... Когда мы репетировали, старался как-то помочь, поддержать. Мы работали год и два месяца над фильмом. Играли друзей. А первый съемочный день у нас был страшный. Мы играли, как мы тонули в шторм, после крушения корабля. Как это снимали? Стояла огромная чаша до потолка, заполненная водой. По-моему, 40 тонн воды. Осень, холодно... Нам сказали: один дубль. И без репетиции - нельзя репетировать. Потому что, чтобы заполнить эту чашу с водой, надо несколько дней. Как мы себя поведем, как мы будем тонуть? А Олег тогда плавать не умел на самом деле, кстати. Готовились, "Мотор!", нас выкидывало... Мы видели Москву в огнях, потом уходили под воду, потом опять взлетали... И долго так - труднейшая съемка была.

- Это на улице происходило?

- На улице, на "Мосфильме". А потом Басов это вырезал, оставил только какие-то короткие сцены в воде, и дальше - мы уже на берегу, сушим свое бельишко... И потом на мотоцикле уезжаем. А после съемки, чтобы согреться, мы где-то нашли площадку и играли с ним в футбол. Олег в Саратове вратарем был в какой-то команде, очень любил футбол.

На немецкой стороне

- Многие эпизоды фильма снимались в Германии, Польше, Риге. Олег Янковский первый раз был за границей?

- Да. Мы изучали жизнь. Когда мы оказались в Германии, в другой среде, вокруг - другие люди, нам это помогало, все-таки мы немцев играли. Однажды мы пошли перекусить. Я, Янковский и замечательный литовский артист Альгис Масюлис, он штандартенфюрера играл, генерала по-нашему. Времени переодеваться особо не было, перерыв был небольшой. А у немцев в памяти осталась их немецкая форма. И вот мы входим в немецких формах штандартенфюрера, офицеров, и весь зал, который пил пиво, а там было человек 300, вскочил: "Мы вас приветствуем, мой генерал!" Мы им отдали честь и вышли, голодные продолжили сниматься, играя этих проклятых фашистов...

Самый обаятельный и привлекательный

- Одно дело, когда человек снимается в кино, играет в театре, у него складывается какой-то придуманный образ, который он потом успешно эксплуатирует. И очень часто есть зазор между человеком на экране и человеком в жизни. На экране Олег Янковский невероятно обаятельный. А каким он был в жизни?

- В жизни он был еще обаятельнее. Но я должен отметить: когда он только приехал, он был красивым, но не до такой превосходной степени, каким потом стал. Это работа его жены.

- Людмила Зорина работала над этим?

- Над ним - да. В результате добилась, что он стал такой красивый, это заслуга именно женщины. А то все Олег, Олег, а жена ни при чем, что ли? Она очень много для него сделала, вложила в него, так что ей тоже нужно выразить благодарность от зрителей, от трудящихся. Если серьезно говорить, она жизнь положила. Не зря о русских женщинах очень хорошо сказано. Она была ведущей актрисой в Саратове, но, переехав в Москву, ушла на второй план. Чтобы быть поддержкой Олегу Ивановичу, чтобы он мог быть востребован постоянно.

- А он часто о семье говорил?

- Это личная жизнь. Скромные люди стараются об этом не говорить. Это сейчас снимают без конца, и на телевидении интересно только: а как у вас с этой? А как с той? А вот вы снимались с этой, у вас были отношения?.. Это вроде бы всем должно быть интересно... Может, что-то другое можно обсудить? О семье надо говорить очень осторожно - это табу. Это касается только тех людей, которые связаны друг с другом. Раньше при высочайшей культуре, которая присутствовала в некоторых людях, старались это любопытство гасить в себе, а не докапываться, как следователи...

P.S. Перекресток

- В памяти зачастую остается не эпохальное событие, а какие-нибудь мелочи. Вот вам говорят: Олег Янковский... Что сразу вспоминается?

- Обычно вспоминают, как он по лестнице в небо уходил... А я сразу вспоминаю, как мы с ним ходили по Берлину. Когда шли на прогулку после съемок или по заданию жен в магазин. Там был перекресток автомобильный. И стояли девушки немки, регулировщицы. Они были изящные, в коротких юбочках, и очень красиво жестами показывали, куда идти. Мы с Олегом пошли через переход вслед их жестам. Они развернулись, стали показывать дорогу следующим. Но мы с Олегом снова подчинились им. И, когда мы четыре раза прошли через перекресток, они стали хохотать. Олег Янковский вспоминал со смехом этот эпизод: "Никогда никому не подчинялся. А тут был вынужден - и столько раз подряд..."

Культура Кино и ТВ Наше кино Персона: Олег Янковский РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники