Новости

25.02.2014 00:17
Рубрика: Спорт

У каждых Игр свои герои

Версия Николая Долгополова
Герой N1

Волонтерша Нина Дробышева

С чего начинается Родина - мы знаем. А Олимпиада - любая и каждая с прилета в аэропорт. Он может быть далеким, как Сидней, или близким, как ставший чуть не родным Сочи. Я бывал здесь несчитанное число раз. Иногда даже узнавали на стойке отлета. И все равно - прибытие - момент ответственный. Прямо в аэропорту твою бумажку с аккредитацией ламинируют, ставят чип, и из двух листков она превращается в твой по сути единственный документ, без которого ты - никто и зовут тебя никак.

И здесь многое зависит от волонтеров. Они должны привести, отвести, показать. Обычно это искусство осваивается ими где-то на второй неделе Игр. Но - только не сочинскими. Эти знали все. Для меня Олимпиада началась с широкой улыбки неведомой мною дотоле Нины Дробышевой. Так она сама представилась, хотя пребывает в возрасте уже хорошо повозившейся с внуками бабушки. Она сама отыскала меня в группке, толпившейся около столика информации. Темперамент у "моей" волонтерши напоминал наш, журналистский. Обошлось без ожидания и справок. Поводырь мигом поняла, куда мне ехать, и повела к остановке: "Сегодня ее чуть перенесли, и девчонки, может, еще не знают. Да я быстренько покажу. Ваш автобус ТМ6".

Случайная и неизбежная встреча в новеньком сочинском аэропорту. Куда нам без волонтеров. Она пожелала побольше здоровья и побольше статей. Насчет здоровья не знаю, а относительно статей, кажется, сбылось.

Если бы можно было провести первенство волонтеров - сквозь годы и Олимпиады, я бы отдал золото сочинским. Самым знающим и самым улыбчивым.

Герой N2

Дмитрий Чернышенко

Он и привез Олимпиаду в Сочи. Кто верил, что зимние, поймите же, вы, зимние Игры можно провести в субтропиках? Единицы. А совсем молодой в 2004-2005 годах сочинец Дмитрий Чернышенко эту идею не просто отстаивал. Он за нее бился. И собрал вокруг себя группу молодых энтузиастов, которые убеждали: именно на этом парадоксе - Сочи, море, жара и снег в горах можно сыграть и обыграть всех остальных. Утопия, почище томасморовской превращалась в удобопринимаемую занятную идею. Заявочная книга, как и все книги такого рода, толстенная, была с удивлением, но принята в МОКе. Еще на отборе претендентов, а не кандидатов, Сочи не числился в фаворитах. Люди из штаб-квартиры честно признавалась мне, что Сочи, Россия должны выпасть из состава трех кандидатов, главными их которых были Зальцбург, Пьончонг и София. Мы уверенно держались на четвертом, никому не нужном месте.

И даже в эти минуты и месяцы президент Заявочного комитета Сочи-2014 Дмитрий Чернышенко поражал меня выдержкой и уверенностью. Сотрудникам было официально запрещено говорить слово "если". Прочь сомнения. Они могли утопить заявку в собственном неверии. И как же тогда поверят остальные... В 2007-м в Гватемале картинка была все та же - неверие. Но Дмитрий, к тому времени ставший уже Николаевичем, был все также уверен. Мы - лучшие. Эх, побольше бы нам таких Чернышенко. В Гватемале с помощью президента Путина мы выиграли. Корейцы, по крайней мере одна милая кореянка, упала в обморок. Дмитрий же Чернышенко без остановки повел сыгранную команду дальше. Он был назначен главой уже не Заявочного, а Оргкомитета Игр "Сочи-2014". Работы и людей прибавилось. Семь лет оставалась на воплощение идеи, на которую и по-хорошему могло уйти две, а то и три пятилетки.

Герой N 3

Сборная по фигурному катанию

Об этом совсем не символическом герое я передавал репортажи всю Олимпиаду, даже до ее начала. Я знаком с ним с четыре десятка лет, за которые он то был неоспоримым народным любимцем, как во время Ирины Родниной с ее слезой на пьедестале или в год зимних Игр-2006 в Турине. То превращался в гонимого, всеми затоптанного, обезображенного критическими статьями изгоя, как после Ванкувера-2010.

Имею в виду наше отечественное, сначала, не будем выбрасывать слов из песни, потом российское фигурное катание. После 2006-го все чемпионы и лидеры ушли - разом, безвозвратно, и герой очутился в непривычной для себя обстановке. Нет звезд, нет поддержки и, как следствие, третье призовое место Сережи Воронова в произвольной, так и не выведшее его в медалисты чемпионата Европы, превратилось в наикрупнейшее достижение таких недалеких годов.

Смена вех, эпох, поколений не только спортсменов, но и тренеров, неверие руководства... Это могло бы привести к краху, если бы Федерацию фигурного катания на коньках России растерзали до конца внутренние распри и разногласия. Но сплотились люди разных взглядов, возраста и национальностей. Не дали втянуть себя в разборки, погубившие не одну спортивную федерацию. Держались вместе, работали.

Каждый талантливый малыш - малышка брались на учет. Первыми выросли девчонки. И было страшно, что они такие махонькие, как 12-летняя чемпионка страны Аделька Сотникова или вскоре вышедшая на лед кроха Юлия Липницкая быстро вырастут, превратятся в пухлых дам. Не доедут до Олимпиады. Но на соперничестве Сотниковой и на Игры не попавшей Лизы Туктамышевой, на упорстве тоже проскочившей мимо Сочи Алены Леоновой появились на льду еще полдесятка девочек, которым завтра на большой международный лед. Конкуренция такова, что женское наше катание обречено в ближайшие годы быть сильнейшим в мире.

В парах, простите за прямолинейность, было ясно: если не какое-нибудь ЧП, то Татьяне Волосожар - Максиму Транькову уже готов пьедестал. Но это что. Вдруг, по-настоящему вдруг, ворвались в элиту еще одни ученики тренера Нины со спортивной фамилией Мозер - Ксения Столбова - Федор Климов. Их серебро, не просто успех и второе место. Нахальное, заводное и исключительно молодое катание вывело их в претенденты на золото Пхенчхана-18. А ведь есть и другие пары, еще не все сказавшие и желающие взять слово.

Танцы на льду, где своя "очередь" на пьедестал, тоже были исполнены на ура. Вечный спор Кати Бобровой - Димы Соловьева с Еленой Ильиных - Никитой Кацалаповым рассудили, слава Богу, не наши, а зарубежные судьи. Лена с Никитой - бронзовые призеры, Катя с Димой внесли вклад в командную победу и пятые. И вот здесь, в консервативнейшем виде фигурного катания мы выходим, выползаем, выкарабкиваемся на ведущие роли. У нас прекрасные примы балерины и умелые партнеры.

Тонны бумаги переведены на обсуждение Евгения Плющенко. Но почему забыто, что он принес нам 19 очков в командном первенстве, заняв второе место в короткой программе и первое в произвольной? А вы попробуйте, покататься со вставным диском в спине, прикрученным четырьмя болтами, один из которых сместился при неудачном падении на четверном. Плющенко сказал свое слово. Его уста - в командном турнире - были золотыми. Пиариться за счет Плющенко - легко. Труднее добывать для команды первое место. А оно добыто.

И тут нет главного действующего лица. Главного героя любовника или прекрасной дамы, волшебными чарами которой и добыта победа. Герой - вся команда. Нет, это не банальность. Будучи в одной лодке, фигуристы объединились точно также, как в трудные годы - руководители и тренеры. Плавание предстоит долгое.

Герой N4

Виктор Ан

О Викторе Ане написано, и мною тоже, столько, что многого тут не добавишь. Кое-кто стремится подать его медаль по-желтому примитивно. Маленький кореец со свойственным азиатам упорством просто уперся. Обиделся на своих, показавших ему в трудное время травм и болезней от ворот поворот. И вот - отомстил, взяв три золота и бронзу в шорт-треке, пока малоизвестном у нас, зато обожествляемым в Республике Корея.

Тема мщения не играет. Ан - не Гамлет, если он о таковом и слышал. Тренер сборной француз Себастьян Крос, с одним, выяснилось "с" на конце, обрадовавшись собеседнику, с которым можно поболтать на его родном, а не на английском, признался: за всю карьеру он не встречал такого упорного ученика. А Крос - наставник из жестких, его требования суровы.

Ан, даже до конца не излечившись от травм, делал все, что требовал главный тренер. И всегда - немножко больше.

Об этом мало говорилось в попытках олимпийской борьбы, но Ан, словно великий легкоатлет Джесси Оуэнс, выиграл две золотые медали за полчаса. Но темнокожий американец был спринтером и прыгуном в длину. Ан же превращался в один вечер из спринтера в стайера, тянувшего за собой, будем справедливы, всю российскую сборную в эстафете на 5000.

Джесси Оуэнс выиграл в 1936-м четыре золота. У Ана - три плюс бронза. Но оба - Герои. А Ан, к тому же, наш герой. В его победе гораздо больше благодарности за теплоту, за прием, оказанный в России. Это не жажда мщения двигала и придавала силы. Я искренне не могу понять, откуда у 28-летнего человека бравшиеся силы.

В последний вечер шорт-трека ко мне подошли человек пять японцев и корейцев. Все задавали один и тот же вопрос: что скандировала сегодня публика. Раньше было понятно - Вик-тор, Вик-тор! А сейчас. И я объяснил, и меня поняли: кричали уже не чужаку, а своему: Ви-тя, Ви-тя! Приняли за родного. И установили как раз на "Ви-тя, Витя!" новый рекорд "поддержки". Он выразился в 110 децибелах. До этого Аделину Сотникову "поддержали" на 109. Однако на шорт-трек ходят люди попроще. Феномен

Герой N 5

Как давно это было. Любимая тетя Леля, не бравшая, а защищавшая Зимний, подарила маленькому мальчику книжку, которую читала в детстве и сама. Она называлась "Серебряные коньки" - о бедных сестре и братце, путешествующих холодной зимой по голландским каналам в самодельных деревянных коньках. Что это было за трогательное чтиво, в котором все жители сравнительно небольшой страны давали кров и пищу путешественникам. Но московский мальчик не стал конькобежцем, потому что даже в те годы кататься на коньках в центре Москвы было как-то трудно.

А в голландских генах заложен элемент, так и называющийся "коньки". Щучу, конечно, но за годы и века любви к конькам и скоростному бегу на них в Нидерландах только прибавилось. В последние голы катание превратилось в настоящий бум. В "зрелище" для его любителей и в "хлеб" для элитной группы конькобежцев.

Есть и собственный национальный герой - Свен Крамер. Мне он откровенно не понравился, но не на катке, а за его пределами. Во-первых, наотрез отказался давать эксклюзивное интервью. Во-вторых, нагловатым поведением на пресс-конференции, куда он явился лишь на пару минут, проиграв на 10 000 метров соотечественнику Йорриту Бергсму. В-третьих, этот парень мог и выломать дверь в тренажерный зал, если она была закрыта спустя два часа после турнира, а ему хотелось покрутить педали велосипеда.

Но на катке Свен Крамер - настоящий герой. Он вел своих друзей в гонке преследования, беря на себя всю самую тяжелую ношу. Он завоевывал медали. И феномен Голландии, вышедшей на пятое место только благодаря восьми золотым, взятым конькобежцами в оранжевых костюмах, говорит сам за себя. К примеру, похожий подвиг удалось совершить только в начале этого века норвежским лыжникам, взявшим тогда двенадцать медалей из двенадцати.

Голландцы взяли не только мастерством своих конькобежных игроков. У них, рассказывали их специалисты, лучшая и самая современная в техническом плане форма. На них работают ученые-исследователи, дающие толковые рекомендации. Так по-плохому знаменитый "голландский старт" с медленным началом, канул в прошлое. А школ для детей столько, что записаться в них может каждый и повсюду. Коньки вошли в учебную школьную программу. На них бегают в армии. Быть членом одной из двух существующих в Королевстве конькобежных команд, не только престижно. Государство и спонсоры обеспечивают хорошее жилье профессионалам.

И потому Голландия, как ни одна страна-участница этой сочинской Олимпиады брала золотые медали в одной дисциплине - скоростном беге на коньках.

Кого провозгласить героем из героев? Не решусь дать индивидуальное членство ни одному оранжевому. Герои - все члены сборной. И те фанаты, которые их поддерживали на трибунах. Делали это так искусно, что без них было бы скучно. Особенно на десятке, которую тоже выиграли сразу трое их Страны тюльпанов и коньков во главе с Йорритом Бергсма.

Спорт Олимпийские игры Олимпиада-2014
Добавьте RG.RU 
в избранные источники